7 июля вторник
СЕЙЧАС +27°С

Агорафобия, социофобия и мысли о смерти: истории омичей, которые страдают паническими атаками

NGS55.RU пообщался с людьми, которых может напугать до смерти даже собственная тень

Поделиться

Людей, которые сталкиваются с паническими атаками, становится всё больше

Людей, которые сталкиваются с паническими атаками, становится всё больше

Панические атаки — это невротическое расстройство, которое не уступает «в популярности» биполярному расстройству, синдрому хронической усталости и ещё парочке диагнозов, которые упорно романтизирует и примеряет на себя молодое поколение. Мы решили разобраться, что испытывают люди, которые на самом деле страдают паническими атаками и живут, страшась собственной тени. О жизни, летящей под откос, о лайках, провоцирующих развитие невроза и недооценённой угрозе — в материале NGS55.RU.

— …Внезапно появляется ощущение тревоги, накатывает даже не страх, а настоящий ужас. Сердце начинает биться очень сильно. Бросает то в жар, то в холод. Возникает полная дезориентация. Я ничего не слышу и никого не вижу. Не понимаю, что вообще происходит. Кажется, что этот ужас не кончится никогда. Хочется бежать без оглядки. Или умереть.

Татьяне (имя изменено) 24 года. Трудно поверить, что такие эмоции вызвала не крупная трагедия, не сообщение медиков о найденной неизлечимой болезни, не смерть близкого родственника и не измена любимого человека. Татьяну до очередного нервного срыва довёл... светофор. Нет, он не упал ей на голову и не придавил её собаку. Он загорелся красным светом, и девушка впала в истерику.

— … И вдруг мне становится плохо. Я испытываю страшные эмоции, я сильно паникую. Учащается сердцебиение, поднимается или падает артериальное давление. Я вся в поту. Мысли путаются. Всё вокруг становится смазанным. Ощущение, что вот-вот упаду в обморок. Мне хочется плакать, бежать или умереть.

Анастасии 30 лет. Она описывает эмоции от пробуждения ото сна. Она открыла глаза и начала паниковать потому, что проснулась.

— … Выплёскивается целый букет гормонов, в том числе и адреналин. Начинает сильно биться сердце, кружится голова. Очень больно сдавливает грудную клетку. Возникает целый сонм мыслей, неконтролируемый ужас. Сильные боли в животе, позывы в туалет. Я теряю контроль над ситуацией. Мне кажется, теперь точно конец — сейчас я сойду с ума либо умру.

Алексею 46 лет. В тот раз его напугала пробка, возникшая на дороге перед очередным светофором. Пробка состояла из двух машин. Он ехал в третьей.

— …Резко возникает ощущение, как будто кто-то кипяток мне на холку льёт. Ускоряется пульс, сбивается дыхание, появляется одышка. Просто целиком поглощает неконтролируемая паника. Мне хочется забиться в угол, спрятаться, чтобы меня никто не трогал, и умереть.

Наталье (имя изменено) 40 лет. Её приступ начался из-за матери — та неудачно пошутила про похоронный венок. Мужу омички пришлось взламывать дверь, чтобы проникнуть в квартиру. Жену он обнаружил в страшной истерике на полу.

Наши герои не сошли с ума и не являются пациентами клинической психиатрической больницы. И тем не менее они больны. Каждый из них страдает невротическим расстройством — паническими атаками. Такие «истерики» вызывают проблемы с аппетитом, питанием и весом, бессонницу и депрессию. Это расстройство вполне может развиться и у вас — здоровых оптимистичных людей. А когда и как именно оно начнёт формироваться, вы даже не заметите.

Физически здоровый инвалид

Начнём с Татьяны. Во время беременности, около пяти лет назад, у девушки расшатались нервы. Она ощутила себя ненужной и погрузилась в тревогу. Продолжительный стресс дал знать о себе яркой невротической вспышкой — появились панические атаки. И возникали они в геометрической прогрессии. Вызвать срыв могло что угодно: пробка на дороге, красный сигнал светофора, присутствие незнакомых людей, большое количество знакомых людей, мысли о прошлом, мысли о будущем и многое другое.

Окружающие состояние Татьяны не понимали. Над ней стали смеяться и считать её ненормальной. Девушка думала о суициде. В попытке вернуться к нормальной жизни она начала избавляться от триггеров — избегала ситуаций, которые вызывали «истерику». Дошло до того, что омичка перестала выходить из дома (даже в магазин).

Спровоцировать паническую атаку могло что угодно

Спровоцировать паническую атаку могло что угодно

— Год сидела дома. Была как инвалид. Но потом всё-таки направилась к терапевту. Потом к эндокринологу, к неврологу, к кардиологу… Я общалась с кучей психологов, записывалась на тренинги, ходила к экстрасенсам, гадалкам! Искала отвлечения и спасительный талисман! А потом в интернете нашла форум людей, у которых было такое же состояние. И я поняла, что нужно идти к психотерапевту, — признаётся Татьяна.

Специалист поставил ей диагноз «тревожно-фобическое расстройство с агорафобией» и выписал транквилизаторы и антидепрессанты. Из-за лекарств она набрала десять килограммов. У неё пострадали печень, поджелудочная и гормональный фон. Постоянно скачет давление и сбивается ритм сердца. Но это, по её мнению, лучше, чем панические атаки. Месяц назад, после двухлетней ремиссии, срывы возобновились, и сегодня Татьяна снова заложница лекарств. Ей страшно, но ради сына она борется с собой.

Панические атаки — это наследственное?

Как объясняет когнитивно-поведенческий врач-психотерапевт Григорий Овцов, панические атаки — не болезнь. Это симптом, сигнал нервной системы, который та посылает, когда из-за сильного стресса начинает сбоить. Паническими атаками страдают не все. Развитие этого невроза зависит от степени тревожности человека. Если он чересчур эмоционален и не умеет владеть собой, его нервная система не справится с нагрузкой.

— Если родители тревожные, тревожность может по наследству передаться, но панические атаки — нет. Важно понять, что сама по себе врождённая мнительность — не проблема. Проблема, если у человека не сформировались стратегии самообладания, — объясняет специалист. — И когда нервная система натянута до предела, срабатывает синдром «последней капли». Любая мелочь, любой предмет провоцирует — и у человека начинаются панические атаки.

Тет-а-тет с маньяком

У 30-летней Анастасии расстройство начало формироваться около десяти лет назад. Тогда на девушку навалилась череда событий, вызвавших у неё, отличницы, сильный стресс: окончание университета, госэкзамены, защита диплома, переживания о личной жизни, поиск работы и коррекция зрения. Нервная система надломилась: у девушки пропал аппетит, стал накатывать беспричинный страх. Но ей удалось взять себя в руки и первые панические атаки сошли на нет. Однако через пять лет приступы накатили с куда большей силой — Анастасия оказалась в круговороте панических атак. Они возникали, как только девушка открывала глаза.

— Мне не нравится, как романтизируют психические расстройства. Панические атаки — это не круто. Это настоящие мучения. Врагу не пожелаешь пройти через такое. Ты живёшь в постоянном страхе, в порочном кругу, по которому тебя гоняет мозг. Ужас испытываешь такой, как будто ты оказался один на один с маньяком. Но маньяка перед тобой нет. Он внутри тебя, в твоём сознании. Это страшные игры разума. Жизнь превращается в фильм ужасов. С каждым разом становишься ещё более восприимчивым к реакциям своего организма: боишься каждой колики, реагируешь на каждое неприятное ощущение. Ты видишь всё в приглушённых тонах, кругом приглушённые звуки. Я думала, что сойду с ума и превращусь в овощ, — объясняет омичка.

Нервная система дала сбой, когда на девушку навалилось много проблем

Нервная система дала сбой, когда на девушку навалилось много проблем

В больнице Анастасия сдала стандартный набор анализов, прошла УЗИ, проверила желудок и сердце — её организм был в порядке. Ей поставили диагноз «вегетососудистая дистония по гипертоническому типу», и только из интернета она узнала, что проблема — в голове. Испугавшись, что её закроют в заведении на Куйбышева, девушка несколько лет пыталась восстановиться самостоятельно: активный образ жизни, музыка для релаксации, самовнушение, валерьянка и ромашковый чай. Помогло, но не очень. В итоге омичка сдалась и пришла к психотерапевту. И её спасли.

— Сейчас я вышла из периода острой фазы панических атак. А раньше они случались каждый день по несколько раз, — поясняет Анастасия. — Я хочу, чтобы люди поняли: бояться не надо и говорить о таком не стыдно. Антидепрессанты и транквилизаторы — это не грех, но это лишь костыли. Нужно вводить терапевтические упражнения и менять образ мыслей и жизни.

Отличники и контролёры равно паникёры?

Григорий Овцов утверждает, что панические атаки могут появиться и у людей с завышенными требованиями к себе, у тех, кто страдает синдромом отличника. Сюда же относятся люди, зацикленные на гиперконтроле.

— Те, кто стремится контролировать всё вокруг себя, и в том числе собственный организм. Такие люди очень часто какие-то некомфортные, непонятные ощущения в теле интерпретируют, как симптом надвигающейся катастрофы. Зарождается тревога, увеличивается пульс. Человек замечает, что пульс ускорился. Он начинает ещё сильнее паниковать, появляется страх, пульс, соответственно, увеличивается ещё сильнее. И человек думает: «Я болен!» Формируется замкнутый цикл паники, нервы сдают, и появляются новые панические атаки, — продолжает психотерапевт.

В среднем панические атаки длятся максимум 30 минут, однако оставляют после себя долгое и неприятное послевкусие. Как объясняет Анастасия, человек испытывает сильную слабость, опустошённость.

— Может разболеться голова, наступает апатия, остаётся тревога. Это напоминает похмелье, но в пятнадцать раз интенсивнее. Ощущения такие, словно я перенесла лихорадку или по мне прыгает десять детей, — делится омичка.

Вегетососудистая дистония вместо панических атак

На омского тренера по айкидо Алексея Шульгина панические атаки каскадом посыпались в возрасте 40 лет. Он вместе с женой ехал в автобусе, когда тот встал в пробке неподалёку от Телецентра. Народу было много, в салоне было тесно, и Алексея накрыло. Водитель выпустил мужчину на улицу, и тот уговорил жену преодолеть оставшееся расстояние пешком.

— Я сам бывший фельдшер, пять лет работал на скорой. И я наблюдал такие вещи. Людям, страдающим паническими атаками, всегда ставят диагнозы: вегетососудистая дистония, нейроциркуляторная дистония. Наблюдать за ними было смешно. Думаешь: «Человек гонит пургу какую-то! Результаты ведь в норме!» А теперь мне несмешно. При панических атаках жизнь идёт под откос. В приступе реально кажется — это конец, — признаётся тренер.

Другой приступ случился, когда Алексей сам сидел за рулём — его напугала пробка. Мужчина перестал пользоваться транспортом. В то время он работал тренером в «Миллениуме», а жил около театра «Студия» Любови Ермолаевой. Это расстояние он каждый день проходил пешком: ему было страшно сесть в машину. Дальше — больше. Атаки участились, и со временем Алексей бросил работу, засел дома. По его словам, он «был, как дитё», стал сильно зависим от жены. В больницу пришёл с твёрдой уверенностью, что у него проблемы с сердцем. Бросил вегетарианство, сдавал анализы, делал ЭХО, носил холтер, но врачи помочь не смогли. После них его забросило к целителям, бабкам и церкви. Безрезультатно.

— Страшно, что наши врачи сами почти не в состоянии распознать этот невроз. Они видят хорошие анализы и начинают ерундить, повторно отправляют обследоваться. И мало того, что не помогают, так ещё и оттягивают процесс лечения. А если панические атаки не лечить, состояние ухудшается, триггеров становится всё больше. Ты начинаешь жить в постоянном стрессе, в режиме ожидания угрозы. Так приходят мысли о самоубийстве. Лучше один раз умереть, чем по десять раз на дню.

В какой-то момент мужчина бросил работу

В какой-то момент мужчина бросил работу

У Алексея развилась депрессия. Из-за стресса мужчина сильно набрал вес. Спасение пришло благодаря подруге жены, которая страдала таким же расстройством. Она отправила омича к психотерапевту, и тот поставил диагноз: тревожно-депрессивное расстройство. Назначил антидепрессанты.

— Но он мне сразу сказал, что придётся выходить в реальный мир. Я договорился, что буду ездить на работу вместе с женой. Мне был очень нужен сопровождающий, — рассказывает Алексей. — Но даже тогда я продолжал обследоваться, потому что было сложно поверить, что проблема только в голове. Паническая атака прихватит, бегу в больницу и думаю: «Ну это же доктор вчера сказал, что я в порядке. А сейчас-то у меня уже точно инфаркт!»

Сегодня Алексею 46 лет. Антидепрессанты он больше не пьёт, панических атак у него теперь нет. Однако к психотерапевту мужчина ходит по сей день. Это помогает ему справляться со стрессом.

Многолетняя изоляция и смерть

По словам Григория Овцова, людям, страдающим паническими атаками, нужно обращаться к специалисту. Не к психологу — к психотерапевту. Он сможет подобрать лечение и, если это действительно необходимо, выписать антидепрессанты.

— Разговоры с друзьями и самолечение не особо помогают. Ситуация ухудшается, люди, спасаясь от триггеров, годами сидят дома. Необходима именно психотерапия, но ложиться в стационар не обязательно. Кому-то становится легче уже от того, что специалист объяснил ситуацию. С кем-то мы для начала избавляемся от самого симптома, — учим человека справляться с паническими атаками, — и только после этого начинаем разбираться в более глубинных, психологических причинах. Некоторым нужно всего четыре-пять сессий. Кому-то — несколько лет терапии, — рассказывает Григорий Овцов.

Специалист утверждает: панические атаки не могут свести с ума или убить. До помешательства и суицида человек доводит себя сам, своими мыслями.

— Порядка 80 % взрослых людей размышляли о самоубийстве хотя бы раз в жизни. Но людей тревожных факт, что к ним приходят такие мысли, сильно пугает. Они на нём зацикливаются и начинают паниковать. Начинают всё сильнее себя накручивать, провоцируют новые панические атаки, — рассказывает Григорий Овцов.

Жизнь в стрессе — навсегда?

У Натальи невроз развился по классике — панические атаки спровоцировала смерть близкого человека.

— Мы тогда жили в деревне. Мне исполнился 21 год, и бабушка умерла прямо в мой день рождения от страшной болезни. А спустя пару недель мне показалось, что я заметила у себя признаки этого заболевания, и я испугалась, что меня ждёт такая же судьба, — объясняет Наталья.

Это стало последней каплей. Случился первый приступ. Друзья и родственники девушку всерьёз не восприняли. Сказали: «Дурью не майся! Горюешь? Напейся или любовника заведи!» В районной больнице девушке тоже не помогли. Помнит, как ходила по трассе и размышляла: «Шаг на дорогу — и страдания закончатся». Под машину не кинулась лишь ради дочери и мужа. Вместо этого пошла к психиатру. Тот выписал антидепрессанты и посоветовал найти работу, чтобы отвлечься от тоски. Но антидепрессанты закончились, с работой не сложилось. Панические атаки усилились, и омичка забаррикадировалась в квартире.

— Началась бессонница. У меня постоянно что-то дергалось внутри, были сильные спазмы, всё тело тянуло, стоял звон в ушах. Ходила по дому и думала: «Пристрелите меня прямо сейчас. Пусть это закончится», — рассказывает Наталья. — Я быстро уставала, психика была, как оголённые провода. Помню, приступ вызвали новости, и я навсегда перестала смотреть телевизор. Я чувствовала себя в 21 год так, словно мне 89, и что каждый мой шаг — последний.

Бессонница — один из спутников панических атак

Бессонница — один из спутников панических атак

В таком состоянии девушка прожила пять лет. У неё развилась депрессия, она потеряла около десяти килограммов, стала слабой, почти не могла ходить — дни напролёт лежала в постели. О том, что именно с ней творится, узнала из интернета.

— Я испугалась и решила, что мне нужно серьёзно лечиться. Я хотела поехать в город и сказать: «Я хочу лечь в психушку!» Я была готова на что угодно. Только бы из меня сделали нормального человека, как раньше… Но я подумала, вдруг мою дочь будут дразнить, что у неё ненормальная мама? И я решила, что пора брать себя в руки, — продолжает Наталья.

Она начала усиленно пить травы, валерьянку, настойку пиона. Стала ненадолго выбираться из дома. Когда волновалась, садилась вышивать крестиком. Сейчас Наталье 40 лет. Панические атаки прекратились, но полностью восстановиться она не смогла — по-прежнему отказывается смотреть телевизор, остро реагирует на мелочи и не может набрать вес. Женщина знает — она не исцелилась. У неё ремиссия, которую рано или поздно прервёт новый приступ. Существование в стрессе, по её словам, не закончится никогда.

Лайки как причина развития панических атак

Специалист мнение Натальи разделяет не до конца: у эмоционально восприимчивого человека всегда есть вероятность возобновления тревоги, но, как показывает практика, если он научился справляться с приступами панических атак, то, вероятнее всего, сможет контролировать своё волнение (даже если он столкнулся с новым стрессом). То есть тревога вернётся, но до панических атак дело вряд ли дойдёт (хотя такой шанс всё-таки есть).


С каждым годом людей, страдающих паническими атаками, становится всё больше, уровень тревожных расстройств растёт. Причина, по словам Григория Овцова, кроется в нашем ритме и стиле жизни.

— В абсолют возведён культ соревнования. Люди борются за внимание, одобрение, лайки. Все друг друга сравнивают. Достаточно ли ты хорош? Лучше ли ты сына маминой подруги? Мы ещё и колоссальные объёмы информации через себя пропускаем. Из-за интернета мир становится как будто бы маленьким. Угроза, которая существует за много тысяч миль от нас, как будто стучится и в наше окно. Мы живём в агрессивном информационном поле. Неудивительно, что люди не справляются с этим стрессом, — заключает Григорий Овцов.

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!