18 мая вторник
СЕЙЧАС +23°С

«Капитан срочно снарядил бригаду за алкоголем»: омич — о том, как застрял на лайнере во время пандемии

NGS55.RU пообщался с Сергеем Поповым, который год назад сидел на карантине на Diamond Princess

Поделиться

Профессор Российской академии естествознания, бывший замдекана стомфака омской медакадемии признаётся, что в детстве мечтал быть журналистом. Сейчас у него появилось время писать книги

Профессор Российской академии естествознания, бывший замдекана стомфака омской медакадемии признаётся, что в детстве мечтал быть журналистом. Сейчас у него появилось время писать книги

Поделиться

Омич за год написал несколько книг про заточение на круизном лайнере

Прошел год с того момента, как омский стоматолог, бизнесмен и путешественник Сергей Попов оказался в карантинном заточении на круизном лайнере Diamond Princess. Врач по-прежнему считает, что историю с пандемией коронавируса искусственно раздули, хотя и признаётся, что зря поначалу не был сторонником масок. За год Сергей Попов вошел в Интернациональный Союз писателей и опубликовал шесть книг — в том числе о карантине на круизном лайнере. Мы публиковали дневники врача, которые легли в основу книги, — у нас на сайте можно почитать первую, вторую, третью, четвертую и пятую части. Застать бывалого путешественника в Омске по-прежнему сложно — на момент разговора он гостил у дочери в Санкт-Петербурге. Поэтому пришлось общаться по телефону.

— Ковид обошел вас стороной?

— Когда выходил с «Принцессы», делали сто тестов, ничего не было, а больше я тестов не делал. Но я думаю, что всё-таки переболел в легкой форме.

— Вы говорили, что ковид — это грипп. За год отношение не изменилось?

— Это тоже вирус, грипп под другим названием. Опасный вирус — от него, как и от гриппа, умирают. Просто разыграли всю эту ситуацию чересчур. Для чего это было нужно — не знаем. Ну то есть, конечно, знаем: кому-то нужно было сбывать свой ненужный препарат. Например, «Арбидол».

— Но маску-то носите?

— Маску? Ношу. Я раньше не то чтобы был противник этого… Признаюсь, мог быть неправ. Процентов семьдесят вируса, который летит в твою сторону, она точно остановит. И чем меньше экспозиция вируса, тем больше шансов, чтобы организм справился.

Шел семнадцатый день в порту Иокогамы

Шел семнадцатый день в порту Иокогамы

Поделиться

— Год прошел, теперь можно сделать выводы — всё ли правильно делали.

— У нас всё делали правильно, только с опозданием. Когда везде объявляли карантин, надо было и нам объявлять. Не пускать. А с того дня каждый день по шесть рейсов с Уханя — они же так и прилетали. Шесть рейсов каждый день! У нас из Омска до Москвы не было столько рейсов, сколько из Уханя в Москву. Надо было сразу и прикрывать всё это дело. Ничего не прикрыли, надо это признать.

— Кстати, если бы вам пришлось выбирать, где провести карантин, какое место выбрали бы?

— Конечно, в Японии. Там лучше, там уже XXII век, а мы в двадцатом топчемся. Живут они в тысячу раз лучше нас. Вернее, они живут, а мы существуем. Можете это написать даже. Но вы это не напишете, вас уволят на фиг. Йена уже в течение последних двадцати лет никакой инфляции не подвергалась. Ни выше, ни ниже — йена значит йена, твердая валюта. В период эпидемии я там три или четыре дня гулял по городу — кто ходил в масках, кто не ходил. Кстати, у них не было никакой пандемии. Не было, хотя рядом. И во Вьетнаме не было.

— Что касается национальных особенностей — наши на судне как-то выделялись?

— Да нет, ничем мы не отличались — все люди были будто одной национальности, хотя были люди из тридцати стран. 24 человека нас [русских] было, все культурные люди — что вы думаете, там пьяные по палубе ходили и орали: «Врагу не сдается наш гордый варяг»? Мы стояли в Иокогаме и смотрели на Фудзияму, когда солнце светило и была хорошая погода. Было видно ее, красиво. У меня в книге всё это есть.

На завтрак, обед и ужин омича кормили рисом, и Сергей Попов подозревал, что больше никогда не сможет его видеть. Сейчас, говорит, ничего — снова готовит плов с бараниной

На завтрак, обед и ужин омича кормили рисом, и Сергей Попов подозревал, что больше никогда не сможет его видеть. Сейчас, говорит, ничего — снова готовит плов с бараниной

Поделиться

— Вот, про книгу.

— Называется «Через три часовых пояса, или Узники алмазной принцессы. Записки бывалого путешественника». Издал. Еще три мистических, один — детектив на основе событий на судне. Куда-то меня номинировали, но этого я не знаю. Постоянно печатаюсь в «Мире врача».

— Когда люди всё успевают? Тут думаешь, как хотя бы одну дописать.

— Ну вот Стивен Кинг, который хронический алкоголик и наркоман, в свое время чуть дуба не дал. Он говорил: «Чтобы писать книги, нужно садиться и писать. Писать примерно по шесть-семь страниц в день». У меня столько не получается — от силы полторы. Но зато каждый день.

— Ага. А потом перечитываешь на следующий день, а там…

— Ну и что? Перечитываешь, начинаешь править. Всю херню, что ты там написал, убираешь. Я начал писать в 50 лет. До этого всё научные труды писал — диссертации эти, статьи, говно это всё…

«Вчера, оказывается, алкоголь на борту уже кончился. Узнали туристы, что при этом уханьдоковском гриппе лучше всего помогает водка. Капитан срочно снарядил бригаду за алкоголем. Ведь резко упала заболеваемость на борту»

«Вчера, оказывается, алкоголь на борту уже кончился. Узнали туристы, что при этом уханьдоковском гриппе лучше всего помогает водка. Капитан срочно снарядил бригаду за алкоголем. Ведь резко упала заболеваемость на борту»

Поделиться

— У меня ведь давно была мечта быть журналистом. Но родители сказали, что это не профессия.

— Правы же были.

— Ну как. Если ты великий журналист — это профессия. А когда ты никто — это не профессия. В общем, так потихоньку всё и делается. Но писать надо каждый день. Так что пишите, дружище. У меня уже напечатано больше 35 книг.

— Это с научными?

— Нет. Это и художественная, и публицистика. Последняя выйдет скоро, буквально вот отправил: пьесы и сказки по последним медицинским событиям. Отправил на конкурс роман «Врачебная трагедия». Сейчас участвовать начал, а до этого не участвовал. Писал не в стол — средства позволяли, печатал. Хотя в интернете не всё есть. Только там не разобраться, в этом интернете. А когда ты пишешь и книги твои вот, на полочке, как-то и люди по-другому к тебе относятся. Нет, нельзя сказать, что я этим зарабатываю на жизнь, — будут зарабатывать мои потомки. Потому что когда-то это всё дойдет. И Достоевский не сразу стал великим-то. Его же читать невозможно. Сколько раз ни пытался, дальше пятой страницы читать не мог.

— То униженные, то оскорбленные?

— Да. Видно, в этом мире очень много дураков. В общем, у нас всё хорошо, нам ничего не надо, да здравствует Леонид Ильич. Ой, то есть Владимир Владимирович.

Если вас заинтересовал Сергей Попов, почитайте выдержки из его текстов в разделе «Дневники с круизного лайнера».

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...