27 октября среда
СЕЙЧАС -1°С

То, что осталось за кадром: история 11 снимков от фотографа NGS55.RU

Наш фотограф Елена Латыпова рассказала о том, как работает во время репортажей

Поделиться

Елена Латыпова с нами и летом, и зимой. Правда, сама она в кадр попадает редко

Елена Латыпова с нами и летом, и зимой. Правда, сама она в кадр попадает редко

Поделиться

Сегодня в России отмечают День фотографа, и мы, конечно же, поздравили с этим праздником нашу Елену Латыпову. Но вместо традиционной фотоподборки лучших снимков мы решили расспросить ее о том, чего не видно в репортажах за красивыми кадрами. Какая история скрывается за созданием той или иной фотографии? Лена отобрала 11 самых значимых снимков за время работы на нашем сайте и рассказала о том, что было за кадром.

— Вообще работа репортажного фотографа — это часто как раз попытка сделать из тех условий, что есть, хорошую фотографию. Это очень сложно и каждый раз своего рода квест. Здесь ничего нельзя срежиссировать и предугадать. Но тем и интересна эта работа. Ты чаще всего сторонний наблюдатель, и твоя задача — не упустить тот единственный неповторимый момент. Надо понимать, что любой из моментов реально больше никогда не повторится, и только фотография может его оставить в памяти ровно таким, какой он был всего один миг, всего один раз в жизни, — объяснила Лена.

Наша история начнется с 23 января этого года, когда прошел первый несогласованный митинг в поддержку задержанного Алексея Навального.

— Это был первый из серии митингов в поддержку Навального и самый холодный по температуре — около –30 °С. Мы стояли на площади больше часа. Стоять куда холоднее, чем ходить. Первое, что отмерзает — это руки. А они — рабочий инструмент наравне с фотоаппаратом. Чем кнопку-то нажимать и зум объектива крутить? Двое перчаток, пять штанов и три носка — ничего не спасет. В это время наш Слава (корреспондент Вячеслав Кумпан, который вел прямой эфир с митинга. — Прим. ред.) ведет стрим с события и в какой-то момент просит меня: «Подержи, пожалуйста, телефон». Я беру телефон, он убегает в тепло магазина, потому что у него настолько отмерзли руки, что он ничего не чувствовал. А я стояла с телефоном в руке и камерой. Мне нужно было снимать, а у меня в руках стрим на всех подписчиков НГС, и я не знала, что делать. Спасло то, что от холода редакционный телефон просто вырубился, и я продолжила работу замерзшими руками. Согрелись мы только тогда, когда люди отправились в путь к Соборной площади. Там стало даже жарко, ведь приходилось бегать, чтобы обогнать толпу, взять ракурсы сверху, спереди, поймать нужные кадры.

Первый митинг в поддержку арестованного Навального прошел во время тридцатиградусных морозов

Первый митинг в поддержку арестованного Навального прошел во время тридцатиградусных морозов

Поделиться

В конце октября к зданию регионального Минздрава подъехала карета скорой медицинской помощи с пациентом, которого отказались принимать в больницах. Медиков не устраивала организация оказания помощи. Всего в тот вечер к зданию подъехали три машины — в двух из них находились пациенты, которым требовалась помощь, а на третьей привезли кислород.

— Один из тех случаев, когда ты после рабочего дня пришел домой, расслабился в кругу близких и уже даже собирался вскоре спать. Но тут срочно вызывают обратно на работу. И оказалось, совсем не зря. К зданию Минздрава привезли на скорых двух пациентов, которым не находилось места в больницах, поражение легких 81% и 88%. В здании только охрана, решить проблему она не может. А родственник одного из пациентов стоит у дверей и кричит: «И что нам делать?». По сути, в пустоту и темноту. Никто ему не может помочь, и ты понимаешь вместе с ними всю безысходность ситуации. И их отчаяние. Через два часа забастовки места всё-таки были найдены. После этой истории сняли министра здравоохранения. А для нас, журналистов, это будет одним из самых памятных репортажей.

«И что нам делать?»

«И что нам делать?»

Поделиться

В июле 2020 года мы рассказали историю москвички Ирины Долининой, которая приехала в Омск учиться на пилота вертолета.

— Мы специально приехали к ней на учебный аэродром неподалеку от Калачинска: сначала на электричке до города, а потом на такси до места. Мы поговорили с Ириной около общежития пилотов и затем отправились снимать ее на летное поле. И по пути я увидела, что весь аэродром усыпан цветами. Попросила остановиться Иру и сделала этот кадр, который очень люблю. Тут и цветы, которые подчеркнули юность и красоту девушки, и авиаангар, и летящий на заднем плане вертолет, которые отлично расскажут о ее будущей профессии.

Постановочное фото? Нет, удачно пойманный момент из жизни, который невозможно повторить

Постановочное фото? Нет, удачно пойманный момент из жизни, который невозможно повторить

Поделиться

В июне Лена вместе с корреспондентом Ириной Буркиной побывала в «красной» зоне БСМП-2.

— Сначала надо облачиться — это целое искусство. Сначала хирургический халат, потом противочумной костюм, двое перчаток. Ни одной волосинки не должно торчать из-под капюшона. Маска, а на нее респиратор, а над ними еще очки. Скотчем обматываем всё для надежности крепления. Фотоаппарат тоже заматываем в пакет. Что ты видишь после всего этого в своей камере? Да почти ничего. Какие-то размытые пятна света и цвета — не более. Но в этих условиях надо работать, благо, за окном сегодня не +30, а всего +24. Первые полчаса в костюме не так уж сложно. Что они жалуются? Нормально работать. А дальше ты только и хочешь, чтобы всё это закончилось. Дышать через маску и респиратор тяжело, ты весь насквозь мокрый и плохо видишь, что вокруг происходит. И как они работают здесь по четыре часа кряду? Больше всех запомнилась женщина 97 лет. Она уже шла на выписку и бесконечно благодарила врачей за ее излечение. Она и сама медик на пенсии.

«Если хотите меня сфотографировать, то дайте расческу», — смущенно просила женщина нашего фотографа

«Если хотите меня сфотографировать, то дайте расческу», — смущенно просила женщина нашего фотографа

Поделиться

6 мая в Большереченском районе в деревне Каракуль за несколько часов сгорела половина домов. Туда Лена отправилась вместе с нашим бывшим корреспондентом Антоном Малахевичем.

— Мы приехали туда по очень плохим дорогам, добирались несколько часов. В селе дул сильнейший ветер, который и стал причиной того, что пламя так быстро охватило деревню. Но когда мы приехали, пожар уже потух, а ветер разносил по деревне тучу пепла. На пепелище копаются люди, пытаясь спасти хоть какое-то имущество. Мы с Антоном тоже ходили по пепелищу, тоже черные от этого пепла — он в глазах, скрипит на зубах, его наверняка уже полно в легких. Я поднялась на возвышение (тоже из пепла, конечно), чтобы снять общий план сгоревшей деревни, и увидела мужчину, который двигался в сторону бывшей школы. Затем он остановился около памятника в виде звезды и долго вчитывался в имена. Звезда — это всё, что уцелело в этой части деревни. Так вышел этот кадр. Он для меня стал хорошей иллюстрацией сегодняшнего отношения к Дню Победы.

«Мы вовсю к <nobr class="_">9 Мая</nobr> готовились, венки купили заранее»

«Мы вовсю к 9 Мая готовились, венки купили заранее»

Поделиться

Вообще этой весной пожаров было очень много — не только в области, но и в черте города. В конце апреля на Лукашевича очень мощно загорелся тростник.

— Причиной, скорее всего, снова стал ветер. Он был очень сильный и махом перекидывал пламя всё дальше и дальше. Посмотреть на событие собрался весь район. Особенно много было, конечно, детей. Пламя подбиралось всё ближе к городской инфраструктуре, и при очередном порыве ветра огонь вспыхнул прямо рядом с пешеходным переходом на остановке «Заречная». Моментально стало очень горячо, и зрители кинулись врассыпную.

Похоже, здесь горит уже слишком сильно для того, чтобы наблюдать

Похоже, здесь горит уже слишком сильно для того, чтобы наблюдать

Поделиться

В конце 2019 года в Старом Кировске во время демонтажа обрушилось здание на территории бывшего комбикормового завода. Попасть на предприятие оказалось проблематично.

— Изначально у меня был только адрес здания и больше никакой информации. Когда такси доставило меня к забору, где даже нет проезда на территорию, я растерялась. Таксист наотрез отказывался меня везти дальше, чтобы искать въезд. На помощь пришли, как и положено, сотрудники МЧС, которые тоже пытались по навигатору подъехать к зданию, а приехали в тот же тупик, что и я с таксистом. Меня просто взяли в автобус, и я оказалась на территории предприятия. К сожалению, под завалами был один из рабочих. Сотрудник СМП констатировал смерть и пошёл по развалинам обратно к скорой. Позже выяснилось, что случайная встреча с МЧС была единственным шансом попасть на территорию, поскольку нашего корреспондента не пропустили через КПП и попросили дождаться начальства. Начальство приехало уже тогда, когда основные завалы были разобраны, и работа спасательных служб закончилась.

Под завалами здания погиб рабочий

Под завалами здания погиб рабочий

Поделиться

— Пандемия коронавируса в 2020 году отправила на удаленку школьников всей большой страны, это коснулось и деревенских школ. Наша область очень большая, и многие отдаленные населенные пункты не имеют привычных большинству из нас благ цивилизации, в том числе и сотовой связи. Встал вопрос: как же учиться на удаленке, если связи нет? Об этом мы поехали снимать репортаж в деревню Танатово Муромцевского района. Дорога в Танатово непростая. Мы писали о деревне и раньше, как раз об этих двух школьниках — Варваре и Семёне, отец которых вынужден на своем транспорте возить детей в школу за 14 километров от дома по бездорожью. Добраться проще пешком. Мы так и поступили: ехали до Окунево (10 километров от Танатово) и пешком через тайгу добирались на репортаж. Мы провели в деревне пять дней. Просто наблюдали за тем, как дети пытаются учиться, чем они занимаются весь день. Вместе с ними ходили рыбачить на Иртыш, лазили по местным крышам, загоняли коров домой и искали интернет в ночи. Казалось бы, всего 10 фотографий, а за ними стоит почти неделя жизни из отдаленной деревни.

Поделиться

А это фото появилось внезапно, во время работы над материалом про почтальона из села Имшегал, которая доставляет почту на самодельном болотоходе.

— Мы отправились на хорошем проходимом внедорожнике в сухую погоду. Однако для дороги, ведущей в Имшегал, этого оказалось недостаточно. В итоге мы пересели на почтовый УАЗик. Дорога такая, что нас постоянно скидывало с сидений на ухабах, автомобиль крутило в грязи, посылки и мы летали по всему салону. В Имшегале мы сделали репортаж и остались бродить в ожидании УАЗика — он уехал развозить почту в еще более далекие сёла. От нечего делать мы посетили большую заброшенную школу села. Школа сохранилась очень неплохо: спортивный зал, учебные классы, кабинеты, учебные пособия и книги. В одном из фойе мы услышали шорохи и пошли узнать, кто же там. В итоге обнаружили пару баранов, которые забрели сюда то ли от жары, то ли в поисках знаний.

— Здравствуйте, извините за опоздание! Можно войти?

— Здравствуйте, извините за опоздание! Можно войти?

Поделиться

Еще одно воспоминание на школьную тему — открытие школы в селе Петропавловка в 2019 году.

— Открытие было намечено в выходной день, ровно 1 сентября. Помню, как очень не хотела туда ехать. Ранний выезд, плохая погода — дождь, ветер, холод. В конце концов, чего интересного можно снять на официальном открытии школы? Но всё вышло иначе. Школа была построена на деньги мецената, который раньше открыл в селе церковь и детский сад. Детей согнали на линейку во двор новой школы в выходной день за день до начала учебного года. Дети — от младшеклассников до выпускных классов — целый час простояли под дождем на холоде, пока все скажут официальные речи, и школа пройдёт обряд православного освящения. Этот первоклашка в каплях дождя и святой воды стал иллюстрацией всего мероприятия. Я, кстати, тоже очень замерзла за этот час вместе со всеми.

— Я не плачу, просто святая вода в глаз попала

— Я не плачу, просто святая вода в глаз попала

Поделиться

Завершаем же нашу подборку самым первым проектом Лены для NGS55.RU — работа с руководителем Омского симфонического оркестра Дмитрием Васильевым.

— Когда-то я была свободным фотографом, и редактор Олег Малиновский позвал меня сделать очень классный проект с крутым человеком, которым я восторгаюсь — дирижером и художественным руководителем Омского симфонического оркестра Дмитрием Васильевым. Отказаться от такого я не могла. Да и проект был крайне интересным — рисовать светом музыку. Олег всегда славится крутыми идеями (теперь я это знаю наверняка). Он придумал прикрепить на дирижерскую палочку светодиод и на длинной выдержке записать траекторию известных произведений. Как всегда, конечно, тут сошлись ожидания и реальность: мы надеялись сделать это в темном зале филармонии, но сцена была занята, и нам пришлось уйти в маленькую темную каморку. Проблема в том, что вспышка высвечивает в этой каморке всё, и она перестает быть темной. Вместо этого на фоне проступали какие-то портреты, бойлер и кружки, столы и стулья. Кроме того, фотограф должен управлять процессом съемки, а командовать тем, кем восторгаешься, крайне сложно. Получилось то, что получилось. Я знаю, что делать надо максимум, и это был максимум из тех условий, что у нас были. Мне этот проект стоил больших нервов, потому что результат сильно разошелся с ожиданиями, и больше я на такие условия, пожалуй, не соглашусь. Нельзя сделать хорошее из плохого. Но точно хочу повторить этот опыт в нормальных условиях.

Дмитрий Васильев рисует скрипичный ключ

Дмитрий Васильев рисует скрипичный ключ

Поделиться

По теме (12)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Омске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...