Все новости
Все новости

«Нас просто бросили»: репортаж из омской глуши, где живут бывшие строители железной дороги

Люди, оставшиеся наедине с собой, хотят, чтобы им помогли

Об этой жилой зоне мало кто знает

Поделиться

Под Омском, возле железнодорожной станции 2888-й километр стоят жилые дома, о которых мало кто знает. Они скрыты от глаз деревьями и обособлены от мира железнодорожными путями. В советское время это жилье возводило для своих работников предприятие, которое занимается строительством и ремонтом ж/д путей. Сегодня в домах остается немало людей, но теперь они чувствуют себя брошенными. Как сегодня живет 2888-й километр — в репортаже корреспондента NGS55.RU Вячеслава Кумпана.

На омских задворках


По Исилькульскому тракту таксист мчит минут десять. С виадука он выезжает на очищенную от снега дорогу, которая ведет нас прямо к ПМС-22 — путевой машинной станции. Затем водитель объезжает железный забор предприятия, кажущийся бесконечным, и по моей просьбе останавливается возле жилого дома скромного вида.

Выхожу из машины. Удивительно тихо. И только встревоженный пес, защитник хозяйского дома и своей будки, наворачивая круги, пытается нарушить здешний покой. Но вот, спустя минуту, раздается пронзительный сигнал поезда, проходящего неподалеку. Наверное, местные давно к этому привыкли.

Тишину нарушает лишь пес и проходящие составы поездов

Тишину нарушает лишь пес и проходящие составы поездов

Поделиться

Дома нужно ремонтировать

Дома нужно ремонтировать

Поделиться

Как правило, люди селились здесь еще при советской власти либо в девяностых. Редко кто приезжал позже

Как правило, люди селились здесь еще при советской власти либо в девяностых. Редко кто приезжал позже

Поделиться

Передо мной дорога. С левой стороны цепью стоят несколько вагонов, дальше — забор предприятия, справа — в ряд восемь жилых домов. Три из них — частные, кажется, двухквартирники. Еще пять — благоустроенные двухэтажки.

Некоторые из них выглядят сносно. Остальные запущенные: одна с облупленной стеной, откуда частично вылетели кирпичи, другая с нависшим балконом, который держится на честном слове, третья — с деревянной дверью со сквозной дырой. Напротив каждого дома есть хозпостройки и огороды. В одном из дворов обустроена детская площадка: сейчас качели и лавочки, конечно, завалены снегом. Рядом с домами наставлены вагон-гаражи. Пока высматриваю людей, слышу, как рядом с шумом проносится очередной поезд.

Балкон на втором этаже дома находится в удручающем состоянии

Балкон на втором этаже дома находится в удручающем состоянии

Поделиться

Детище ПМС-22


Эта небольшая жилая зона на омских задворках находится вблизи железнодорожной станции 2888-й километр. Причем район носит такое же название. Формально он относится к микрорайону Входной, но в реальности так не кажется.

Восемь жилых домов десятилетиями скрываются за ветвями деревьев и производственной территорией. От остального мира со всех сторон они отрезаны железнодорожными путями. О том, что здесь есть жизнь, вероятно, знают либо сами местные, либо работники ПМС-22 — путевой машинной станции, которая находится рядом.

Любимцы железнодорожников тоже на месте

Любимцы железнодорожников тоже на месте

Поделиться

Тот момент, когда до работы пять минут хотьбы

Тот момент, когда до работы пять минут хотьбы

Поделиться

Предприятие основали в первой половине XX века: с тех пор и по сей день местные сотрудники строят и ремонтируют железнодорожные пути. Дома эти возводила ПМС-22 для того, чтобы заселять туда своих работников. Однако затем мир изменился. В конце девяностых — начале двухтысячных предприятие решило отдать дома городу. В нулевых жильцы начали приватизировать квартиры, однако, по их словам, среди управляющих компаний не находилось тех, кто хотел бы взять их жилье на содержание.

«Мы никому не нужны»


У подъезда дома лопатами расчищают снег мужчина и женщина. Подхожу к ним, чтобы узнать больше о здешней жизни.

— Мы переехали в 1986 году, — отвечает мне Ольга Александровна, местная жительница. — Муж работал машинистом укладочного крана. Ему, как специалисту, сразу же дали жилье. И живу здесь уже 37 лет. Наших стареньких, кто остался, хрен выгонишь отсюда. Все уже привыкли до такой степени. Всё родное. И я не каюсь, что здесь живу. Только трудновато. Степанов, когда был начальником ПМС, всегда помогал: и трубы менял, и в подвале ремонт делал, и вокруг домов укладывал асфальт. И рабочих не обижал. Я сама десять лет проработала в ПМС в прачечной.

Ольга Александровна приехала сюда с мужем

Ольга Александровна приехала сюда с мужем

Поделиться

А сейчас что изменялось?

— Видите, что… — женщина указывает на гигантскую щель между стеной дома и дверью подъезда. — Везде люди ремонт делают сами. Нас просто бросили, и мы никому не нужны. Складываемся, делаем всё за свой счет. Даже не знаю, есть у нас управляющая компания или нет.

Из окна квартиры на втором этаже показывается мужчина. Его зовут Александр. Узнав о причинах моего приезда, он выходит на улицу. Пенсионер живет здесь сорок лет, большую часть своей жизни он отдал путевой машинной станции.

— Я работал на ПМС монтером, — говорит Александр, а затем делает паузу, словно решается выдать нечто важное. — Построили бы дома на Входной, так все бы туда влезли. А здесь детей ни привезти, ни увезти. С одной стороны путя, с другой путя…

Александр вернулся из армии и сразу же устроился на ПМС-22

Александр вернулся из армии и сразу же устроился на ПМС-22

Поделиться

Неподалеку от жилой зоны расположен поселок Магистральный, но он из здешних мало кого интересует. Практически все едут по делам в микрорайон Входной, к которому приписаны: там есть и школа, и амбулатория, и церковь. Но до Входного еще нужно добраться.

Каждый раз местные, желая попасть во Входной, вынуждены шагать через железнодорожные пути, временами стоять и ждать, когда пройдет поезд, или даже несколько поездов. Школьники и нетерпеливые взрослые могут пролезать через небольшой проход, расположенный под путями. Правда, тогда шанс не замарать одежду стремится к нулю. К счастью, чтобы добраться до Омска, никуда лезть не нужно. Отсюда добраться до города можно и на электричке, и на автобусах. Хотя вечером, когда транспорта нет, доехать до дома можно лишь на такси.

В этот проход лезут те, кто не может ждать, когда пройдет состав

В этот проход лезут те, кто не может ждать, когда пройдет состав

Поделиться

Пути — часть жизни местных

Пути — часть жизни местных

Поделиться

Единственное, что радует людей — небольшой частный магазин, до которого можно дойти пешком. Там закупаются работники ПМС-22 и сами жильцы. По словам людей, раньше на 2888-м километре кипела жизнь: людей было больше, все держали хозяйство. А всё потому, что жильцы связывали себя именно с этим местом. Сейчас всё по-другому. Большое количество квартир нынче пустует. Народ разъезжаются кто куда, но чаще всего в Омск или микрорайон Входной.

Работник ПМС-22 пришел в магазин за сигаретами

Работник ПМС-22 пришел в магазин за сигаретами

Поделиться

«Всё за счет наших копеек»

В одном из подъездов дома стоит жуткая вонь — несет из подвала. Александр ведет меня в собственную квартиру, трехкомнатную, в которой живет со своей супругой Лидией и кошкой Зиной. Пенсионер рассказывает, что в доме есть лишь холодная вода, поэтому им приходится использовать водонагреватель. Крышу мужчина ремонтировал своими руками, за свой счет. К тому же с недавнего времени стены дома стали сильно промерзать. Повсюду около потолка виднеются черные пятна. В квартире сыро, стены влажные. Из-за этого постоянно отходят обои.

Лидия и Александр вместе трудились на путевой машинной станции

Лидия и Александр вместе трудились на путевой машинной станции

Поделиться

За работой предприятия можно наблюдать из окна

За работой предприятия можно наблюдать из окна

Поделиться

— Тряпкой вытираем постоянно, и оно пахнет, знаете, какой-то плесенью, — расстраивается супруга Александра. Раньше она работала дежурной по станции, а сейчас на пенсии. — И в спальне, и на кухне. И тепла-то особого нет в квартире!

— Раньше такого не было, а сейчас всё промерзает! — вторит ей хозяин квартиры. — Крышу недавно сделали: не бежала, но, видимо, теперь пропускает. Влага там что ли проходит…

А где ваша управляющая компания?

— А у нас ее и не было! Вроде какая-то женщина выигрывала… В общем, не знаю. Никто ее в глаза не видел. Вот на лето собираем деньги на канализацию, потому что в подъезд сейчас зайти невозможно. Всё за счет наших копеек. Сколько наберем, столько и сделаем…

Сколько еще продержится эта лестница?

Сколько еще продержится эта лестница?

Поделиться

Александр предлагает нам сходить в гости к старшей по дому Людмиле. Когда-то ее муж, как и все местные, работал на ПМС-22.

— Благоустройства бы какого нам хотелось. Чтобы помогли нам, — говорит пенсионерка.

По ее словам, у дома была управляющая компания — «Артклинингдомострой» Натальи Алексеевской:

— Квитанции нам не приходят. С управляющей компанией мы не заключали договор. Узнали, что она есть, лишь в позапрошлом году, когда у нас был прорыв в подъезде. Начали везде звонить — в Единую диспетчерскую службу, в администрацию. И вот нам сказали, что у нас есть УК — «Артклинингдомострой». Но мне кажется, сейчас у нас нет этой компании…

Людмила приехала сюда с мужем в девяностых

Людмила приехала сюда с мужем в девяностых

Поделиться

Сами по себе

Старшая по дому не ошиблась. Руководитель «Артклинингдомостроя» Наталья Алексеевская рассказывает, что ее компания не обслуживает дома на 2888-м километре с июля прошлого года. По словам руководителя, отношения с жильцами не складывались. Возникали проблемы с оплатой услуг по квитанциям.

Поезда проходят один за другим

Поезда проходят один за другим

Поделиться

Наталья Алексеевская призывала людей проголосовать за «непосредственное управление» домами, то есть самостоятельное:

— Но там никому ничего не надо. Люди безразличны не только к общему имуществу, но и к своим помещениям. Творят, что хотят. Общались с жителями. Они напугались еще больше: «Нам ничего не надо, не трогайте нас. Мы как живем, так и живем». Они думали, что мы сейчас придем, всё им отремонтируем, и может быть тогда они соизволят заплатить. Я же не могу из карманов своих работников проводить текущий ремонт? Никакой серьезности к ситуации, что необходимо ремонтировать свой дом. Мы отозвали свою лицензию. Соответственно, все дома были сброшены. Теперь их поставят на конкурс. Они не понимают, что им выгоднее самим собой управлять: мыть подъезды, убирать выходы из подъезда... И платили бы они за обслуживание приборов учета отопления да по другим общим нуждам.

На подъезде к станции машинисты начинают сигналить

На подъезде к станции машинисты начинают сигналить

Поделиться

Управляющие компании не горят желанием брать эти дома из-за того, что они отдалены от города и поселков. И вряд ли эта ситуация изменится. ПМС-22 была единственной организацией, которая заботилась о жильцах, не требуя ничего взамен. Тогда был порядок, но и правила игры были другие. Теперь же это дела давно минувших дней. Впереди у бывших работников путевой станции есть важная задача. Скоро лето. Нужно складываться и вновь делать ремонт.

Для одних это обычная железнодорожная станция, для других — родной дом

Для одних это обычная железнодорожная станция, для других — родной дом

Поделиться

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ5
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter