17 января понедельник
СЕЙЧАС -3°С

Из Парижа — в красную зону: врач вернулась в Омск из Франции, чтобы помогать пациентам с коронавирусом

Омичка Ольга Чернышева уже год работает в ГБ-11

Поделиться

Ольга живет между тремя государствами: Россией, Францией и Казахстаном

Ольга живет между тремя государствами: Россией, Францией и Казахстаном

Поделиться

Эта статья попала в подборку «20 лучших материалов NGS55.RU за 2021 год». Трогательные, веселые и грустные — в эти истории наши корреспонденты вложили свою душу. Мы рады, что некоторые из текстов смогли изменить жизнь наших героев к лучшему.

Врач Ольга Чернышева уверенно шагает по коридору стационара омской городской больницы № 11. Сейчас она с закрытыми глазами может отыскать дверь ординаторской, а всего год назад здесь для нее всё было непривычным и малознакомым. В ноябре 2020 года, после нескольких месяцев жизни в Париже и состоявшейся там свадьбы, она целенаправленно пошла работать в красную зону. Сейчас Ольга живет между тремя государствами: во Франции ее ждет любящий муж, в Казахстане — мама и сестры, а здесь, в Омске, в ее заботе нуждаются больные коронавирусом пациенты.


Ольга родилась в Казахстане, но ее родители — корейцы. Ее девичья фамилия — Цой, и порой ей задавали вопросы о родстве с солистом группы «Кино» (хотя его однофамильцев среди корейцев очень много). После окончания школы Ольга переехала из Казахстана в Омск, чтобы поступить в вуз. Изначально она даже не планировала учиться на врача: в медицинский университет подала документы на всякий случай, для подстраховки. И поступила. Сегодня у Ольги за плечами тринадцать с половиной лет практики в роли анестезиолога-реаниматолога. Ольга считает, что эта профессия подходит ей идеально, потому что она не может жить без движения и адреналина. На протяжении многих лет Ольга трудилась в Клиническом медико-хирургическом центре, но ее жизнь круто изменилась три года назад, когда на сайте знакомств ей написал сообщение молодой мужчина по имени Владимир.

В анкете Владимир указал, что находится в Ростове, но, как позже выяснилось, в этом городе прошли самые первые годы его жизни. Когда Владимиру было семь лет, его семья переехала из России в Европу. Ольга сначала даже предположила, что кавалер придумал эту историю, чтобы ее заинтересовать. Однако рассказ Владимира оказался правдой, и вскоре он пригласил омичку в город ее мечты — Париж.

Помимо работы в красной зоне, врачам <nobr class="_">МСЧ-11</nobr> приходится уделять много времени работе с историями болезни пациентов

Помимо работы в красной зоне, врачам МСЧ-11 приходится уделять много времени работе с историями болезни пациентов

Поделиться

— Выяснилось, что он живет в Европе с детства. Русский язык он знает довольно плохо и говорит с заметным акцентом. Но Владимиру всё же стоит отдать должное: в процессе нашего общения его словарный запас из русских слов заметно увеличился. Он научился даже шутить по-русски. Кроме того, он считает себя стопроцентным россиянином и не собирается менять российский паспорт. При этом он по-европейски вежлив и корректен, не против взять на себя бытовые хлопоты вроде уборки или готовки и никогда не ходит по газону, если рядом висит табличка, предупреждающая о том, что делать это запрещено, — смеется Ольга.

Во Францию омичка попала впервые, хоть она и стала тринадцатой по счету страной дальнего зарубежья, в которой Ольге довелось побывать. Встреча была теплой, молодые люди друг другу понравились. Так началась история их любви. После двухнедельной поездки в Париж Ольга вернулась в Омск и решительно уволилась из Клинического медико-хирургического центра. Осенью 2019 года она снова прилетела во Францию к любимому человеку — теперь уже надолго. Небольшую разлуку молодым людям пришлось пережить лишь зимой, когда Ольга поехала к своим родителям в Казахстан.

17 марта 2020 года Ольга прилетела в Париж, чтобы готовиться к собственной свадьбе, которая должна была состояться через шесть дней. На следующий день Франция объявила локдаун и закрыла свои границы. Свадьбу пришлось отменить.


— У меня были планы: я думала что получу визу, буду учить французский язык и останусь жить во Франции с новоиспеченным мужем. Свадьба была назначена на 23 марта, но в эту дату она так и не состоялась. Начался жесткий карантин: два месяца подряд мы практически не выходили из дома — покинуть свое жилище можно было только раз в неделю и лишь на пятнадцать минут, чтобы купить продуктов в соседнем магазине, — рассказывает Ольга.

Ольга и Владимир с интересом следили за ситуацией в мире. Омичка не переставала удивляться сплоченности и законопослушности французов.

— Помню, что когда сидела дома на карантине, я каждый вечер открывала окна, чтобы послушать, как французы со своих балконов аплодируют и кричат «браво» врачам. Президент Эммануэль Макрон начинал свое традиционное выступление по итогам недели не в 20 часов, как обычно, а в 20 часов и 2 минуты, чтобы люди успели поаплодировать медикам. Еще меня приятно удивило, когда пассажиры парижского метро вежливо и в позитивном ключе сделали замечание человеку, который ехал без маски. Никаких разборок и конфликтов — человеку сказали о необходимости надеть маску с улыбкой, а он не стал возмущаться в ответ и просто вышел из вагона на следующей станции метро, — рассказывает Ольга.

Из-за локдауна назначенная на март свадьба состоялась лишь спустя несколько месяцев — в июле. Но пандемия продолжала вмешиваться в планы пары: Ольга не могла получить визу и по факту несколько месяцев жила во Франции в статусе нелегала. Из-за невозможности получить визу (эта проблема опять же была связана с локдауном) осенью 2020 года она была вынуждена разлучиться с супругом и вернуться в Омск. Здесь она сразу же устроилась работать в стационар городской больницы № 11, который с самого начала пандемии принимает пациентов с ковидом.

Ольга уже больше года работает в красной зоне

Ольга уже больше года работает в красной зоне

Поделиться

— Еще в Париже я твердо решила: если из-за пандемии коронавируса мне придется вернуться в Россию, то я пойду работать в красную зону. Мне было ужасно любопытно узнать что-то новое. Заболеть на тот момент я совсем не боялась: знала, что даже если и заболею, каких-то серьезных осложнений у меня не будет. На самом деле я думала, что будет страшнее. Меня больше беспокоили физические неудобства. Поначалу мы ходили в полиэтиленовых защитных костюмах. В них было очень жарко. Сейчас у нас легкие комбинезоны и в них тело дышит. Красная зона не стала для меня каким-то экстримом, хотя испытаний здесь мне пришлось пережить немало. Но мне вообще кажется, что все анестезиологи — адреналиновые наркоманы, — размышляет Ольга.

Медик рассказывает, что общение играет немаловажную роль в лечении пациентов. Страх перед болезнью плохо отражается на их состоянии, а позитивный настрой, наоборот, способствует выздоровлению.

— В отличие от обычной реанимации, где я работала до пандемии, здесь люди, как правило, находятся в сознании. И я уже не раз убеждалась в том, что даже самому тяжелому пациенту нужна вера в свои силы. Мы стараемся говорить больным о том, что у них положительная динамика, даже если на самом деле это не совсем так, чтобы человек воспрял духом. Почему-то это всегда работает, — отмечает врач.

Сейчас врач посвящает всё свободное время изучению французского языка

Сейчас врач посвящает всё свободное время изучению французского языка

Поделиться

Ольга говорит, что благодаря своей специализации спокойно относится к смерти. Тем не менее ей, как и другим медикам, работающим в красной зоне, бывает непросто смириться с тем, что пациент так и не смог победить болезнь.


— Изначально я как реаниматолог более спокойно относилась к смерти. А вот моя подруга, невролог, которая тоже пошла работать в красную зону, долго не могла смириться с тем, что у нее умирают пациенты. Да и, конечно, бывает очень сложно свыкнуться со смертью человека, которого ты долго лечил, и он вроде бы шел на поправку.

К сожалению, смерть не обошла стороной и семью Ольги. 31 декабря, когда она была на работе, в Казахстане от сахарного диабета скончался ее отец. Вспоминая об этом, Ольга не может сдержать слез.

— У медиков есть такое негласное правило: тот, кто работает в учреждении первый год, должен выйти на смену 31 декабря. Мне как новенькой пришлось работать в канун Нового года. Дома меня ждал муж, который прилетел на праздники в Омск. И пока я находилась в красной зоне, папа умер... Я так жалею, что мы с мужем не поехали отмечать Новый год с моей семьей. В итоге я даже не попала на похороны отца: из-за пандемии автобусы не ходили в Казахстан, и я смогла приехать домой только 3 января...

Омичка мечтает о воссоединении с мужем

Омичка мечтает о воссоединении с мужем

Поделиться

Оправиться от горя Ольге помогла поддержка супруга и родных. Сейчас она говорит, что семья и муж — самое дорогое, что есть у нее в жизни. Ольга мечтает о том, чтобы все ее близкие были здоровы.

О рабочих буднях и о Франции врач рассказывает на своей странице в «Инстаграме». А еще Ольга любит готовить: в допандемийное время приготовление тортов служило для нее дополнительным источником заработка. Как истинная кореянка, она предпочитает острые блюда. А вот ее супругу, напротив, не нравится слишком большое количество специй в еде. Поэтому национальное корейское блюдо — чимчхи — Ольга готовит только для себя.

Сейчас Ольга ждет возможности вернуться во Францию. В декабре к ней приезжает муж — праздники они будут отмечать вместе. Она ждет окончательного воссоединения с супругом и надеется, что Франция примет ее благосклонно. Но для того, чтобы продолжить врачебную практику за границей, ей придется не только выучить французский язык, но и четыре года отучиться в местном вузе.

— Если получится, я пойду учиться во Франции. Не получится — буду булочки печь. В любом случае это лучше, чем сидеть на шее у мужа, хотя он и не против этого. Думаю, что впереди у меня еще много интересных открытий, — заключает Ольга.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...