26 февраля пятница
СЕЙЧАС -27°С

Соцсети изменятся с 1 февраля: чего теперь лучше не делать в интернете

Нецензурная брань, казино, насилие и другой контент, который запретила Госдума

Поделиться

Не удивляйтесь потом, что вас забанили

Не удивляйтесь потом, что вас забанили

Поделиться

Одни издеваются над людьми в прямом эфире, другие придумывают игры, которые заканчиваются суицидом, третьи рассказывают, как сделать взрывчатку в домашних условиях. Это лишь небольшая часть интернет-контента, который мягко называют нежелательным. Но для каждого у законодателей есть одно лаконичное «запретить».

С 1 февраля вступает в силу закон, который дает администрации соцсетей вето на публикацию сомнительного контента. Разбираемся, что будет им считаться, какие наказания ждут владельцев популярных платформ и пользователей, можете ли вы попасть под статью за мат в соцсетях и почему в регулировании интернет-поведения работает только кнут.

Что за закон?

В конце прошлого года Госдума приняла законопроект, который обязывает соцсети самостоятельно выявлять и блокировать запрещенный контент. Под социальными сетями в документе понимаются сайты, доступ к которым составляет более 500 тысяч пользователей (неопределенный круг лиц), находящихся на территории России. В реестр не попали разве что группы в WhatsApp. Впрочем, финальное слово за Роскомнадзором — именно он будет признавать интернет-ресурсы социальными сетями и составлять их список. Руководству упомянутых площадок придется шерстить страницы блогов и сообществ на своих ресурсах и своевременно избавляться от «запрещенки».

— На наш взгляд, это самый действенный способ по наведению там элементарного порядка, — говорит один из авторов законопроекта, депутат Госдумы Сергей Боярский. — Ни у одного государственного регулятора нет таких технических возможностей по мониторингу и поиску запрещенной информации, какие есть у самих площадок.

Сергей Боярский — российский политик, депутат Госдумы Федерального собрания РФ VII созыва, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи, сын Михаила Боярского.

Что стало катализатором для такого закона?

Какого-то конкретного события, которое стало последней каплей для законодателей, нет. К новым запретительным мерам привело вообще поведение блогеров и стримеров в социальных сетях. Наверняка до сих пор у многих на слуху история с блогером Mellstroy, избившим девушку во время прямого эфира на YouTube-канале (до блокировки там было примерно 700 тысяч подписчиков). В декабре зрители стрима блогера Reeflay могли видеть, как за его спиной умирала девушка. И подобного треш-контента — море.

— Проблема состоит в том, что объемы такого деструктивного контента увеличились, — говорит директор Лиги безопасного интернета Екатерина Мизулина. — Увеличился охват этих публикаций, стало больше пользователей сети Интернет как таковой, социальных сетей, мессенджеров, видеохостингов и иных платформ. Особенно в детской аудитории. И объемы этого контента пугают. По нашим данным, порядка 43 миллионов пользователей соцсетей в России состоят в различного рода деструктивных сообществах. Из них порядка 8,5 миллиона — это дети. Какого рода это сообщества? Это сообщества, посвященные, например, кибербулингу (травле и издевательствам), суицидам, шок-контенту, а также треш-стримы и другие виды с особой жестокостью и насилием. Это группы о наркотиках, группы экстремистского и террористического характера. Такого рода деструктивного контента достаточно много, и рост его продолжается.

Екатерина Мизулина — директор ассоциации участников рынка интернет-индустрии «Лига безопасного интернета», крупнейшей и наиболее авторитетной в России организации, созданной для противодействия распространению опасного контента в интернете.

Какой контент попал под запрет?

На данный момент претензий к соцсетям и их пользователям у законодателей накопилось по восьми пунктам. С 1 февраля ресурсы, попавшие в реестр, будут обязаны выявлять и блокировать следующий контент.

Эту восьмерку ждет бан от Роскомнадзора

Эту восьмерку ждет бан от Роскомнадзора

Поделиться

Кроме того, администрация соцсетей обязана будет следить за обсценной лексикой. Правда, никаких санкций за неисполнение этого требования нет.

— Не нужно читать буквально наше предложение как полный запрет на использование нецензурной брани. Мы лишь призываем это делать, — говорит Сергей Боярский. — Дальше это будет на совести социальной сети и тех решений, которые они будут применять. Мы прекрасно понимаем, что вычистить всю ненормативную лексику из комментариев или каких-то сообществ на сегодняшний день не представляется возможным.

Какое наказание ждет владельцев соцсетей?

Если администрация соцсети не станет удалять запрещенный контент, ее накажут рублем. И штрафы солидные. Для граждан они составят от 100 тысяч до 200 тысяч рублей, для должностных лиц — от 400 тысяч до 800 тысяч, для юрлиц — от 3 миллионов до 8 миллионов рублей. Если владельцы социальной сети с первого раза не поймут и повторно откажутся блокировать контент, сумма вырастет. Она составит от 200 тысяч до полумиллиона для граждан, от 800 тысяч до миллиона рублей для должностных лиц, для юридических лиц — от 1/10 до 1/5 совокупного размера годовой выручки, но не менее 8 миллионов рублей.

А что с владельцами аккаунтов?

Для блогеров и других пользователей, которые ведут треш-стримы и распространяют шок-контент, есть своя статья. Новый закон очередных запретов для юзеров не предписывает.

Но ведь большинство пабликов с «запрещенкой» — это закрытые группы?

— На самом деле большая часть таких пабликов, особенно экстремистско-террористического характера, не являются закрытыми группами, — говорит Екатерина Мизулина. — Это открытые группы, и для их продвижения в соцсетях используются абсолютно типичные механизмы, абсолютно коммерческие методы и алгоритмы. Да, часть из них закрытая, но это совершенно не имеет никакого отношения к работе, потому что на данном этапе задача будет у владельца (у администрации соцсетей, мессенджеров и видеохостингов) — самостоятельно такой контент модерировать, самостоятельно его блокировать или удалять и оперативно реагировать на жалобы пользователей, которые к ним поступают. Чего на данный момент они пока не делают.

Если понадобится, каждому вашему слову устроят экспертизу

Если понадобится, каждому вашему слову устроят экспертизу

Поделиться

Что, и я могу пожаловаться?

Можете. Например, если вас возмущает видео, которое смотрит ваш ребенок, вы вправе сообщить об этом администрации социальной сети в два клика. Достаточно нажать кнопку «пожаловаться» (она есть везде) и указать причину вашего недовольства. Если руководство соцсети не примет никаких мер по блокировке или удалению контента, можно направить соответствующую жалобу в Роскомнадзор: в электронном виде через портал госуслуг и в бумажном — принести лично или отправить почтой. Подробную информацию вы можете уточнить по телефону +7 (495) 983-33-93.

У «интернет-запрещенки» есть срок давности?

Рассмотрим этот вопрос на примере рекламы онлайн-казино. Видео про «поднял бабла» и ролики с рэперами в рекламных футболках букмекерских контор теперь рискуют попасть в бан, когда бы они ни были опубликованы. Логика проста: раз публикации доступны для просмотра, значит, они попадают под букву закона.

— Конечно, никакого срока давности нет, — говорит Екатерина Мизулина. — Если сейчас он продолжает транслироваться и получать просмотры и охваты. Мы же живем в сегодняшнем дне. Если бы они были загружены несколько лет назад и дальше какие-то действия с этими видео были приостановлены, никто бы не смотрел их и не получал определенное число просмотров, это был бы один вопрос. А поскольку продолжает существовать ситуация с распространением информации (а речь идет именно об этом), то, конечно, к ним будут также применяться все те нормы закона, которые есть, как и к любому другому запрещенному контенту.

Закон будет совершенствоваться?

Поскольку законы не пишут под единичные случаи, законодатели не исключают, что в дальнейшем он будет меняться в зависимости от вызовов времени и исходя из реалий.

— Если на рубеже 2014–2015 годов мы поднимали тему групп, связанных с суицидами, которые распространялись среди детей, или групп так называемого АУЕ (включена в перечень запрещенных в РФ экстремистских организаций. — Прим. ред.), то сейчас многие из этих сообществ трансформировались в другие, где всё смешано. Это и суициды, и нападения на школы, на общественные учреждения, — говорит Екатерина Мизулина. — По сути, это группы экстремистско-террористического характера. И такие явления постоянно появляются, поскольку меняется механизм работы самих платформ, появляются новые сервисы и возможности, и, например, тех же треш-стримов на рубеже 2014–2015 годов просто не было. Сейчас в 2020 году мы все увидели, что они появились. Всё эволюционирует, всё меняется. Я думаю, что будут подниматься еще и темы с ограничением мошеннических действий определенного характера, потому что это сейчас имеет колоссальный охват, и в прошлом году был резкий рост такого рода случаев. Поэтому, думаю, будут определенные дополнения в законе, и будут они появляться постепенно.

«Нельзя свалиться в варварство, если еще из него не вышли»

С интернетом и его влиянием на общество российские власти борются давно и с разной степенью успешности. Осенью 2019 года активно обсуждали «суверенный интернет», но так называемого чебурнета так и не появилось. Новая инициатива хороша, но рассматривает ситуацию только с запретительной стороны. Грубо говоря, удочку отобрали, а рыбу не дали. Главной полуосознанной задачей государства, как писал известный философ и антрополог Андрей Пелипенко, остается укрощение варваров — «дикарей, развращенных благами цивилизации, но не желающих и не способных работать для расширения ее ресурса и отказывающихся от цивилизационной стратегии жизни».

— Нельзя свалиться в варварство, если еще из него не вышли, — говорит доктор философских наук, заведующий кафедрой прикладной социологии Уральского федерального университета Анатолий Меренков. — Сейчас идет усиление эгоистических наклонностей с помощью культуры, искусства, соцсетей и СМИ. Давайте посмотрим на наше телевидение. У нас же есть целые программы о том, кто кого изнасиловал, убил, обокрал. Люди их смотрят, эти передачи считаются рейтинговыми. Выходит, есть достаточно большое количество людей с низменными, мазохистскими наклонностями. Они жаждут получить новую информацию «кто кого», а не о том, кто оказал помощь, помог больным детям, занимается благотворительностью. Те формы запретов, которые есть, малоэффективны. Есть люди, рождающиеся с определенной склонностью к власти, а склонность к власти ведет к склонности к насилию, потому что власть осуществляется чаще всего с помощью насилия. Этих людей надо иначе воспитывать, образовывать, включать их в деятельность, связанную с помощью, поддержкой других людей.

И не забываем о так называемом эффекте Стрейзанд, когда цензура приводит лишь к более широкому распространению запрещенной информации.

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться
Загрузка...
Загрузка...