17 июня четверг
СЕЙЧАС +21°С

«Ничьей вины тут нет»: почему погорельцы из Каракуля решили поддержать главу местной администрации

Жители деревни встали на сторону Лейлы Мухаметшиной, на которую заведено уголовное дело

Поделиться

Огонь уничтожил половину деревни в Большереченском районе

Огонь уничтожил половину деревни в Большереченском районе

Поделиться

После пожара, который уничтожил 14 жилых домов в деревне Каракуль, главе Уленкульского сельского поселения Большереченского района Лейле Мухаметшиной предъявили обвинение в халатности. Женщина, возглавлявшая поселение на протяжении 15 лет, по версии следствия, не обеспечила пожарную безопасность в деревне — не сделала вокруг нее защитные минерализованные полосы и не уничтожила сухую траву. Однако сами жители Каракуля встали на сторону Мухаметшиной и даже собирают подписи в ее поддержку. NGS55.RU попытался выяснить, почему село не удалось спасти от стихии огня и кто действительно виноват в случившемся.

По словам местных жителей, огонь в Каракуль пришел со стороны Колосовского района и распространялся молниеносно — в считаные секунды буквально «перепрыгивал», как выражаются каракульцы, расстояния в 7–8 метров. От огня вспыхнули камыши, росшие вдоль озера Большой Каракуль, в честь которого и названа деревня, а вслед за ними загорелись и дома. Пожар удалось полностью потушить лишь к утру — на это спасателям понадобилось более 15 часов. Помимо жилых домов в деревне сгорел единственный магазин и еще 10 нежилых построек. Как рассказал позже в омском эфире телеканала «Россия 1» начальник управления надзорной деятельности и профилактической работы управления МЧС по Омской области Максим Новиков, горящие камыши срывал ветер и по воздуху швырял в сторону домов — строения загорались от них, как от спичек.

Лейле Мухаметшиной 55 лет, и до недавнего времени она совмещала работу учителя русского и татарского языков в местной школе с хлопотами главы сельского поселения. От должности ее пока не отстранили — сейчас она помогает погорельцам восстановить документы. Кстати, по всем делам ездит на собственном автомобиле — служебная машина давно пришла в негодность. Но общаться с местными жителями, ставшими свидетелями пожара, ей теперь нельзя. Мухаметшина считает, что корень беды кроется в маленьком финансировании муниципалитетов, и, по ее мнению, эта проблема повсеместна. Многие задачи приходится решать своими силами — местный предприниматель иногда разрешает пользоваться техникой, даже соляркой порой делятся местные жители. Поселение дружное: здесь живут сибирские татары, многие приходятся друг другу родственниками. Среди них есть и те, кто из родного Каракуля даже не выезжал ни разу. В июле местные жители собирались отмечать 360-летие деревни, но вместо праздника пришла беда.

Стена огня шла со стороны лесов и болотистой местности

Стена огня шла со стороны лесов и болотистой местности

Поделиться

— Мы скромно работаем, не считаясь со своим временем, хозяйством, семейными обстоятельствами. Я всю душу вкладывала в эту работу на протяжении пятнадцати лет. Мы готовились к пожароопасному сезону: раздавали людям листовки с предупреждениями об опасности, у нас и пожарная рында висит, помпа, вода — всё есть, деревню я опахивала, и жители об этом знают. Но так получилось… С 27 апреля я борюсь с пожарами. Первый пал травы принес нам проблем — огонь пришел со стороны Колосовского района и почти дошел до деревни Уленкуль, но мы от этого огня отбились. Но пожар повторился из-за сильного урагана. После паводков возле озера наросло много камышей — у нас вообще две беды, то засуха, то подтопления — они и загорелись. Вместе с людьми я тушила пожар. Когда держала шланг водокачки, огонь практически через меня прошел. Теперь все говорят, что я виновата, потому что не срезала камыши. Ну неужели мне в болото нужно было залезть, чтобы их убрать, и тут же утонуть? Тогда бы и винить было некого. Виноватой я себя не считаю. Людей вот только жалко, но мы всех эвакуировали, жертв не было, — говорит Лейла Мухаметшина.

Несмотря на то что после пожара полдеревни превратилось в пепелище, каракульцы не хотят покидать родные места. Даже от места в гостинице «Русь», расположенной в соседнем селе, они отказались. Живут сейчас где придется — кто-то даже раздобыл вагончик-бытовку. Впереди лето, но время не ждет — новые дома для жителей деревни обещают отстроить к холодам.

В семье Руслана и Файи Кенжетаевых двойное несчастье — дом сгорел не только у супругов-пенсионеров, которые жили возле озера со злополучными камышами, но и у их сына. Теперь все вместе живут у матери Файи — труженицы тыла и самой пожилой местной жительницы: ее дом удалось уберечь от огня. У Кенжетаевых сгорели документы, вещи и домашние животные. Но семья никого не винит в случившемся.

— Ничьей вины тут нет. Пожар пришел к нам с другого района. Ветер был настолько сильным, что никакие пожарные бы наши дома не спасли. Бурьян везде да камыши, поэтому всё произошло очень быстро — мы даже ничего вынести не успели. Только видели перед собой пламя. И телята сгорели, и куры, и кошки, и собаки, у сына документы на дом — всё. Но главу зачем винить? Мы уже подписи в ее поддержку оставили, — говорит Файя Кенжетаева.

У муллы Салима Мухамадеева сгорели дом, хозпостройки и баня. Сквозь дымовую завесу он ехал на машине, практически не видя перед собой дороги, чтобы вместе с женой спастись от огня возле местной речки.

— Мы, местные жители, не снимаем своей вины — в подворьях у многих было много сухостоя. Но тут палка о двух концах: жечь его запретили из-за противопожарного режима — он и остался. Ни разу к нам сотрудники МЧС из района не приезжали с проверкой. А когда начался пожар — сколько звонков поступило в районное пожарное отделение, но первая пожарная машина из района приехала к нам только через полтора часа. Почему не приехали спасатели из соседних поселений? А пытаться самим тушить пожар было практически бесполезно. В водокачке совсем мало воды — у нас люди поили скотину. Да и бежать к дому опасно — в каждом дворе стоял бензин, мазут, жители готовились к посевной и заготовке дров. Всё это взрывалось вместе с газовыми баллонами. Люди бежали в ужасе от этого огня. А глава администрации до конца была вместе с нами. Еще одна наша беда — отсутствие лесников. Лесники бы следили за пожароопасными ситуациями, предупреждали районы, область... Получается, что из-за оптимизации и экономии мы несем большие потери. Теперь вся вина легла на низшие чины — разве это справедливо? — считает супруга Салима Мухамадеева, Фания Бариевна.

По словам Фании Мухамадеевой, последние два дома на сгоревшей улице удалось отбить от огня благодаря молодежи, которая приехала тушить пожар из соседних сел. Они вынесли из уцелевших домов мебель и бытовую технику, а потом ринулись тушить полыхающий возле них сухостой.

От этого дома остались лишь металлические ворота

От этого дома остались лишь металлические ворота

Поделиться

Однако губернатор Омской области Александр Бурков заявил о том, что главы районов также обязаны понести личную ответственность за пожары.

— На совете глав, когда заслушивали руководителей районов, все бойко отчитывались, что противопожарная ситуация под контролем, а все мероприятия, которые я утвердил еще 2 февраля, исполняются. Но сегодня облетели север области и увидели, что этим отчетам грош цена, что горят северные районы. Людей мы, конечно, не оставим в беде — поможем. Главы районов должны понимать: если они дальше так будут отчитываться, то у кого-то полетят головы, кто-то дальше поедет заготавливать лес на еще более дальний север, чем наш, — заявил Александр Бурков на следующий день после происшествия.

Председатель региональной автономии татар Омской области Радик Миниханов также встал на сторону Лейлы Мухаметшиной. Он отмечает, что огромные пожары в Каракуле и Северо-Любинском обнажили проблему многих сёл — это недостаток финансирования.

— Я считаю, что вины Лейлы Мухаметшиной в случившемся нет. Это системная проблема, связанная с отсутствием должного финансирования поселений. С 28 апреля шла борьба с огнем в поселении. Осведомлены были все: и глава района, и МЧС, но виноватой сделали только главу. Я понимаю, что сейчас трагедия вышла на федеральный уровень. Пострадали люди, имущество. Но давайте не будем закидывать тапками человека, который более 15 лет руководит поселением, имеет благодарности и госнаграды в сфере муниципального управления. Таких людей, как Мухаметшина, на руках носить надо — это оплот муниципалитетов. Вы спросите у жителей, на чем она ездит по служебным делам? На личном авто. Потому что служебная машина давно сгнила, — говорит Радик Миниханов.

Сейчас главе администрации грозит штраф до пятисот тысяч рублей или полгода ареста. Отметим, что глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин также дал поручение проверить действия пожарных, которые 6 мая тушили пожар в Каракуле.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Омске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...