16 января суббота
СЕЙЧАС -13°С

Руководство бывшего «Источника красоты»: «Мы никого здесь не гипнотизируем, на нас юристы зарабатывают деньги»

Поделиться

Корреспонденту НГС.ОМСК удалось встретиться с представителями центра красоты, на который жалуются десятки женщин в городе, — там объяснили, с чем это связано.

Организация, больше известная в Омске как «Источник красоты», находится в «Миллениуме», на 9-м этаже, и работает под вывеской «Центр красоты и коррекции фигуры». Напомним, недавно две омички выиграли суд и ищут пострадавших от услуг салона «Источник красоты», поскольку компания перерегистрировалась и не выплачивает деньги.

В «Центре красоты и коррекции фигуры» строго запрещено фотографировать. У входа — зеркальный шкаф, бахилы и ресепшен, все сотрудники, как в клинике, носят белые халаты

В «Центре красоты и коррекции фигуры» строго запрещено фотографировать. У входа — зеркальный шкаф, бахилы и ресепшен, все сотрудники, как в клинике, носят белые халаты

Поделиться

Придя на встречу в назначенное время, корреспондент НГС.ОМСК застала оживление в центре, который был больше похож на клинику: женщины входили и выходили, надевали бахилы, сидели в зале ожидания с огромным аквариумом и смотрели передачи с Еленой Малышевой, которая что-то рассказывала о коррекции фигуры. На ресепшен корреспондента встретила девушка в белом халате с красной помадой на губах и проводила в кабинет, где вместо одного коммерческого директора компании, с которым была назначена встреча, сидели трое — две женщины и мужчина. Женщины представились менеджером по работе с клиентами Марианной Рашевской и коммерческим директором центра Оксаной Сперанской. Мужчина попросил не обращать на него внимания. Позднее через систему «СПАРК-Интерфакс» выяснилось, что директором компании числится Марианна Рашевская.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

НГС.ОМСК: Мы решили обратиться к вам за комментарием после того, как нам стали поступать жалобы от ваших клиентов. Они называют себя пострадавшими (все трое собеседников повторяют последнее слово, переглядываются и ухмыляются). Как вы думаете, с чем связан шквал жалоб?

Оксана Сперанская: У нас много конкурентов, и в наш отдел кадров приходят люди, обращаются, хотят у нас работать, потому что у нас реально много довольных клиентов, большая клиентская база. Наверное, из-за этого. Есть и недовольные клиенты, как и везде. Как и у конкурентов.

НГС.ОМСК: А кого из конкурентов вы можете назвать? Вы же себя позиционируете как медицинский центр?

Оксана Сперанская и Марианна Рашевская: Да, у нас же есть медицинская лицензия.

НГС.ОМСК: И кого все же назвать можете в качестве своих конкурентов? «Евромед», «Ультрамед», кого-то другого?

Оксана Сперанская и Марианна Рашевская и мужчина в углу комнаты: Нет. Мы никого называть не будем, это ниша бизнеса и есть конкуренция. Опускаться до того уровня, брать и навешивать ярлыки мы не будем. Мы не разбрасываемся такими словами.

Оксана Сперанская: У нас название «Центр красоты и коррекции фигуры». Думаю, таких центров много, правильно, да? Тот же самый «Доктор Борменталь». Приходят клиенты и говорят, что там какие-то трансы, гипнозы…

НГС.ОМСК: Про ваш центр такое говорят?


Оксана Сперанская: Нет, вы что. Хотите, я вам наш центр покажу?

НГС.ОМСК: Спасибо, я у вас уже была здесь. В качестве клиентки. (Статья о походе в центр, который назывался тогда «Источником красоты», вышла на НГС.ОМСК в 2015 году.)

Так выглядит зал ожидания. Здесь сидят как женщины пенсионного возраста, так и молодые посетительницы. На стене висит телевизор, из которого громко вещает Елена Малышева. Здесь же посетителям предлагают чай

Так выглядит зал ожидания. Здесь сидят как женщины пенсионного возраста, так и молодые посетительницы. На стене висит телевизор, из которого громко вещает Елена Малышева. Здесь же посетителям предлагают чай

Поделиться

Марианна Рашевская: Ну и как, вас в плен взяли, навязали что-то? (Смеется.) Можно, я поясню: на самом деле у нас в договоре есть пункт 6, который гласит, что клиент вправе расторгнуть договор в любой момент. То есть это из закона выписано.

НГС.ОМСК: Почему клиенты тогда не могут расторгнуть договор?

Марианна Рашевская: А потому что каждая сфера себя рекламирует. И юристы хотят кушать. Они их (клиентов. — НГС.ОМСК) выслеживают вплоть до того, что стоят у нас внизу и начинают людям объяснять, что с нас можно еще и заработать. Понимаете?

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

НГС.ОМСК: Что это за организации, назовите их?

Марианна Рашевская: Это организации, которые хотят кушать. Они начинают говорить, что мы тут всякими психологическими воздействиями [занимаемся]. Я объясняю клиенту, когда они приходят с юристами к нам. Когда клиентам наши сотрудники объясняют процедуры — это реклама. Хотите — не хотите, решать вам, говорю я им. Начинают говорить, что какое-то психологическое давление. И я объясняю, что это логично: наши сотрудники общаются с клиентами не день и не два. И нашим сотрудникам клиентам в глаза не стыдно смотреть, потому что они делают то, что они обещали. Мы же не обещали сделать из девочки мальчика или наоборот? Или скинуть 30 лет. Это нереально! У нас все процедуры — чистка там и подобное, делаются как положено. У нас среди клиентов есть женщины, у которых свои салоны. Даже не буду называть их.

НГС.ОМСК: И все-таки вернемся к вопросу. Вот приходит клиент, он хочет расторгнуть договор...

Марианна Рашевская: Без проблем! Они и с юристами приходят, и с детьми.

НГС.ОМСК: А у вас есть случаи, когда расторгли договор? И сколько таких?

Марианна Рашевская: Конечно! Немного. Ну если человек хочет расторгнуть, мы ни в коем случае не препятствуем, даже не обсуждается. Единственное, я спрашиваю — зачем вам юристы? Мы объясняем момент расторжения, все по закону. Они (клиенты) соглашаются, платят за процедуры, которые по факту прошли, нам и платят юристу. Я у них спрашиваю: а зачем вам сопровождающий юрист? Вы поверьте, мы ведь не фирма-однодневка, у нас очень большая база клиентов! Есть разные люди: есть мужья ненормальные, есть братья, ну всякие. И если бы у нас не было результата, и мы бы были такие плохие, как о нас говорят, — нас бы выкинули с этого этажа давно уже. Что касается расторжения: у нас есть даже телефоны, я его домой даже забираю — люди звонят — хотят записаться на расторжение, — пожалуйста. То есть на определенное время записываются.

НГС.ОМСК: А причины расторжения договоров какие? Что говорят вам клиенты при расторжении?

Марианна Рашевская: Это все юристы. Бывает, с мужьями приходят, с детьми. Объясняешь, показываешь центр — не, ну понятно, жена пришла домой с договором через банк… Нам говорят, что мы их ввели в заблуждение, что загипнотизировали, что мы с ними сделали безобразие. И начинаешь юристам рассказывать, как было. Эти юристы... Наверное, считают наших клиентов не совсем адекватными. На всех можно наговорить все что угодно. А юристы на нас зарабатывают немалые деньги. Это бизнес, ничего личного.

Оксана Сперанская: Некоторые клиенты ходят сюда и не говорят мужьям, потому что знают, что мужья будут уже против.

Марианна Рашевская: Ну это женские такие вот уловки.

НГС.ОМСК: Ваша компания меняла название 3 раза. Оксана Сергеевна, вы не знаете — почему, с чем это связано?

Оксана Сперанская: Я работаю здесь с декабря (2016 года. — НГС.ОМСК), пришла в отдел кадров, меня взяли. Я не знаю, что было до.

НГС.ОМСК: Как же так, вы же коммерческий директор, должны знать.

Оксана Сперанская: Зачем? Я коммерческий директор, отвечаю за продажи.

НГС.ОМСК: А как правильно называется ваше юрлицо?

Оксана Сперанская: «Афродита».

НГС.ОМСК: Об истории компании можете рассказать? Концепция компании есть? Откуда вы, из Омска или нет?

Оксана Сперанская: У нас сеть большая по России. Нами довольны.

НГС.ОМСК: А какие процедуры вы здесь проводите?

Оксана Сперанская: Мы занимаемся красотой и коррекцией фигуры.

Марианна Рашевская: Различные процедуры.

НГС.ОМСК: А что в это входит? Поконкретнее. Косметология, например.

Оксана Сперанская: Ну вы же у нас были, да? Были же!

НГС.ОМСК: Были у вас давно, когда не было у вас коррекции фигуры.

Марианна Рашевская: Здесь есть трихология, косметология, коррекция фигуры. Все зависит от того, какое направление выберет клиент.

НГС.ОМСК: На какую аудиторию вы ориентируетесь, возраст ее?

Марианна Рашевская: С 27 до 60 лет, если идет речь, например, о коррекции фигуры. Потому что кожа еще регенерируется. Наверное, вы знаете, что с этого года косметика не сертифицирована. Поэтому — чем мы мажемся, мы не знаем, и проблемы появляются у девочек младшего возраста.

НГС.ОМСК: Лицензия у вас есть? Какие врачи у вас работают, они тоже сертифицированные специалисты?

Марианна Рашевская: Конечно. У нас трихолог и другие. Кроме того, есть противопоказания у пациентов.

(После интервью у входа в центр корреспонденту показали стенд с лицензией. Документ выдан областным минздравом в октябре 2015 года и действует бессрочно. Интересно, что основной вид деятельности ООО «Афродита», зарегистрированной в омской 10-этажке на ул. Крупской, звучит как «торговля розничная косметическими и товарами личной гигиены в специализированных магазинах»).


Оксана Сперанская: Мы можем отказать без объяснения причин. У нас сейчас много медотводов, мы на себя ответственность не берем: это с онкозаболеваниями, щитовидка (мы живем в таком районе с дефицитом йода, в Омской области), эпилепсия. Есть такие клиенты, которые хотят, но мы им отказываем.

НГС.ОМСК: Вернемся к клиентам. Все-таки нет дыма без огня. Почему столько жалоб на вас? В одном отделе полиции 10 заявлений. (О них НГС.ОМСК писал ранее).

Марианна Рашевская и Оксана Сперанская: Нет никаких жалоб. Не может такого быть.

Оксана Сперанская: Если бы были заявления, отдел полиции пришел бы к нам…

Марианна Рашевская (перебивает): Отдел полиции приходил к нам по клиентам, причем те же юристы, с клиентами которых мы расторгли договора. Мы предоставляем соглашения о расторжении договоров, потому как мы уже вопрос решили. Сейчас они (юристы. — НГС.ОМСК) стали водить клиентов в полицию без нас. А к нам в основном приходят дети клиентов. У нас сейчас не все дети взрослые работающие — и говорят [нам] вот такие фразы: «Как это она (мама, клиентка центра. — НГС.ОМСК) будет тратить деньги на себя? У нас ипотека. Она не имеет права!». А когда женщина боится своих детей, она начинает говорить, что не знает, что здесь произошло. Обычно расторгнуть договор — это не решение клиентов, а решение детей.

НГС.ОМСК: То есть у вас тут часто скандальные семейные ситуации?

Оксана Сперанская и Марианна Рашевская: Нет, мы все объясняем. С женщинами как-то проще, а с детьми сложнее.

Марианна Рашевская: Нам часто говорят «вы меня загипнотизировали». Мы никого никогда не гипнотизировали. Говоришь клиенту: вы расскажите, как все было, честно. Мы никого в плен-то брать не будем, у нас хватает базы. У нас более 6000 клиентов. Пришел полицейский, говорит, тоже жена у него была здесь. Мы у него спросили: ну и что, мол, заставили жену вашу подписать договор? Он ответил: нет, мол, она мне позвонила, а я ей сказал, что у нас другие планы. Мы никому тут иголки под ногти не загоняем…

НГС.ОМСК: У нас другая информация, что позвонить здесь не дают никому. Убеждают не звонить. Например, я, когда у вас была как клиентка, меня убеждали, что если я позвоню мужу, то он уйдет от меня.

Оксана Сперанская: Они вам просто приводили примеры, что бывает у клиентов, делятся своими ситуациями. Или вам попался неграмотный специалист.

Марианна Рашевская: Нет, вот сейчас мы уже предупреждаем — делайте тише телефон. Если вы хотите позвонить — звоните детям, мужу. Мы даже настаиваем. Если человек не хочет к нам, сомневается. Зачем?

НГС.ОМСК: Такой вопрос — а откуда у вас база телефонов?

Марианна Рашевская и Оксана Сперанская: Рекомендации, которые оставляют сами клиенты. Мы клиентов просим порекомендовать, и там могут быть какие-то бонусы. И они начинают со своего телефона номера писать на специальный лист. Но это по желанию.

НГС.ОМСК: Некоторым по нескольку раз в год звонят ведь ваши сотрудники. И говорят, чтобы не звонили, а они звонят.

Марианна Рашевская: Такого не может быть. Я вам отвечаю. И эти сотрудники, они за это в ответе. Если человек сказал «Не звоните мне больше», никто не будет звонить. Никто не хочет потерять работу, это наказуемо штрафными санкциями. Это все сказки, то, что вам говорят.

НГС.ОМСК: Так моим коллегам звонят. Раз в полгода. 

Оксана Сперанская: А может, человек передумает и придет к нам через полгода, как часто бывает?!

Марианна Рашевская: Всякое бывает. Вот с улицы к нам не зайдешь — у нас на каждого сотрудника свой специалист. Мы рекламируемся, показываем, рассказываем все.

НГС.ОМСК: А почему у вас процедуры берут в кредит? Один раз за процедуру заплатить нельзя, ведь ваши конкуренты так работают — к ним приходишь, можно пройти УЗИ или к косметологу сходить?

Марианна Рашевская: У нас 3 вида оплаты. Есть сейчас наличный расчет и безналичный — оба за полную стоимость программы либо через банк. Лицензии на кредитование населения у нас нет. Разовые процедуры мы не оказываем.

Оксана Сперанская: За эти разовые процедуры они (конкуренты) не несут никакой ответственности. Никакого результата.

НГС.ОМСК: А если у человека вылезло красное пятно на все лицо после ваших процедур, вы несете ответственность?

Обе и затем — Марианна Рашевская: Конечно! Мы не можем рисковать лицензией. Но таких случаев у нас не было. Хотя один случай был, юристы довели до суда одну клиентку, она отправила нашу косметику на экспертизу. И пришло заключение — косметика гипераллергенна (вероятно, имелось ввиду гипоаллергенна. — НГС.ОМСК), а взаимосвязь с аллергией женщина не доказала, потому что этого не было. Косметику мы даем, чтобы не было ухудшения после наших процедур. Она проверенная, не может нанести вреда. Косметика включена в договор, все зависит от того, что выберет клиент.

НГС.ОМСК: Как называется эта косметика?

Марианна Рашевская (пытается вспомнить): Я не запомнила.

Оксана Сперанская: Косметика абсолютно разных марок (задумчиво)… La Roche-Posay, Farmona, «Гальваника». Как же еще называется…У нас врач есть дерматовенеролог-косметолог-трихолог. Она постоянно учится и косметику рекомендует.

Рыбки в аквариуме в зале ожидания, который от основного зала отделяет стекло. Если приглядеться, через аквариум можно разглядеть 2 мойки для волос и ряд стеклянных кабинок — здесь под прицелом веб-камер и проходит обследование

Рыбки в аквариуме в зале ожидания, который от основного зала отделяет стекло. Если приглядеться, через аквариум можно разглядеть 2 мойки для волос и ряд стеклянных кабинок — здесь под прицелом веб-камер и проходит обследование

Поделиться

Беседа продолжалась около часа. После этого корреспонденту НГС.ОМСК показали «Центр красоты и коррекции фигуры». В одном из кабинетов на стене висело более десятка дипломов о медицинском образовании и повышении квалификации, оформленных на одного человека. Интересно, что врач дерматовенеролог-косметолог–трихолог, согласно диплому на стене, окончила ОмГМУ по специальности «педиатрия».

В этот момент по «Центру…» сновали пациенты, среди которых были и пожилые мужчины, а на ресепшен клиентам выдавали бутылки с гранатовым соком и говорили, что сегодня проходит акция. Корреспондент НГС.ОМСК предложила участникам беседы сфотографироваться для интервью, но они отказались. «Я не публична. И мы в рекламе не нуждаемся», — ответила коммерческий директор «Центра…» и запретила фотографировать заведение изнутри.

Ирина Акишева
Фото автора

Следите за новостями в нашей группе «ВКонтакте».​

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...