4 декабря суббота
СЕЙЧАС -5°С

«Мы уже не справляемся»: вирусолог и иммунолог объясняют, на сколько надо продлить локдаун

Врачи говорят, что неделя нерабочих дней ничего не изменит

Поделиться

На прошлой неделе число новых случаев коронавируса за сутки впервые перешагнуло порог в 40 тысяч

На прошлой неделе число новых случаев коронавируса за сутки впервые перешагнуло порог в 40 тысяч

Поделиться

Рост заболеваемости коронавирусной инфекцией в России не останавливается — на прошлой неделе был установлен очередной антирекорд: 274 619 случаев за семь дней. Об этом на днях сообщила глава Роспотребнадзора Анна Попова. По данным Минздрава на 1 ноября, под наблюдением врачей находилось 1,376 миллиона пациентов. Сейчас правительство ждет спада заболеваемости — такой эффект в теории должны дать нерабочие дни, которые на прошлой неделе были введены по всей стране. Мы тоже этого спада очень ждем, поэтому изучили статистику и поговорили со специалистами, чтобы понять, когда же закончится очередная волна коронавируса и поможет ли нам в этом локдаун.

Почему растет заболеваемость?

Осенний рост предсказывали еще летом: в этот период она растет вполне традиционно много лет, правда не ковидом, а многочисленными ОРВИ. Ковид, впрочем, тоже вполне себе респираторно-вирусная инфекция, так что ожидать от него чего-то иного было бы нелогично. К тому же, в прошлом году он себя уже проявил аналогичным образом: начавшийся осенью рост длился до конца декабря и спадать заболеваемость немного начала только после Нового года.

Прогнозы оказались правдивы: заболеваемость растет с начала осени, ежедневное число вновь выявленных случаев недавно достигло 40 тысяч. Кривая заболеваемости до недавнего времени была похожа на прошлогоднюю, но недавно устремилась вверх активней. В то время как в 2020 году темпы роста в октябре начали замедляться.

Графики роста заболеваемости коронавирусом осенью 2021 года и осенью-зимой 2020 года

Графики роста заболеваемости коронавирусом осенью 2021 года и осенью-зимой 2020 года

Поделиться

Эксперты связывают отличия с тем, что летом появился новый вариант вируса. Вирусолог Анатолий Альтштейн убежден, что эта волна даже не четвертая, а всё еще третья.

— Я рассматриваю эту волну как третью: она началась еще в июне. Произошло это в связи с тем, что в мире изменился вариант вируса, который поддерживает пандемию, — говорит вирусолог Анатолий Альтштейн. — Поднялась волна заболеваемости, потом она спала несколько, но в сентябре снова пошла вверх: ухудшилась погода, дети пошли в школы, а они очень хорошие переносчики вируса. Это всё та же третья волна.

Анатолий Альтштейн — вирусолог, доктор медицинских наук, главный научный сотрудник Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Н. Ф. Гамалеи, где была разработана вакцина «Спутник V».

Иммунолог Николай Крючков говорит, что напрямую нельзя сделать вывод, что рост заболеваемости, как и в прошлом году, будет длиться до нового года, а потом пойдет на спад — слишком много отличий у этих сезонов: с одной стороны, разные стадии эпидемии и более заразный штамм, с другой — зарождающийся коллективный иммунитет. И разное время локдаунов.

— Нужно смотреть более широкий временной диапазон. Прошлой весной у нас были нерабочие дни — локдаун, близкий к европейскому, но не идентичный ему, — объясняет Николай Крючков. — Поэтому к сентябрю мы тоже подошли с другими показателями, с остаточным эффектом весенних ограничений, так что рост у нас начался с низкой базы, и рост растянулся на долгий период. Сейчас ситуация совершенно другая, летом у нас просто разгулялась пандемия, всё было открыто. Сейчас у нас бурный рост в ранние сроки.

Николай Крючков — иммунолог, генеральный директор ООО «Клиникал Экселанс Груп», доцент медицинского университета имени И. М. Сеченова.

Поможет ли локдаун?


Николай Крючков считает, что введение ограничений было необходимо. Он говорит, что здравоохранение просто не справится с потоком больных, даже если он долгое время будет оставаться на сегодняшнем уровне. И неделей локдауна мы тут не обойдемся.

— Недели, конечно, недостаточно. Турция пробовала [вводить локдаун на] пять дней, больше они такой срок не повторяли и вводят, как и другие — четыре-шесть недель, — говорит иммунолог.

— Вводить нужно сразу [на несколько недель], у нас решения о продлении принимаются в последний день, это неадекватно. С момента введения противоэпидемических мер мы наблюдаем первые эффекты спустя 10–14 дней, — говорит Крючков. — Что они собираются оценивать через неделю, мне лично непонятно. Правильней, чтобы у всех был горизонт планирования и всем было понятно, какие меры будут дальше. Суть локдауна в том, чтобы ускорить снижение заболеваемости, госпитализации и смертности. Потому что даже если мы не будем расти, останемся на текущем уровне — мы не сможем справляться, мы уже не справляемся.

Наиболее проблемными сейчас считаются 12 регионов. Анна Попова перечислила их в понедельник на заседании президиума координационного совета при правительстве по борьбе с распространением коронавирусной инфекции: это Самарская, Ульяновская, Новгородская, Брянская, Смоленская, Мурманская области, Республика Хакасия, Хабаровский край, Забайкальский край, Республика Коми, Калининградская область и Орловская область. Снижается заболеваемость только в Калмыкии и Карелии.

— Скорее всего, мы сейчас на максимуме или близко к максимуму по заболеваемости. Может быть, чуть-чуть выше, но это будет некое плато некоторое время, — говорит Крючков. — То, что у нас будет сложный сезон до конца весны — это да, будут действовать проэпидемические факторы, а коллективный иммунитет только формируется.

Анатолий Альтштейн говорит, что неясно насколько поможет локдаун — где-то через неделю мы будем видеть результат. Вряд ли он будет таким большим, по мнению вирусолога.

— Остановить ее можно было бы только мощной вакцинацией, но поскольку у нас никто не хочет вакцинироваться — так и получается, — говорит Альтштейн. — Без вакцины нас ожидает долгая эпидемия.

Николай Крючков тоже подчеркивает, что нужно стимулировать вакцинацию. Однако ждать быстрого эффекта от нее тоже не приходится. Конечно, сейчас, в связи с введением QR-кодов во многих регионах люди прививаются активнее, но иммунитет сначала надо выработать.

— На этой волне вакцинация напрямую не скажется, она начинает работать через четыре недели, в лучшем случае, — говорит Крючков. — И надо понимать, что темпы темпами, но если суммарно привьется небольшое количество — эффект на популяцию будет слабый. Но дело не только в коллективном иммунитете, дело в том, что люди, которые получат эффективные вакцины, защитят себя и создадут мини-коллективный иммунитет для своего окружения.

На сегодняшний день показатель коллективного иммунитета, по данным оперштаба, составляет 46,8%. Ранее вице-премьер Татьяна Голикова на совещании с президентом заявила, что необходимо, чтобы иммунитет был у 80% населения. Весной считалось, что достаточно 60%, и такого показателя Владимир Путин в апреле поручил добиться к осени, но уже летом стало очевидно, что этого не получится. Позже штамм «дельта» повысил ставки: из-за более заразного варианта вируса показатель увеличили на 20%.

Почитайте также о том, какие финансовые гарантии положены тем, кто столкнулся с коронавирусом.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.
Загрузка...