12 июня суббота
СЕЙЧАС +23°С

В Омске коллекторы отобрали у семьи единственную квартиру. Их заподозрили в махинациях с жильем

Татьяна и Эдуард Рябовы с 2013 года добиваются возбуждения уголовного дела о мошенничестве

Поделиться

За 10 лет судебных тяжб и общения со следователем Татьяна Рябова сама неплохо начала разбираться в юридических вопросах

За 10 лет судебных тяжб и общения со следователем Татьяна Рябова сама неплохо начала разбираться в юридических вопросах

Поделиться

В конце февраля 2021 года наши коллеги из Новосибирска опубликовали историю матери-одиночки Елены Гордеевой, у которой за долги по ипотеке чуть не забрали единственное жилье. После этого в редакцию обратилась омичка Татьяна Рябова, семья которой оказалась в похожей ситуации. Только случилось всё около 10 лет назад, и квартиры Рябовы все-таки лишились. Женщина утверждает, что банк разработал преступную схему по массовому отъему жилья, и до сих пор не теряет надежды наказать виновных.

Финансовый кризис, коллекторы, суд

В 2007 году у супругов Эдуарда и Татьяны Рябовых все было хорошо и дома, и в бизнесе: подрастали два сына, расширялась сеть магазинов по продаже детских товаров. Семья жила в собственной четырехкомнатной квартире, которая на тот момент стоила почти 4,5 миллиона рублей. Оценку Рябовы заказали, когда оформляли в банке ВТБ 24 потребительский кредит. По документам — на ремонт квартиры, по факту — на развитие бизнеса. Банк обязал их подписать и договор об ипотеке под залог недвижимости на случай, если они не вернут деньги, — 3,8 миллиона рублей без учета процентов. Эдуард стал заемщиком, Татьяна — поручителем по кредиту. Супруги должны были выплачивать по 66 тысяч рублей в месяц в течение 9 лет, и они придерживались этого графика, пока не грянул мировой экономический кризис.

— С февраля 2009 года начались перебои. Я лично ездила в банк и предупреждала, что из-за значительного снижения доходов мы не можем платить в прежнем объеме, просила о снижении ежемесячных платежей, о реструктуризации кредита. Сначала меня не слушали, не хотели разговаривать, нет для нас программы — и всё, — вспоминает Татьяна Рябова.

Квартира площадью 80,1 кв. м, которая принадлежала семье Рябовых, находится на третьем этаже дома по улице Крупской

Квартира площадью 80,1 кв. м, которая принадлежала семье Рябовых, находится на третьем этаже дома по улице Крупской

Поделиться

В июне того же года банк передал 675 закладных, включая закладную на их квартиру, коллекторам — дочерней компании «Долговой центр». Но, по словам Татьяны Рябовой, из банка прислали уведомление, что «для нас ничего не меняется, мы платим туда же, на тот же счет, в тот же филиал». А в марте 2010 года ВТБ 24 все-таки пошел навстречу заемщикам и предложил несколько вариантов выхода из сложившейся ситуации. Они договорились о временном снижении ежемесячных выплат по кредиту до 10 тысяч рублей. Как выяснилось позже, помощь Рябовым оказали только на словах.

— Встретились, подписали бумагу, что достигнуты договоренности о снижении платежей. На тот момент я думала, что этого достаточно, что это и есть так называемая реструктуризация. И только через 5 лет в суде представитель банка заявил, что реструктуризация оформляется другими документами, — добавляет Татьяна Рябова.

Через полгода «Долговой центр» потребовал досрочно вернуть кредит, объяснив это тем, что Рябовы не перечислили ему ни копейки. А в декабре супруги получили иск о взыскании с них 4,4 миллиона рублей долга с процентами и пени и продаже единственной квартиры на публичных торгах. Женщина отмечает, что перед началом разбирательства коллекторы предложили пойти на сделку и даже отправляли проект мирового соглашения: Рябовы полностью признают долг, а «Долговой центр» оставляет им квартиру, — но в итоге обманули.

— Боясь потерять единственное жилье, мы согласились заключить мировое соглашение. После суда они сказали, ждите, мы вас вызовем, документы разработаем, подпишем. Мы ждали. Но через месяц они подали иск в другой суд, в Кировский, об обращении взыскания на жилье. Суд проходит, и у нас забирают квартиру, — рассказывает Татьяна Рябова. — Когда я увиделась с представителем «Долгового центра» в коридоре суда и спросила его, почему были нарушены договоренности, он просто рассмеялся в лицо и сказал, что надо было выбирать грамотных юристов, тогда квартира осталась бы у нас. И я поняла, что есть зацепки, по которым действительно можно все открутить назад.

Подделка документов, отказ в уголовном деле и офшоры

Татьяна Рябова сменила юриста и благодаря ему выяснила, что основные доказательства по этим делам в судах могли быть фальсифицированы. Она ставит под сомнение подлинность расчетов суммы задолженности по кредиту, закладной и расписок детей, что они не против выселения из квартиры, если родители перестанут платить по кредиту. Кроме того, утверждает Татьяна Рябова, в 2010 году банк с нарушением условий кредитного договора и договора об ипотеке заказал новую оценку недвижимости, а оценщик с нарушением инструкций её провел. В результате чего квартиру продали всего за 2,3 миллиона рублей, и она с супругом еще осталась должна более 2 миллионов рублей. До сих пор неизвестно, куда ушли 250 тысяч рублей, которые Рябовы платили банку в 2009–2011 годах: супруги продолжали гасить кредит даже после начала судебных разбирательств.

— Сейчас я добиваюсь возбуждения уголовного дела против банка и «Долгового центра», которые мошенническим образом забрали у нас квартиру путем подлога документов и введения судов в заблуждение, — добавляет женщина.

Но, по ее словам, следователь не дает делу ход, хотя потенциально речь может идти о сотнях пострадавших, которых по той же схеме загнали в долговую яму и оставили без жилья. Число отказов в возбуждении уголовного дела приближается к двузначной цифре.

Супруги живут в съемной двухкомнатной квартире. Одна из комнат заставлена коробками с документами, которых за 14 лет, что тянется эта история, накопилось немало<br>

Супруги живут в съемной двухкомнатной квартире. Одна из комнат заставлена коробками с документами, которых за 14 лет, что тянется эта история, накопилось немало

Поделиться

Не заинтересовала следствие и версия о выводе активов государственного банка в офшоры. Татьяна Рябова, изучив материалы доследственной проверки, обнаружила, что банк почти сразу после передачи «Долговому центру» 675 закладных на сумму 1,8 миллиарда рублей продал 99% доли в уставном капитале компании нидерландскому «Штихтинг Финис Холдингу», а через 2 года выкупил ее обратно.

— Это я сейчас так легко и просто разговариваю, а тогда не могла ничего делать, не понимала ничего. Казалось, мы обо всем договорились, и всё это происходит по непонятным причинам, несмотря на то, что мы платили. Для меня это был такой шок! Я просто не выходила из квартиры первые дни, не могла никого не видеть, ни разговаривать, — отмечает Татьяна Рябова. — Муж, подполковник запаса, на эту тему до сих пор не может говорить, сильно переживает. Я стараюсь его оградить от всего.

Дети Татьяны и Эдуарда Рябовых уже выросли и живут отдельно от родителей

Дети Татьяны и Эдуарда Рябовых уже выросли и живут отдельно от родителей

Поделиться

Комментарий банка и Следкома

В Следственном управлении Следственного комитета России по Омской области NGS55.RU сообщили: «В 2013–2014 годах в следственном отделе по Центральному округу г. Омск СУ СК России по Омской области проводилась до следственная проверка по обращению Рябовой Т. М., Рябова Э. Н. о фальсификации доказательств по иску ООО «Долговой центр» к Рябовым о взыскании задолженности. В ходе проверки доводы заявителей о предоставлении в суд представителем истца подложных документов не подтвердились, в связи с чем вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. О принятом решении уведомлены заявители, им направлена копия процессуального решения, в которой подробно изложены установленные обстоятельства и основания для вынесения решения об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ».

В банке ВТБ от подробных комментариев по этой ситуации отказались, объяснив это тем, что в целях защиты банковской тайны не могут разглашать информацию для третьих лиц. Но заверили, что действовали исключительно в рамках закона.

— ВТБ строго соблюдает требования законодательства и обязательства, предусмотренные договором с клиентом. В случае возникновения просроченной задолженности по кредитам банк готов предложить своим заемщикам различные инструменты выхода из сложной финансовой ситуации и лишь в крайнем случае обращается в суд, когда все варианты урегулирования ситуации оказываются исчерпанными, — сообщили в банке.

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ8
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Омске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...