Все новости
Все новости

Хранил фото жены и дочери под сердцем: история молодого омича, который потерял в СВО семерых друзей и чуть не погиб сам

Молодому парню хотели ампутировать ногу, но всё обошлось

— Родные очень сильно переживали и встречали со слезами на глазах, когда вернулся

Поделиться

24-летний военный Александр Найверт не может сдержать слез от патриотической песни, под которую выступают ученики школы № 7. В актовом зале проходит концерт в честь открытия клуба имени Героя Советского Союза Михаила Кузьмина, куда пригласили гостей из 242-го учебного центра ВДВ. Молодого парня до глубины души трогают куплеты про погибших бойцов: несколько месяцев назад контрактник вернулся со специальной военной операции. На Украине омич потерял семерых товарищей и чуть не погиб сам. Во время артобстрела он получил тяжелую травму и мог лишиться ноги. Его история — в нашем материале.

В школе прошел патриотический концерт

В школе прошел патриотический концерт

Поделиться

После армии Александр хотел пойти в ОМОН — по стопам отца, на счету которого девять боевых командировок, в их числе две чеченских военных кампании. По некоторым причинам с отрядом особого назначения не вышло, тогда молодой человек в августе прошлого года подписал военный контракт на три года. Его отправили служить в воздушно-десантную часть в Туле. Там он занимал должность командира боевой машины. Когда 24 февраля объявили о начале специальной военной операции, всех военных из его части собрали по тревоге: выдали оружие, боеприпасы и экстренно посадили на самолет. Дома в Омске Александра ждали жена и новорожденная дочь.

— Дочь родилась 6 февраля. Никто из моей семьи не знал, что я поехал на СВО. И дело не в том, что я намеренно умолчал. Просто не успел. Всё произошло так молниеносно: объявили тревогу, мы выехали на аэродром, загрузились в самолеты и всё. Телефоны мы должны были оставить, дабы не понести потери с первых дней: наши симки ловят сигнал — и в это место начинает бить артиллерийский обстрел. Родные узнали, где я нахожусь, только в середине марта. В части начали собирать военным первые посылки, тогда и сообщили обо всём женам. А через несколько дней после этого удалось и самому позвонить супруге. Она плакала, но была рада: столько времени от меня не было ни слуху ни духу. А тут я вышел на связь живой и здоровый, — рассказывает Александр.

О том, что Александра отправили на спецоперацию, его родственники узнали спустя полмесяца

О том, что Александра отправили на спецоперацию, его родственники узнали спустя полмесяца

Поделиться

Он не скрывает, первое время в зоне боевых действий было страшно. Потом привык. Говорит, что помогает настрой.

— Если ты настроен нормально работать, ставишь задачу перед самим собой выжить — так и получится. А будешь бояться, мешкать, думать о том, что тебя убьют, оно так и будет. Замедление даже на одну секунду может стоить тебе жизни. Слышишь свист и сразу упал, в яму заныкался. Чуть промедлил, снаряд попал — тебя осколками посекло.

Однако спустя 2,5 месяца на спецоперации омич получил тяжелое ранение в ногу. Это было в ночь на 15 апреля. Он помнит этот момент в деталях. Их отряду поручили сопровождать артиллерийскую колонну. Во время движения с двух сторон начался обстрел, который военные услышали не сразу из-за рева машин.

— Меня взрывом отбросило от машины. Я очнулся и чувствую, что по ноге идет тепло, смотрю, кровь течет. Сначала я сам жгут наложил себе, потом парни меня вытащили, повезли в безопасное место, оказали первую медицинскую помощь: обработали рану, наложили давящую повязку, вкололи обезболивающее и поддерживали морально в тот момент, пока я ждал эвакуации. В течение 4 часов меня доставили в город. На следующий день я уже был в госпитале для десантников в Белгороде. Там мне поставили аппарат Илизарова, а уже оттуда переправили в военный госпиталь в Москве, — вспоминает Александр.

Военнослужащий имеет несколько наград

Военнослужащий имеет несколько наград

Поделиться

В столице ему провели три операции: в ноге было множество мелких осколков, от колена до стопы была раздроблена кость. Первоначально парню даже хотели ампутировать конечность, но ему повезло. Врачи поставили военному титановый штифт. В больнице он провел 2,5 месяца.

— В госпитале я узнал, что в тот обстрел погибли семь человек. Один из боевых товарищей похоронен в Омске. Тяжело очень принять, особенно когда это твой близкий человек. С мамой его списываешься, а ее сообщения пробивают до слез. Она говорит, что он ей снится, приходит как живой. Ты теряешь друзей… Это может произойти в одночасье. Сам чуть на тот свет не отправился, — голос Александра дрожит.

Пара поженилась два года назад. Перед тем как Александр подписал контракт, он обговорил все возможные ситуации с женой и предупредил, что в любой момент может отправиться в зону боевых действий

Пара поженилась два года назад. Перед тем как Александр подписал контракт, он обговорил все возможные ситуации с женой и предупредил, что в любой момент может отправиться в зону боевых действий

Поделиться

В госпитале он первым делом попросил телефон у врачей и позвонил жене.

— Жена переживала, что я могу погибнуть, дочь останется без отца, так ни разу не увидев меня вживую. В те редкие моменты, когда было всё спокойно, я думал о них. В посылку она вложила фотографии с выписки из роддома, где они дома с ребенком. Фото постоянно были со мной — во внутреннем кармане бушлата под броником, возле сердца хранил их.

Первое знакомство отца с дочерью случилось, когда ребенку исполнилось 5 месяцев. Семья встречала его в аэропорту. Тогда он впервые взял Маргариту на руки и был как никогда счастлив.

Мужчина хранил фотографии семьи под сердцем в бушлате

Мужчина хранил фотографии семьи под сердцем в бушлате

Поделиться

Впереди Александра ждут еще несколько операций. Первое время он ходил на костылях, потом с тростью, сейчас обходится без подручных средств, но слегка прихрамывает. Говорит, что морально не пострадал и посттравматического синдрома у него, к счастью, нет. Правда иногда срабатывает реакция на громкие хлопки или свист.

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

Молодой человек перевелся в 242-й учебный центр ВДВ. Когда выйдет с больничного, займется подготовкой младших специалистов. Военнослужащий рассказывает, что вернулся бы обратно на СВО, но из-за ранения это пока невозможно.

— Моя главная цель — защита Родины. Если рассуждать так: «Зачем оно мне надо? Кто-то другой за меня поедет», в итоге кто будет нас защищать? Мы просто перестанем существовать как нация.

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter