18 апреля воскресенье
СЕЙЧАС +2°С

«Новорожденные дети — это самые благодарные пациенты»: история детского реаниматолога

Врачебная практика в жизни Анны ушла на второй план, но она помнит глаза каждого спасённого малыша

Поделиться

Анна на протяжении 12 лет работала детским реаниматологом

Анна на протяжении 12 лет работала детским реаниматологом

Поделиться

Анна Персиянцева — детский реаниматолог с многолетним опытом работы. За её хрупкими плечами сотни спасённых жизней. Сегодня Анна уже не работает с маленькими пациентами — она заместитель руководителя регионального центра первичной медико-санитарной помощи и специализируется на применении бережливых технологий в сфере здравоохранения. Но она по-прежнему помнит лица малышей, за которых Анна билась против смерти.

Самые благодарные пациенты

— Выбор профессии не вызывал у меня никаких сомнений — я хотела лечить детей. После школы поступила на педиатрический факультет медицинского университета — там же познакомилась со своим будущим мужем. Мы с ним учились в одной группе. У меня и мама врач — в общем, такая медицинская семья.

Получив диплом я поняла, что хочу лечить совсем маленьких детей. Тех, что только-только появились на свет. Так я пришла в отделение реанимации интенсивной терапии новорожденных недоношенных детей.

Младенцы не могут говорить, зато умеют улыбаться — я работала с детьми, которым всего несколько суток от роду. Но я могу с уверенностью заявить, что новорождённые дети — это самые благодарные пациенты. Лучшая награда — это когда ты видишь, как набирается сил малыш, как розовеют его щёки, как в его сердцебиении пульсирует жизнь.

Врач помнит лица своих маленьких пациентов

Врач помнит лица своих маленьких пациентов

Поделиться

Как ни странно, всех своих маленьких пациентов я помню в лицо, а вот их мам — далеко не всегда. Однажды я шла по улице и мне навстречу метнулась женщина. «Здравствуйте! Вы нас помните?» Я говорю: «Извините, конечно, но, к сожалению, не помню». А она мне: «Несколько лет назад вы спасли моей доченьке жизнь. А теперь она идёт в первый класс!».

Безусловно, работа в детской реанимации — это стресс. Но о грустном не будем. Врачу всегда нужно сохранять самообладание — здесь нет места эмоциям и слезам. Роды — это совершенно непредсказуемый процесс. Сложно предугадать, произойдёт ли сбой — всё-таки это не заводская сборка машины, когда ты точно знаешь, что отклонение от четкой схемы даёт некачественный результат. Здесь есть клинические рекомендации и инструкции, но с обеих сторон баррикад находятся живые люди и предсказать некоторые события просто невозможно.

Люди шлют мне в Инстаграм свои фотографии

Конечно, профессия медика — это прежде всего про любовь к людям. Кому-то умение любить людей дано свыше, а к кому-то так и не приходит с годами. Каждый, кто идёт работать в медицину, понимает, что прежде всего ему придётся работать с людьми. Как правило, с людьми тревожными и усталыми. Когда человек болен, он скорее всего будет негативно настроен по отношению ко всем окружающим. В первую очередь достанется врачу, под горячую руку может попасть даже регистратор...

Муж Анны тоже врач, но дома они почти не разговаривают о работе

Муж Анны тоже врач, но дома они почти не разговаривают о работе

Поделиться

В последнее время в России набирает обороты очень печальная тенденция — общество считает, что наша медицина ужасна. Но это ошибочное мнение. Вы когда нибудь видели в «Инстаграме» пост такого, например, содержания: «Как классно я вчера сходил к хирургу — он мне так отлично всё сделал, даже бантиком завязал шов! Крутяк! Спасибо, дорогой Иван Иванович, буду рекомендовать вас друзьям и знакомым!». А что-то негативное написать — пожалуйста. Очень часто эмоции смешиваются с субъективизмом. Давайте не забывать о том, что в медицине работают люди, а не роботы. У них тоже может быть плохое настроение, они тоже болеют, у них есть семья. Случается, что мне в мессенджеры присылают фотографии и пишут помоги: «Что это?». Или: «Покажи мужу, он же у тебя хирург!». Я, конечно, напишу ответ и хирургу покажу, только всё же на консультацию к доктору идти обязательно нужно!

Теперь реанимация в моей жизни ушла на задний план — у меня руководящая должность. Медицинская практика и административные процессы это два совершенно разных направления, но я не могу сказать, что в новой лодке плыть спокойнее. Да, здесь не стоит вопрос жизни и смерти. По-прежнему работаю с людьми. С огромным количеством людей. Они все разные и порой тоже сложные.

Несмотря на высокую занятость, времени для себя мне хватает. Я, например, очень люблю моду — общаюсь со стилистами, участвую в шоппинг-турах, сама придумываю себе одежду— мне это близко и интересно.

Сейчас Анна делится своим опытом с другими врачами — она ведет лекции в центре повышения квалификации работников здравоохранения

Сейчас Анна делится своим опытом с другими врачами — она ведет лекции в центре повышения квалификации работников здравоохранения

Поделиться

Медицинская семья

Как я уже говорила, мой муж тоже медик. И да, профессиональная деформация не обошла нашу семью стороной. Наши с супругом шуточки кажутся далёким от медицины друзьям слишком циничными. Но дома мы почти не говорим о работе — я, бывает, только со слов друзей узнаю, какой мой муж молодец.

Нашему сыну десять лет. Пока сын рос, случалось всё — сломанные зубы, поцарапанные коленки...Я не проверяю его электронный дневник, не стою над душой, пока он делает домашние задания. Я не могу назвать себя тревожной мамой. Я мать-ехидна. Но когда сын болеет, резко включаю «режим врача». А я в этом образе кажусь ему очень суровой. Ему такая мама не нравится, говорит: «Ты злая!». Ну, конечно, больно ему, когда я ставлю уколы. А я хочу быть с ним честной. Помню, идём мы с ним на прививку, сын спрашивает: «А это больно?». Я говорю: «Ну да, неприятно, как будто кто-то тебя ущипнул». Зачем я буду врать? А сын говорит: «Можно я буду дрожать, как осиновый лист?». Я говорю: «Ну давай, подрожи». Смеёмся.

Но всё же, переступив порог своей квартиры, я становлюсь мамой и женой. Я уже не «человек в белом халате». Случится новый день — я открою дверь, и тогда я об этом подумаю.

Сын, кстати, мне уже сообщил о том, что он хочет стать ветеринаром. Вот задумалась, буду ли я рада, если он свяжет свою жизнь с медициной? Честно скажу — не очень. В других профессиях ты несешь ответственность только за себя, а здесь — и за себя, и за других. Но если сын после школы пойдет учиться на врача, отговаривать его я, конечно, не стану — это его жизнь и его выбор.

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...