Бизнес истории «Мостовик»: становление, крах и новая жизнь

«Мостовик»: становление, крах и новая жизнь

История строительного гиганта, выросшего из студенческого конструкторского бюро

Компания «Мостовик» зародилась в 1984 году

На улице уже стемнело, когда из здания Куйбышевского суда вышел невысокий мужчина. Несмотря на ноябрьский холод, на нём не было шапки. Только что он услышал от судьи, что отпущен под домашний арест. На крыльце здания фигуру человека осветили яркие вспышки фотокамер. Со всех сторон послышались аплодисменты — около двух сотен человек выстроились перед ним в живой коридор. Люди хлопали в ладоши и кричали «Прорвемся!». Некоторые из них держали в руках плакаты с надписью «Мостовик».

Этот человек — Олег Шишов. Предприниматель и ученый, построивший целую империю, переживший ее крах, а потом и годы тюрьмы, но оставшийся верным своему делу. История о том, как небольшое конструкторское бюро, работавшее на чистом энтузиазме вчерашних выпускников автомобильно-дорожного института, разрослось до строительного гиганта, и о том, как олимпийская стройка привела к его гибели, — в материале корреспондента NGS55.RU Ирины Буркиной.

Ребята из стройотряда

В разных источниках даты основания «Мостовика» отличаются. Однако по словам самого Олега Шишова, днем рождения компании можно считать ночь с 13 на 14 января 1983 года. К этому времени 29-летний Шишов защитил кандидатскую диссертацию о проектировании мостов. Продолжала греметь эпоха стройотрядов, однако в восьмидесятые годы молодежь отправляли не только на стройки — студенты также занимались сельскохозяйственными работами, обслуживали речные порты. Молодому ученому это казалось неправильным — он считал, что труд студентов СибАДИ должен соответствовать их профилю.

— Наши студенты-мостовики строили коровники, потрошили икру, грузили капусту... На мой взгляд, это никуда не годилось. Я был убежден в том, что они должны проектировать мосты. И не только проектировать, но и потом сами же их возводить, чтобы всецело понимать процесс строительства. Люди горели своим делом. Они по ночам не спали — читали книжки. Фундаментом предприятия стал человеческий капитал — энтузиазм и старания этих людей. «Мостовик» взялся не откуда-то: если в последующие годы многим дала богатства приватизация, то «Мостовик» был создан с нуля и превратился в такое большое предприятие благодаря специалистам, которых мы сами же и вырастили, — рассказывает Олег Шишов.

Изначально сотрудниками бюро были студенты СибАДИ

Летом 1984-го по проектам студентов СибАДИ началось строительство двух сталежелезобетонных мостов в Колосовском районе — моста имени 60-летия Колосовского района и моста имени 40-летия Победы. Строительство мостов было основным направлением молодой команды Олега Шишова. За первые шесть лет существования конструкторского бюро — с 1983-го по 1989 годы — сотрудники еще небольшого на тот момент «Мостовика» спроектировали около 40 мостов, при этом 22 из них было построено их собственными силами.

— В 1991 году, когда я пришел в «Мостовик», у предприятия было лишь одно помещение — по типу складского. Там же размещался и гараж, — вспоминает бывший главный инженер «Мостовика» Вячеслав Двораковский. — Помещение, техника и четыре гектара земли в Горячем Ключе находились в аренде. «Мостовик» арендовал всё это у АСП «Ключевское». С этой площади и началось развитие «Мостовика». Потом приобрели у гидростроителей базу, которая использовалась при строительстве сургутской ГРЭС. В начале 90-х в «Мостовике» работало человек 70, но это была группа энтузиастов, которая попала в совершенно особенные условия. Не было начальников, которые толкали в спину.

«Не было лентяев, которые сидели сложа руки. Не было плутов, которые делали брак. Все брались за дело с каким-то внутренним подъемом»

— Это была уникальная атмосфера тех самых студенческих стройотрядов, только это были уже постоянные работники, — продолжает он. — В октябре 1992-го состоялись первые торги по продаже государственного имущества — на них «Мостовик» приобрел промышленную базу АСП «Ключевское»: управление механизации с двумя боксами, цех керамзитобетонных блоков и железобетонный завод. Впоследствии «Мостовик» развивался именно на этих площадях.

Компания Олега Шишова строила мосты по всей Омской области

В начале последнего десятилетия XX века сотрудники «Мостовика» продолжали проектировать и строить сельские мосты по всей Омской области. Эти сооружения были некрупными, но, по словам Вячеслава Двораковского, уже в 1991 году компания получила заказ на строительство довольно большого моста через реку Ишим в Казахстане — длиной пролета около 170 метров.

— Этот проект должен был стать для нас знаковым. Работа велась очень активно: мы сделали опоры (кстати, мелкие металлоконструкции делали уже сами), начали всё это монтировать. Но тут Казахстан провозгласил себя независимым государством, пострадала экономика, и объект мы так и не достроили, — рассказывает Вячеслав Двораковский.

К середине девяностых Олег Шишов — уже не просто директор, как говорили тогда, фирмы «Мостовик», но и депутат — в 1994 году он появляется на заседаниях Законодательного собрания, а позже и его соратник, главный инженер предприятия Вячеслав Двораковский становится депутатом омского горсовета. В 2012 году он будет вынужден покинуть «Мостовик», потому что его изберут мэром города.

В 1996-м «Мостовик» становится генеральным проектировщиком и подрядчиком на строительстве первой линии пускового участка омского метро. За этот грандиозный проект компания берется, не имея никакого опыта работы с подобными объектами. Как вспоминает сам Олег Шишов, о строительстве метро в Омске он узнал случайно: увидел забор с буквой «М» на улице Богдана Хмельницкого, когда заезжал в гости к своему давнему другу, режиссеру театра «Галерка» Владимиру Витько. Строительством занималась омская «дочка» «Новосибирскметростроя». Подрядчик арендовал у «Тоннельного отряда 28» тоннелепроходческий щит, но работа шла медленно. Олег Шишов решил выкупить дорогостоящее оборудование и «отбить» объект.

— На следующий день директор «Тоннельного отряда 28» с сопровождающими бугаями в кожанках был у нас. Быстро договорились о цене в 1 миллион рублей — при условии, что мы заплатим сразу деньгами и быстро. В то время, в тяжелый для всех строителей 1996 год это были очень хорошие условия и большие деньги. Я тут же съездил в «Омск-Банк» и уговорил [владелицу Галину] Чесневскую нам помочь. Пока ездил, подготовили простой договор и ряд нужных нам документов. Договор подписали, через два часа оплатили. В то время это было для наших гостей чудо! На следующий день утром они приехали радостные — деньги поступили, отдали разные документы. Их братва, крепко пожимая мне руку, говорила: «Братан, если в Новосибе что — решим всё, обращайся», — вспоминает Олег Шишов в своей статье о строительстве омского метро.

На пределе возможностей

В начале двухтысячных деятельность «Мостовика» выходит далеко за пределы Омской области. В 2001 году компания Шишова приступает к строительству завода металлоконструкций в поселке Горячий Ключ. На этой стройке рядовой студент мог заработать 5 тысяч рублей за месяц — неплохие по тем временам деньги. Спустя год, несмотря на то что завод еще не был достроен, предприятие изготовило 11 тысяч тонн металлоконструкций для первой в России линии «легкого» метро, которую сооружали в Бутово.

«Мостовик» занимался реконструкцией Успенского собора

В Омске с триумфом открывают спроектированный и построенный при участии «Мостовика» «Мост тысячелетия», он же метромост, стоимостью шесть миллиардов рублей. В том же 2005 году «Мостовик» получает госзаказ на строительство моста через реку Ишим в Астане, следом проектирует и строит из своих собственных металлоконструкций мост через реку Вилюй в Якутии и мост через реку Онон в Читинской области в составе федеральной трассы Чита — Забайкальск до границы с Китаем. Начинается строительство Успенского собора и реконструкция набережной Иртыша, а также Самсоновского моста в Тарском районе. В Москве по проекту омичей строится мост Живописный (говорят, что мэр столицы Юрий Лужков был от него в восторге).

Александр Гаценко пришел работать в «Мостовик» в середине двухтысячных. Объединение как раз в этот период занималось строительством самых разных объектов в Казахстане.

— Все мосты в Астане были спроектированы «Мостовиком». В это время у «Мостовика» работал филиал в Казахстане. Примерно в это же время мы возводили путепроводы и мосты в Чите, проектировали подземные переходы в Ханты-Мансийске. Это была масштабная работа — нужно было досконально изучить каждый город, выявить его проблемы и разработать план развития на ближайшие 10 лет. Годы работы в «Мостовике» были лучшими в моей жизни, хотя я пришел на предприятие, уже имея за плечами опыт заместителя главного архитектора города. Работы было чрезвычайно много. Мы приходили в офис в 9 утра и уходили в 10 вечера, — вспоминает бывший главный архитектор компании Александр Гаценко.

В 2007 году Международный олимпийский комитет объявляет Сочи хозяином зимней Олимпиады 2014 года. А значит, нужно готовить курортный город к приему спортсменов со всего мира, строить не только олимпийские объекты, но и менять его инфраструктуру.

Глава «Мостовика» показывает президенту макет моста на остров Русский

— В сентябре мы отправились на инвестиционный форум в Сочи, чтобы представить там свои предложения к Олимпиаде, — рассказывает Александр Гаценко. — Чего только не было в нашей концепции, разве только марсианских впадин. Мы съездили, но потом все затихло. А в феврале 2008 года Путин спросил у премьер-министра Виктора Зубкова: «Что там делается по Сочи?» Вскоре министр Игорь Левитин собрал на совещание транспортников России. Помню, Олег Шишов позвонил мне в девять вечера и сообщил, что я должен срочно вылетать в Сочи. На следующий день я был уже там. Оказалось, что ни у кого, кроме нас, не было проработанного проекта. Пока москвичи спали, мы придумали для Сочи концепцию дублера Курортного проспекта, развязки Адлерское кольцо и горного кластера «Красной Поляны». И вот у нас всё готово, на планшетах наши схемы и картинки, только сверху написано не «Мостовик», а «ГипродорНИИ». Почему? Да потому что такими проектами государственные структуры должны были заниматься. Шишов, помню, обиделся тогда очень. И некоторые просто не понимали, почему какая-то фирма «Мостовик» в каком-то Омске могла создать такое. А потом приехал Путин, и ему представили дублера Курортного проспекта. Путин спросил: «Сколько он стоит?» Ему назвали сумму.

«Президент тогда сказал, что это дороговато, но строить будем. Так началась эпопея»

— Два месяца мы от зари до зари работали над проектом. И вот — ночь перед вылетом, все альбомы (огромное количество!) сложены в багаж, в пять утра — вылет в Москву. И тут звонит Шишов и говорит, что мы никуда не летим и в конкурсе участвовать не будем. Оказалось, что его попросили отказаться, ведь в конкурсе будет участвовать один олигарх. Для этого он купил институт «Стройпроект» в Питере. Для меня это была трагедия! Но через две недели этот тендер разделили на три части: одну дали нам, вторую — институту, третью — ростовчанам. И нам досталось самое сложное. Это была грандиозная работа. Трудились с нами над этим проектом и украинцы из Киева, и грузины из Тбилиси, и даже израильтяне. И огромный коллектив «Мостовика», за которым стояло до 20 тысяч человек, — вспоминает Александр Гаценко.

Олимпийский размах


Одновременно с началом масштабной стройки в Сочи НПО «Мостовик» выходит на новый уровень, став еще и генеральным проектировщиком, а также субподрядчиком строительства моста на остров Русский через Босфор Восточный с самым большим в мире пролетом среди вантовых мостов. Долгое время идея строительства такого гигантского сооружения, да еще и в непростых климатических условиях, казалась утопией.

— На остров Русский я добирался на пароме. Облазил его весь. Картина, которую я застал на острове, была неприглядной: разрезанные корабли, останки заброшенной базы военно-морского флота. Но я заметил там и исторические объекты, которые нельзя было оставить без внимания. Их нужно было вписать в архитектуру моста. Началась работа. Конкуренция была сумасшедшая — объект оценивался в огромную сумму. Мы сделали макет моста, а потом приехали в новосибирский Научно-исследовательский институт железнодорожного транспорта — нам предстояло собрать этот макет за один день. Я уговорил начальника президентской охраны, чтобы нам дали время хотя бы до десяти вечера, чтобы собрать макет и представить его Путину, — вспоминает Александр Гаценко.

Проект моста был выполнен в суперсжатые сроки, а в день рождения Владивостока, 2 июля 2012 года, его торжественно открыл премьер-министр Дмитрий Медведев.

Строительство моста на остров Русский стало уникальным событием для российского мостостроения

В 2010 году «Мостовик» берется за еще один крупный объект и становится генеральным подрядчиком строительства Приморского океанариума, который на протяжении нескольких лет безуспешно пыталась достроить другая компания. Проект ОАО «Приморгражданпроект» получил отрицательное заключение госэкспертизы, однако омская компания только наращивала темпы работы, исправляя ошибки генпроектировщика буквально на ходу.

К этому времени штат «Мостовика» насчитывает несколько тысяч человек (коллектив такой огромный, что в мостовиковскую столовую очередь занимают с утра!). Через пару лет все будут мечтать об офисах с подчеркнуто комфортной организацией рабочего пространства, а «Мостовик» уже потихоньку двигается в этом направлении: у проектного отдела в распоряжении собственная библиотека с технической литературой, а в главном корпусе компании открыт медицинский кабинет. Глава «Мостовика» не носит дорогих костюмов и играет в боулинг вместе со своими подчиненными на корпоративных вечеринках. Это пик расцвета компании: в 2011 году, по оценке журнала Forbes, «Мостовик» занимает 95-е место в списке 200 крупнейших непубличных компаний России, а в 2012 году входит в число 10 крупнейших подрядчиков страны.

В Сочи продолжается строительство Большой ледовой арены и санно-бобслейной трассы для Олимпиады. Но всё идет не так гладко, как кажется на первый взгляд.

Олег Шишов всегда поддерживал свой коллектив

Крах

Грандиозные объемы требуют огромных финансовых вливаний — компания берет миллиардные кредиты в крупнейших банках страны. Стоимость масштабных строек растет как на дрожжах, но заказчики не спешат восполнять появляющиеся тут и там финансовые бреши, и «Мостовику» приходится латать эти дыры при помощи займов.

К 2014 году объем обязательств перед кредиторами составил около 60 миллиардов рублей. В январе Олег Шишов отказался от зарплаты, чтобы спасти предприятие. Позже сам Шишов расскажет в суде о том, что в этот период решение о движении денег на счету компании принимал основной кредитор — Сбербанк. Для того чтобы выполнять долговые обязательства, Шишову, по его словам, приходилось брать новые кредиты под личное поручительство (общая сумма составила более 4 миллиардов рублей). В «Мостовике» начали задерживать зарплату. Компания была не в состоянии рассчитываться и по налогам.

В апреле 2014 года Сбербанк обратился в суд с иском к «Мостовику» на сумму 18,8 миллиарда рублей. На следующий день компания подала на банкротство. В ноябре 2014-го Олега Шишова задержали в Москве. Ему предъявили обвинение по трем статьям: мошенничество в особо крупных размерах, невыплата зарплаты сотрудникам (впоследствии «Мостовик» с ними рассчитался, это дело было закрыто), а также уклонение от уплаты налогов. В суде Олега Шишова тепло поддерживали сотрудники предприятия — люди часами стояли у здания суда, выходили на митинги и требовали освобождения предпринимателя.

Позже Олег Шишов не раз расскажет в суде о том, что компания понесла огромные убытки на олимпийских стройках.

— «Мостовик» 20 миллиардов рублей вложил в Сочи. Если это не объяснить, то это не будет понятно никому. В один день после закрытия Олимпиады [в Сочи] все банки предъявили [иски к «Мостовику»], и мы вынуждены были объявить себя банкротами. Если бы была какая-то пауза для того, чтобы спасти градообразующее предприятие… И в этих условиях мы сказали: давайте мы подпишем соглашение, в рамках которого Сбербанк выдает «Мостовику» кредит под мое личное поручительство. Я ему отдаю полностью «Мостовик», свою долю, Сбербанку, а они возвращают эти деньги [за невыполненные работы] заказчику, а заказчик должен был профинансировать завершение строительства [Приморского океанариума], а он этого не сделал и использовал деньги на другие цели, — рассказывал Олег Шишов в суде.

Крах огромной империи стал болью для многих омичей. Тысячи людей лишились работы — бывшие сотрудники «Мостовика» встали на биржу труда, где им, привыкшим к достойным зарплатам, предлагали пройти переобучение по другой специальности и трудиться за копейки.

«Новость о банкротстве "Мостовика" многие, в том числе и я, восприняли как трагедию»

— Но я не могу сказать, что это было абсолютной неожиданностью: реальная тревога возникла за два года до ареста Олега Шишова. Когда мы работали на крупнейших объектах в Сочи и на объектах Дальнего Востока, начались колоссальные проблемы с финансированием выполненных объемов работ. Дело в том, что многие объекты создавались по заказу руководителей бюджетных учреждений либо по заказу Управления делами президента. Работать приходилось без утвержденной проектной документации, без заключения экспертизы. А когда работы были уже выполнены, вся эта бюрократическая структура не признала, что выполненные «Мостовиком» объемы работ стоили именно столько. Ситуация для России не новая. Но именно в таких масштабах, когда речь шла о 19–20 миллиардах рублей, на мой взгляд, это происходило впервые. Мы убеждены, что «Мостовик» показал себя ответственным исполнителем, но заказчики и руководители объектов не смогли справиться с огромной бюрократической системой, которую они сами же и создали. Это их прямая вина и их грех, — считает Вячеслав Двораковский.

В 2016 году Олег Шишов был признан виновным в растрате денежных средств, выделенных на строительство Приморского океанариума. По совокупности с этим наказанием в сентябре того же года ему вынесли приговор по другим статьям — 4 года колонии. Олег Шишов вышел на свободу по УДО весной 2017 года, проведя в заключении в общей сложности 2,5 года (большую часть этого срока он находился в СИЗО). Еще в тюрьме он пообещал во что бы то ни стало вернуть былое величие «Мостовика».

Эпилог или начало новой истории?

В начале 2019 года в Москве было зарегистрировано ООО «Мост». Омский офис компании открылся в здании, где ранее был прописан «Мостовик», рядом с главным корпусом альма-матер Олега Шишова — СибАДИ. Топ-менеджерами нового предприятия стали бывшие руководители НПО.

Вскоре «Мост» приобрел московское ООО СКБ «Альянс» вместе с имущественным комплексом — тем самым заводом металлоконструкций в Горячем Ключе, который ранее был продан с молотка.

На сайте, казалось бы, молодой компании появилась история строительства объектов, которыми так гордился «Мостовик»: Успенского собора, мобильной башни обслуживания космодрома «Восточный», моста на остров Русский и, разумеется, олимпийских объектов. Сейчас предприятие строит несколько объектов в столице — это надземные конструкции, административные здания и автострады, а в Омске компания возводит гостиницу Cosmos.

Поначалу Олег Шишов называл себя идеологом «Моста», но сегодня, рассказывая о проектах компании, он всё чаще употребляет местоимение «мы».

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
20
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Меня хватило на полгода, а потом возненавидела людей». Как я заработала на недвижимости тревожность вместо миллионов
Алиса Князева
Корреспондент VLADIVOSTOK1.RU
Мнение
«Похоже на потревоженный улей»: в Турции начались погромы. Опасно ли там находиться россиянам
Анна Голубницкая
внештатный корреспондент Городских порталов
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Мнение
«Помойте дома и окна хотя бы из шланга!»: омичка назвала пять причин, почему ее бесит Питер
Мария Носенко
Корреспондент
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Рекомендуем
Знакомства