Город Две недели в тайге: омич ушёл от городской суеты в заброшенную деревню

Две недели в тайге: омич ушёл от городской суеты в заброшенную деревню

Антон Воронов решил найти вдохновение в тайге

Омский дизайнер Антон Воронов провёл две недели в тайге на территории Тарского района — он жил в заброшенной деревне, занимался фотоохотой и общался с отшельниками.

33-летний Антон Воронов работает промышленным дизайнером и увлекается фотографией. Он ведёт здоровый образ жизни и почти не ест мяса. Омич считает, что жизнь в городе не подходит для людей, и черпает вдохновение в природе. Чтобы отдохнуть от суеты, он отправился в путешествие в тайгу.

«Летом 2017-го я ходил в тайгу, на две недели. Не было желания что-то доказывать. Путь ради пути. Не ставил себе целей пройти километраж. Я хотел просто побыть наедине с собой, отдохнуть от интернета, мобильной связи. Город уже высосал у меня всю энергию, захотелось сходить в Князевку. Это место известное, доступное и интересное. Это как ворота в тайгу», — начинает рассказ Антон.

По его словам, Князевка — это деревня в Тарском районе, которая была заброшена несколько лет назад. В ней сохранились постройки, но повсюду царит дух запустения.

Раньше в серьёзные походы омич не ходил, поэтому к путешествию он готовился полгода: продумал маршрут, рассчитал время и очень серьезно подошёл к выбору экипировки. «Я читал разную серьезную литературу, сидел на форумах, на Youtube смотрел каналы таёжников, которые ходят [в путешествия] по одному», — рассказывает Антон.

На экипировку и путешествие в целом омич потратил около 200 тысяч рублей. По словам Антона, он старался брать только качественные вещи, о которых были положительные отзывы опытных туристов. С собой он взял рюкзак вместимостью 40 литров, палатку, сменную одежду, трекинговые палки, газовый баллон от медведей и другие вещи, которые нужны для путешествия по лесу.

«Я брал топор, теперь топор мне не нужен, и в лесу я спокойно обойдусь большим ножом. Когда путник неопытный, он берёт с собой много ненужных вещей. С опытом начинаешь уменьшать содержимое рюкзака. В следующий поход я понесу килограммов на семь-восемь меньше», — делится путешественник.

Еды Антон взял с небольшим запасом на две недели. «Я редко ем мясо, поэтому брал с собой сублиматы: сухую сою, гречку. Ещё взял растворимые супы и лапшу быстрого приготовления. Тушенку я не беру — банки много весят», — говорит он.

На автобусе Антон добрался с омского автовокзала до Тары, где пересел на дребезжащий ПАЗик, который довёз его до поворота на деревню Гриневичи. Это была крайняя точка, до которой можно добраться на подобном транспорте, дальше только болотоход. До Князевки можно дойти по лесу или старому зимнику — дороге с лесовозными колеями и болотной водой. Эту вырубку в тайге сделали еще в царской России. На привалах он сверялся с картой GPS, а дальше шёл по компасу.

В свой первый поход омич старался не отдаляться от дороги. Он ставил лагерь на поляне и уходил гулять в лес с фотокамерой. Во время путешествия Антон очень хотел сфотографировать медведя.

«У меня объектив специальный, который на дальние расстояния позволяет снимать. Но я только след находил, большой мишка был, килограммов на четыреста. А вообще медведи там есть. Они из Князевки девять коней украли», — говорит Антон.

Зато он видел бобров, бурундуков, сов, съевших всех воробьёв в Князевке, и гнездо гадюк, рядом с которым он ночевал в начале путешествия, сразу не заметив его.

Обычно омич ночевал в палатке на местах, где раньше стояли деревни (он даже провёл одну ночь в старой брошенной избе), в самом лесу или у таежных речек. Однажды ночью к его палатке вышли лоси.

«Просыпаюсь оттого, что кто-то фырчит. Смотрю, а это лоси. Я скорее за фотоаппаратом, пока доставал, расчехлял, они ушли. У палатки всё копытами истоптано», — вспоминает он.

«Городские жители думают, что в лесу их сразу съест медведь или волк. Когда деревенские жители это слышат, то смотрят как на дураков. Медведь, конечно, может напасть, но из-за неправильного поведения самого человека или в голодный год. От медведей есть масса уловок: перед сном бросаешь петарды, мажешь себя немного оружейным маслом. Очень много разных тонкостей, которые нужно знать новичку», — делится Антон.

Когда он не занимался фотоохотой, то ходил по лесу с музыкальной колонкой, чтобы на него не вышел зверь.

«Поход — это серьезное дело, а не отдых в тёплой стране. Ты один, до ближайшего человека несколько десятков километров. Болота. Много кровососущих насекомых, от них не помогают репелленты и веточкой от них не отмахнешься. Огромное облако на тебя налетает, и ты даже дышать не можешь, кони и те летом в дома от гнуса прячутся», — говорит омич. По его словам, серьёзных травм в походе он не получил — отделался мелкими порезами, расцарапанным ветками лицом и натертыми от лямок рюкзака ключицами.

Но в пути могут встретиться разные люди. Одно из неприятных воспоминаний — встреча в лесу с компанией, ехавшей мимо с большим количеством спиртного.

«Проехали мужики на болотоходе и так зыркнули странно. Я даже не стал к ним подходить, хотя в другом случае попросил бы подвезти. Когда ты один, то стараешься в такие ситуации не попадать», — рассказывает Антон.

Добравшись до Князевки, он узнал, что в заброшенной деревне живут двое мужчин-отшельников — Василий и Леонид.

У них нередко останавливаются рыбаки и охотники.

«Отшельники — очень добрые люди. Они живут в первозданной природе, собирают грибы, ягоды, рыбачат. Здесь царит атмосфера радушия», — говорит омич.

Отшельник Василий сам живет в брошенном доме и пускает в него охотников и туристов, денег за проживание он не берёт.

«Он уважает научную фантастику, много читает и крайне приятен в разговоре», — продолжает рассказ Антон.

В Князевке омич пробыл десять дней, но жил не у отшельников, а в палатке, на берегу реки Чингала. Вместе с новыми знакомыми и их гостями омич рыбачил на реке Кыртовка, перед урочищем Новокнязевка. «Рыбалка там просто чудесная», — делится впечатлениями Антон.

Омич считает, что люди в деревнях спокойные и расслабленные, им некуда спешить и они добрее городских жителей, всегда готовы помочь путнику.

По его словам, в походе он отдыхал душой, а когда вернулся домой, к нему пришло вдохновение.

Антон планирует и дальше путешествовать по тайге в Омской области, ведь здесь есть много интересных мест.

«Хочется приключений. Природа лечит от всего. А рассказывать о походе — это как описывать вкус коньяка: пока сам не попробуешь — не поймешь», — заключает с улыбкой омич.

Александр Зубов
Фото Антона Воронова
Видео канала mad crow на youtube.com


Подписывайтесь на наш канал в Telegram.
Пишите в редакцию НГС.ОМСК, наши Viber и WhatsApp: 8-913-670-33-77
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
13
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Меня хватило на полгода, а потом возненавидела людей». Как я заработала на недвижимости тревожность вместо миллионов
Алиса Князева
Корреспондент VLADIVOSTOK1.RU
Мнение
«Похоже на потревоженный улей»: в Турции начались погромы. Опасно ли там находиться россиянам
Анна Голубницкая
внештатный корреспондент Городских порталов
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Мнение
«Lada — автомобиль, а "китаец" — автомобилесодержащий продукт». Крик души таксиста о машинах из Поднебесной
Анонимное мнение
Рекомендуем
Знакомства