26 января среда
СЕЙЧАС -14°С

«Пожертвования упали на 83 процента»: глава благотворительного фонда о работе во время пандемии

Валерий Евстигнеев рассказал о том, как его организация переживает кризисные времена самоизоляции

Поделиться

Наш главный редактор Олег Малиновский поговорил с Валерием Евстигнеевым о том, как самоизоляция повлияла на работу хосписа и благотворительного фонда

Наш главный редактор Олег Малиновский поговорил с Валерием Евстигнеевым о том, как самоизоляция повлияла на работу хосписа и благотворительного фонда

Поделиться

NGS55.RU запускает серию прямых эфиров, в которых мы будем общаться с самыми разными известными омичами о том, как сегодняшняя ситуация с коронавирусом повлияла на жизнь людей, на бизнес, на работу и все остальные сферы деятельности. Все прямые эфиры мы будем проводить на нашей странице в «Инстаграме».

Первым гостем нашего эфира стал Валерий Евстигнеев — руководитель детского хосписа и благотворительного фонда «Радуга», который рассказал нам о том, как его организация переживает кризис, сказалась ли самоизоляция на пожертвованиях и есть ли дети, которые лишились операций за границей.

О работе хосписа

Хоспис сейчас не работает как таковой, он закрыт. Только специалисты ведут суточное дежурство — следят за инженерными коммуникациями (газ, отопление, вода, электричество), ухаживают за пони и птицами. С семьями ведётся работа онлайн, у нас на связи 180 семей — обзваниваем, общаемся с родителями, реагируем на просьбы. Пропусков у нас нет, и защитные системы неуместны, потому что степень риска очень высока. Все дети, которые находятся под нашей опекой — они практически «парниковые», всегда дома. Мы готовы сами ребёнка с мамой привезти в хоспис, но исключаем такую возможность, потому что когда дети находятся дома, у них меньше шансов чем-либо заразиться. А когда они все находятся в одном учреждении, ходят в одни и те же кабинеты, риск сильно повышается. Мы реагируем на ситуацию в России и по всему миру, поэтому не хотим подвергать опасности детей, для них пережить инфекцию, стресс — очень тяжело.

Сейчас готовим рейд, развозим средства гигиены для детей, которые по какой-то причине не получают их по льготным программам, а также средства жизнедеятельности, которые получили и оплачивали благодаря жертвователям. Какие-то закупки оборудования в связи с ростом валюты пришлось приостановить, потому что на 30–40 процентов поставщики подняли цены из-за курса. Многие дети сейчас в ожидании дорогостоящего оборудования, и трагично, что наши политические нестабильности влияют на их жизнь. Очень мало государственных программ, которые на это реагируют. Хорошо, что есть НКО, которые могут более быстро, адекватно откликнуться на проблемы детей, но не от нас многое зависит. Резко упали пожертвования, мы сейчас в очень сложной ситуации — сердце обливается кровью, потому что многие дети ждут нашей помощи, участия.

О пожертвованиях

На сегодняшний день от стабильных поступлений за прошлые пять месяцев пожертвования упали на 83 процента, это очень серьёзно. Деньги идут в основном только от регулярных подписчиков, а регулярные подписки — это 50 и 100 рублей, очень маленький процент. Те бизнесмены, которые годами с нами, тоже снизили объём пожертвований. Мы не в обиду, не в укор — у них тоже тяжёлые времена сейчас, поэтому хочется искренне поблагодарить тех, кто в наших рядах, кто с нами. Очень много детских судеб зависит от сторонней помощи.

Мы практически остановили свою деятельность, потому что у нас нет никакой государственной, региональной поддержки, мы ни копейки не получаем для своих проектов. У нас даже по президентскому гранту было финансирование на обучение команды детской паллиативной помощи в Европе, и мы вынуждены были отказаться от поездки, хотя уже были приглашения и билеты на самолёт в Германию. Полгода мы ждали этой возможности, потому что собирались на уровень обучения Союза детских хосписов Европы — это самая высокая степень обучения специалистов в детском паллиативе. Сейчас мы сидим в ожидании лучших времён.

О подопечных детях

Работа идёт, продолжается, но очень жаль, что те дети, которые сегодня нуждаются в реабилитации (а 80 процентов из них — тяжелобольные с неизлечимыми диагнозами), находятся дома, и мы не имеем возможности их пригласить. Поставлено на паузу лечение за границей, у нас два ребёнка должны были отправиться за границу, но процесс остановился изначально по ситуации в Европе, Германия сразу сказала — мы не рассматриваем такой вариант. Ищем альтернативу в России, но наши города и клиники тоже сейчас в таком положении, что не берут иногородних. Те дети, которых мы консультировали через клиники в других городах, сегодня живут без ответа. Таких консультаций очень трудно добиться — в нормальном рабочем режиме нам удавалось узнать мнение лучших профильных специалистов, но сейчас не дотянуться даже до тех, в ком есть первая необходимость. В нашем регионе сейчас таких специалистов нет.

Очень много детей может пострадать от этой ситуации, потому что болезнь — такая штука, которой не прикажешь остановиться или переждать. К нам обращаются дети за последней надеждой в очень серьёзных случаях. Будем надеяться, что скоро запреты будут сняты, и мы продолжим активно работать с этими детьми.

Если вам есть что рассказать о том, как коронавирус и самоизоляция повлияли на ваш бизнес, деятельность, работу и всё прочее — пишите нам на редакционный номер +7 913 670-33-77 (WhatsApp, Viber, Telegram), в нашу группу в соцсети «ВКонтакте» или на почту news55@ngs.ru.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...