12 мая среда
СЕЙЧАС +19°С

Особая экономическая зона: сколько Омская область потратила на закупки в тюрьмах и что купила

Бюджетники регулярно заказывают в колониях мебель, постельное белье и скульптуры

Поделиться

Продукция омских колоний пользуется популярностью далеко за пределами Омска

Продукция омских колоний пользуется популярностью далеко за пределами Омска

Поделиться

Что может объединять детскую кровать, мусорный контейнер и светоотражающий жилет? Все эти и сотни других вещей делают в колониях. В 2019 году исправительные учреждения Омской области выпустили продукции на 690,4 миллиона рублей, перевыполнив план на 3%. Часть продукции осталась за колючкой: заключенные спят на сшитых ими простынях и едят выращенные ими овощи. Часть продали на свободу. Купить товары, сделанные преступниками, может любой желающий. В конце прошлого года через дорогу от следственного изолятора на улице Орджоникидзе открылся сувенирный магазин. Там можно найти меч правосудия, рыцарские доспехи или мангал в виде оленя.

Производственные площади исправительных учреждений региона без сельхозугодий составляют 77,3 тысячи квадратных метров — как десять футбольных полей. На них размещено 1202 единицы оборудования, степень загрузки которого составляет 78%.

Всего учреждения УФСИН России по Омской области предлагают более 700 наименований продукции — от пельменей и гробов до икон и остановочных павильонов. Причем гробы и пельмени могут делать в одной колонии благодаря многопрофильному производству. Один из самых доступных товаров в прайс-листе — газированная вода, которая стоит 18 рублей за литр. Ее разливают в лечебно-исправительном учреждении № 2 заключенные-наркоманы. Там же делают сгущенку, маргарин и яблочный сок. Но наибольшую прибыль ЛИУ-2 приносит швейный цех. Здесь заказывает спецодежду для своих работников Управление дорожного хозяйства и благоустройства и форму для курсантов Омская академия МВД.

По данным портала госзакупок, с 2018 по 2020 год исправительные учреждения Омской области заключили с государственными заказчиками, не считая тех, которые входят в систему исполнения наказаний, 157 контрактов на общую сумму 90,5 миллиона рублей (149 контрактов на 74 миллиона рублей, если брать только омских). Доля ЛИУ-2 составляет менее 15%. Такую же занимает исправительная колония № 3 строгого режима. В середине прошлого века ее заключенные строили нефтезавод, а сегодня выпускают качели «Радость», горки «Счастье», игровые комплексы «Солнышко» и ненавистные многим ограждения. Всего Управление дорожного хозяйства и благоустройства за последние три года потратило на заборы от пешеходов 19,6 миллиона рублей. Кроме «трешки» их делают в исправительных колониях № 4 и 12.

Поделиться

Малые архитектурные формы — уличную мебель, урны, детские игровые комплексы — управление также предпочитает закупать в ИК-12. Качели и песочницы, изготовленные преступниками, установлены во дворе домов № 33 и 39 на улице Бородина, парковый диван — у дома № 6/2 на улице Малиновского, а столик со скамейками и счеты — на площадке по улице Никифорова, 6. Это исправительное учреждение успевает также делать мебель для Омского института водного транспорта и детской поликлиники № 6 и шить постельное белье для медсанчасти № 9 и детсада № 119. Общая сумма госконтрактов за три года приблизилась к 20,6 миллиона рублей, а по их количеству колония заняла первое место среди остальных исправительных учреждений региона.

Но больше всех, каждый четвертый рубль, на госзакупках заработала исправительная колония № 9 строгого режима. Изначально она специализировалась на выпуске сельхозпродукции, а сейчас на территории исправительного учреждения оборудованы четыре производственных участка: механический, сувенирный, полировочный и участок пластмасс. В ИК-9, например, делают пожарное снаряжение, которое используется в Москве, Забайкальском крае и Ростовской области, металлические стеллажи и шкафы стоят в детской поликлинике № 6, детских больницах № 2 и 3, Омском госуниверситете, а светодиодные светильники можно встретить в администрации Октябрьского округа.

Фишка исправительной колонии № 4 в Исилькуле — мультяшные герои из бетона в человеческий рост. 17 таких заказала местная администрация для благоустройства городского парка наряду с традиционными скамейками и вазонами. Бюджету они обошлись в 858 тысяч рублей.

В «Прочее» входят несколько заказчиков с контрактами на общую сумму меньше миллиона рублей<br>

В «Прочее» входят несколько заказчиков с контрактами на общую сумму меньше миллиона рублей

Поделиться

Мебелью, собранной в колониях № 3, 9 и 12, обставят новую школу на 550 мест в Исилькуле и детский сад на 140 мест в поселке Иртышском, а в исправительной колонии № 8 для детсада сошьют матрасы, постельное белье и полотенца. Кстати, в ИК-8 самый большой после ЛИУ-2 швейный участок — на 54 швейные машины. Только там выпускают не одежду, а так называемый мягкий инвентарь: наволочки, пеленки, подушки и т. п. Кроме того, исправительная колония — поставщик многоразовых масок для педуниверситета. За время пандемии заключенные сшили для вуза 20 550 средств индивидуальной защиты.

В исправительной колонии № 6 умеют делать не только колючую проволоку «Егоза», армейские кровати и гидравлические грабли для трактора. Например, к этому Новому году осужденные по заказу администрации Ленинского округа изготовили шар и дерево высотой 2,2 метра из металла, а к прошлому — металлоконструкции «С праздником» и «С Новым годом» для администрации Октябрьского округа.

Поделиться

Стоит продукция, произведенная в колониях, как правило, немного ниже рынка. Кубометр дров — 1100 рублей, десяток яиц — 55 рублей, килограмм сливочного масла — 446 рублей. Заключенные позволить себе собственноручно сделанные товары не могут. Им и так платят немного, а на руки они получают и того меньше: из зарплаты вычитают расходы на еду, коммуналку и одежду (по иронии судьбы, тюремные робы и ботинки они шьют сами). Хорошо хоть стаж капает.

Как говорится в докладе уполномоченного Омской области по правам человека Ирины Касьяновой, в 2019 году работали всего 47,2% от общего количества осужденных или 3788 человек. При этом труд в колонии — это не право, а обязанность. От него освобождают только беременных, пенсионеров и инвалидов, также нельзя параллельно учиться и работать. И всё равно мест на всех не хватает, хотя наличие работы и добросовестное ее выполнение повышает шансы выйти на свободу раньше. Такой возможностью воспользовался бывший замминистра строительства и ЖКК Омской области Михаил Тюфягин, который работал служкой в храме, и экс-директор департамента образования Омска Илья Дубин, который читал лекции в клубе. Оба отбывали наказание за взятки в исправительной колонии № 6 и освободились по УДО.

Примерно каждому третьему сидельцу еще надо возмещать причиненный преступлением ущерб. У 2460 человек на руках были исполнительные листы, задолженность по которым превышала 1,3 миллиарда рублей. За 2019 год заключенные выплатили всего 60,5 миллиона рублей.

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Омске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...