Здоровье Это не просто сон: разговор с психотерапевтом

Это не просто сон: разговор с психотерапевтом

«Спящая Венера», Джорджоне, 1510

Сновидениям посвящена отдельная наука, но они по-прежнему остаются белым пятном среди процессов, происходящих в голове человека. О природе этого явления мы поговорили с омским психотерапевтом Дмитрием Четвериковым.

Часть первая. Где-то в моей голове

Почему, когда весь организм отдыхает, только голова не может успокоиться? Как люди во сне создают такие миры, которые никогда бы не смогли придумать наяву? Наконец, человек там и здесь — это один и тот же человек?

Дом, в котором…

Пустая, холодная, жуткая комната.

Захламлена, грязная, очень бездомная.

Уйти — не уйти, кто же мне посоветует?..

А.Розенбаум, «Бездомная комната»

Один дом — две квартиры. Одна проблема — два варианта выбора

Я люблю и не люблю этот дом. Вернее так: люблю и боюсь. Сейчас не могу заставить себя дойти от одной моей квартиры до второй. Она недалеко ведь, в этом же доме, в нескольких десятках метров — сколько там от торца до торца типовой панельной пятиэтажки?

Я здесь живу, но... Почему так давно не бывал во второй квартире? Не помню. Что увижу там? Не знаю. Нет у меня никакой уверенности и в том, что ключи подойдут. А вдруг это уже давно вовсе не мой дом, и там живут другие люди? Пытаюсь понять, откуда берутся такие подозрения, но ответа не нахожу. Ведь никогда не видел в той своей квартире чужих — вообще никого не видел, всегда был в ней один.

Закрыть одну дверь в четвёртом подъезде и открыть другую, в первом. На улице сумрачно, безлюдно, только под ногами шуршат листья. Но беззвучно зайти в подъезд не удаётся — ржавые пружины двери рвут тишину, словно крича: «Он здесь, он вернулся!». Облупленная ручка оставляет мне на память кусочек растрескавшегося сурика.

— Здравствуйте, — звучит из-за спины.

Взявшаяся из ниоткуда незнакомая женщина в светло-сером пальто скрывается за углом, не дожидаясь моего ответа. Не разглядел, но, кажется, красивая. Захожу в подъезд.

Лестница, ну конечно. Наполовину обвалилась, перила оторваны. А между третьим и четвёртым этажами и вовсе нет пролёта — лишь перекинута пара досок. Последние метры до квартиры кое-как преодолеваю на четвереньках. Вот и моя дверь — хлипкая, деревянная, со стеклянной вставкой — межкомнатная, по сути. Ключ подошёл.

Внутри ничего не поменялось — запылённые советские полированные шкафы, ковры на стенах… Всё это досталось с квартирой. Если разобраться, моё здесь — только засохшая грязная тарелка. Но почему же так стыдно? Почему горло давит беспричинная тоска? Почему, как у Розенбаума, «хочется крикнуть: "За что же? Что сделал я?.."».

Я открываю глаза. Возникают уже другие вопросы. Почему, когда весь организм отдыхает, только голова не может успокоиться? Почему я вижу этот сон уже почти полгода? Откуда берётся детальная проработка, на которую у меня никогда не хватило бы фантазии наяву? В конце концов, я там и я здесь — это один и тот же я?

Сегодняшняя наука в состоянии дать ответы на многие из этих вопросов, но сновидения всё равно остаются одним из самых туманных и плохо изученных явлений. О том, что же это такое, НГС.ОМСК рассказал Дмитрий Четвериков, доктор психологических наук, заведующий психотерапевтическим отделением омской клинической психиатрической больницы имени Н.Н. Солодовникова.

Психотерапевт Дмитрий Четвериков

С широко закрытыми глазами

Итак, все мы знаем, что сон нужен организму как питание, секс, стремление к безопасности… Многие что-то слышали о двух фазах — быстрой и медленной. На этом теоретические познания чаще всего заканчиваются.

«Сад земных наслаждений», Иероним Босх, 1500–1510 годы

— Эти фазы отличаются друг от друга примерно в той же степени, как сон отличается от бодрствования, — рассказывает Дмитрий Четвериков. — Медленная стадия занимает около восьмидесяти процентов всего цикла сна. В это время органы подстраивают программу своей работы до эталонных значений. Что касается психологического плана — происходит усвоение опыта и перевод из краткосрочной памяти в долгосрочную.

На этом свойстве, кстати, основываются многочисленные методики экспресс-обучения во сне. О том, работают они или нет, расскажем чуть позже. Самое же интересное заключается в быстрой стадии или так называемой REM-фазе.

— Главная её «фишка» — это, по сути, состояние бодрствования, но бодрствования во сне. В это время активизируются внимание, восприятие, воля… Но человек недоступен для контакта. Если брать формальную сторону дела, он где-то находится, но мы не знаем где.

Эпизоды этого скрытого бодрствования и называют сновидениями. Да, мы видим их каждую ночь, просто запоминаем далеко не всё. Проверить легко: нужно лишь разбудить человека во время быстрой фазы, когда под закрытыми веками у него двигаются глазные яблоки. Человек, конечно, будет сердиться. Но расскажет: только что видел сон. И скорее всего, даже опишет его в общих чертах. Собственно, для сомнологии, науки о снах, это самый простой эксперимент.

— Безумно интересное направление — если бы я не занимался тем, чем занимаюсь, то открыл бы кабинет сна, — улыбается Дмитрий Владимирович. — В Торонто, например, их больше, чем стоматологических. В России же полноценные центры можно пересчитать по пальцам одной руки.

Исследование происходит так: человек приходит со своей подушкой в центр. Засыпает. А врачи в это время проводят разнообразные мониторинги активности, жизненных функций, кровенаполнения сосудов головного мозга, частоты сердечных сокращений, напряжения мышц, выраженности медленной и быстрой фаз…

По дедушке Фрейду

Однако идею разобрать по винтикам сюжеты сновидений, которые я перед встречей собрал по знакомым и коллегам, Дмитрий Владимирович с ходу зарубил: это вам не к врачам — к гадалкам.

— Мы работаем в традиционной медицинской плоскости — занимаемся нарушениями сна, а не их интерпретацией, — рассказал психотерапевт. — То есть лечим кошмары, но не их содержание. Есть и ещё один момент: обращаясь к сонникам, мы сразу выходим в области мистики, фантастики, — той психологии, в которой человек слышит только то, что хочет или, наоборот, не хочет. К тому же сновидения — такое явление, в котором максимально проявляется индивидуальность человека, соответственно один и тот же символ может иметь у двух людей разные значения. Если вы придёте с одним сюжетом к двум толкователям, легко можете получить противоположные интерпретации.

Первый корпус омской психиатрической больницы имени Н.Н. Солодовникова

Зато легко, почти сразу нашёлся ответ на вопрос, который казался мне самым сложным: какой «я» более, условно говоря, настоящий — тот, что во сне, или этот, наяву?

— Мы сейчас с вами разговариваем, и на нас влияет куча внешних факторов: это и социальный долг, и ролевое поведение, и разные стимулы со стороны внешней среды. Когда человек спит, на него ничего не воздействует — он отключён даже от физиологии. Наш всеобщий дедушка, Зигмунд Фрейд, впервые ввёл понятие подсознания и показал, что внутри у человека есть кипящий котёл. Мы с вами сейчас находимся в зоне сознания. Вы, когда сегодня опоздали на нашу встречу, что испытали?

— Стыд.

«Сад земных наслаждений», Иероним Босх, 1500–1510 годы

— Мне тоже было стыдно, когда я отменил наше интервью в прошлую пятницу. Это уже надсознание, наше социальное «я», основной регулятор социального поведения. Определённые морально-этические принципы, если хотите. Нас же интересует третий уровень — подсознание. Но как его изучать, если мы тут же перейдём в область сознания? Королевской дорогой к подсознанию Фрейд назвал именно сновидения. Есть только одно «но»: информация проходит не в явном виде, а в виде символов, которые нужно правильно интерпретировать. Но тут мы возвращаемся к вопросу индивидуальности трактовки. Поэтому, повторяюсь, сегодня я не могу сказать, что толкование снов имеет под собой научную основу.

«Вавилонская башня», Питер Брейгель-старший, 1563 год

Следствие, а не причина

Сон с двумя квартирами в одном доме с неровной периодичностью повторялся на протяжении полугода. Сценарий оставался почти тем же, а вот хрущёвка менялась. Нет, лестницы никто не починил. Зато со временем появился лифт — который, правда, останавливался на полкорпуса ниже пола — в кабину приходилось спрыгивать, свешивая ноги.

Хрущёвка подросла на два этажа. Раньше стояла на отшибе, но постепенно её окружили такие же дома. Двор постепенно заполнился автомобилями — в одном из последних снов я уже не мог найти во дворе место для своей машины. Но главное — вторая квартира, в которую мне снова и снова так нужно было попасть, со временем переместилась в центральный подъезд, а в одном из последних снов исчезла вовсе.

«Крик», Эдвард Мунк, в промежутке между 1893 и 1910 годами

Расшифрован ли этот сон? Конечно. Такие сериалы-тяжеловесы в общем-то даже не требуют посторонней помощи. Человек, которому снится что-то подобное, без труда сопоставит увиденное с проблемами, которые мучают его в жизни. В нашем случае невооружённым взглядом прослеживаются муки тяжёлого морального выбора и последующей утраты. Женщина? Родные? Работа? Город? Пусть пока это останется со мной.

Однако расшифровка сюжета сновидений — совсем не главное. Ведь в этом случае мы имеем дело лишь со следствием, но не с причиной. Дмитрий Четвериков рассказал о гораздо более интересных вещах: примерах патологий, спекуляциях на искусственном сне, который в народе называют гипнозом, попытках людей изменить себя в этом состоянии... Однажды омский психотерапевт плотно пообщался с тем самым Анатолием Кашпировским — дабы развенчать его. О том, что из этого вышло, читайте завтра на нашем сайте.

Антон Малахевич
Фото Галереи старых мастеров (Дрезден) skd.museum (1), автора (2, 5, 6), Олега Малиновского (3), Музея истории искусств (Вена) khm.at (8), Национального музея искусства, архитектуры и дизайна (Осло) nasjonalmuseet.no (9), музея «Прадо» (Мадрид) museodelprado.es (4, 7)

Подписывайтесь на нашу группу «ВКонтакте».
Пишите нам в Viber и WhatsApp: 8–913–670–33–77
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства