21 сентября суббота
СЕЙЧАС +6°С

Операция на обочине: начмед БСМП-1 объездил на мотоцикле Россию, СНГ и Европу

Хирург Анатолий Калиниченко провёл аналогии между путешествием и операцией

Поделиться

На первом байке Анатолия Калиниченко красовалась надпись «The Doctor». Новый аппарат украсить ещё не успел

На первом байке Анатолия Калиниченко красовалась надпись «The Doctor». Новый аппарат украсить ещё не успел

Лето, вечер, федеральная трасса. Семья путешественников на машине остановилась на асфальтовом пятачке, чтобы перекусить и размяться перед последним броском до гостиницы. Засидевшийся в детском кресле мальчик лет семи начинает нарезать круги по площадке, но тут же спотыкается и падает рукой на разбитую бутылку. Не до еды — отец расшвыривает вещи из багажника, чтобы докопаться до аптечки, мать заматывает руку первой попавшейся футболкой… Семья сначала не обращает внимания на притормозившую группу байкеров, и даже не успевает удивиться, когда один из них, сняв шлем, разворачивает импровизированную повязку.

Второй уже достаёт из кофра аптечку. Вместо обычной автомобильной, в которой одни бинты, там лежат стерильные нитки, хлоргексидин, иглодержатели, пинцеты... На обработку и швы уходит каких-то десять минут. Байкеры находят на карте ближайшую больницу, подсказывают, как до неё добраться, и, рявкнув движками, уезжают.

Родители от растерянности, кажется, даже поблагодарить их не успели. Их можно понять — сильная травма ребёнка на пустом месте и появившиеся ниоткуда байкеры-хирурги. Да, операция на обочине — это не очень-то законно: нужно было вызывать скорую и ограничиться первой помощью. Но до ближайшей больницы — десятки километров, и ребёнок просто потерял бы много крови.

Пациенты не узнают Калиниченко без халата

Пациенты не узнают Калиниченко без халата

«Диверсия» на дороге

Замглавврача по медицинской части БСМП-1 Анатолий Калиниченко отработал в омских больницах скорой помощи больше двадцати лет. Он давно и много путешествовал на машине с женой и детьми. 1300 километров до Шерегеша, например, не держали за расстояние. А варианты поезда или самолёта даже не рассматривали. Потом начала грызть мысль — не пересесть ли на два колеса?

— Наверное, все мальчики в детстве мечтают о мотоцикле. А у меня мотоцикла никогда не было. Пять лет назад как-то всё так сложилось, решил — почему бы и нет? Купил подержанную Yamaha Diversion, отучился и сразу же поехал с друзьями, тоже омскими врачами, на Алтай, — рассказывает Анатолий Калиниченко.

Под Смоленском. Связь между мотоциклистами — по гарнитуре

Под Смоленском. Связь между мотоциклистами — по гарнитуре

Доехали в итоге до самой Монголии, потом развернулись — и в Красноярск. В один из дней сделали 1600 километров. Врач признаётся: в тот момент думал, что ничего более мощного в его жизни произойти не может.

— Путешествия на машине — это здорово. А мотоцикл даёт ещё большие возможности. Мне как-то в голову пришло сравнение, я им сейчас пользуюсь: машина — это ты смотришь на жизнь из окна квартиры, а мотоцикл — как будто ты вышел на балкон, — говорит Анатолий Калиниченко.

Кубатура сегодняшних туристических мотоциклов — как у «Жигулей», а мощность — в два с лишним раза больше

Кубатура сегодняшних туристических мотоциклов — как у «Жигулей», а мощность — в два с лишним раза больше

Напрасно нас бури пугали

Следующей осенью хирург с другом поехали в Крым и на Кавказ. После того путешествия Анатолий Калиниченко махнул рукой, решил, что один раз живём, и купил новый мотоцикл. Да, тоже подержанный, но калибром покруче — «спорт-турист» Yamaha FJR. Развитая ветрозащита, посадка, двигатель вдвое большего рабочего объёма — в общем, совсем другая история. На нём Анатолий Калиниченко с друзьями и в одиночку объехал чуть ли не все страны СНГ, а этим летом решил брать Европу.

— Немного схитрили: до Москвы мотоциклы отправили отдельно транспортом. Не потому, что трудно ехать — просто времени мало, дорогу до Москвы знаем уже наизусть, а ехать три дня до того места, где начнётся путешествие — зачем? — рассказывает начмед БСМП.

Омские байкеры далеко забрались 

Омские байкеры далеко забрались 

Накатались по полной программе — взять хотя бы перегон из Бреста в Прагу: 900 километров плюс два градуса, дождь всю дорогу... И ничего, прошли за 11 часов — для мотоцикла это очень круто. На коротких участках мотоцикл легко обходит любую машину, а вот на стайерских дистанциях проигрывает: чаще приходится останавливаться, чтобы отдохнуть и заправиться.

— Спрашивают, каково это — 900 километров по дождю? Ничего страшного, вопрос в отношении. Надеваешь дождевик — и вперёд. Да, со всех сторон в тебя грязь летит, едешь мокрый снаружи. Зато не жарко. А вот жара — худший враг мотоциклиста. В прошлом году ездил в Среднюю Азию — Казахстан, Киргизия, Узбекистан… Едешь — на улице плюс 37. А ты не можешь ехать в майке: самое лёгкое падение на асфальте — это страшные картинки. Поэтому дождь не так страшен.

В среднем мотоцикл ест около пяти с половиной литров на сотню. Спидометр размечен до 280. Анатолий Калиниченко разгонял «Ямаху» до 240 — чтобы понять, каково это

В среднем мотоцикл ест около пяти с половиной литров на сотню. Спидометр размечен до 280. Анатолий Калиниченко разгонял «Ямаху» до 240 — чтобы понять, каково это

Из пункта А

Между путешествием на мотоцикле и работой в операционной значительно больше общего, чем может показаться. По словам хирурга, операция — это маршрут, в котором известны лишь ключевые точки. Путешественники знают, что нужно выехать из условного Бреста, пройти мимо Варшавы и добраться до Праги. Так и во время операции: у пациента было ранее выполнено несколько операций на кишечнике, сейчас есть обширные грыжи и недостаточное функционирование ЖКТ, в итоге человека нужно вылечить — вот, условно говоря, все вводные.

— Что конкретно мы увидим в брюшной полости и чем закончится операция, мы знаем не всегда — скорее всего, по ходу процесса предстоит менять тактику и принимать какие-то решения. Начинаешь — действительно, видишь спаечные процессы, сращения... А на мотоцикле — ты выезжаешь в плюс 26, но в дороге начинается дождь и температура падает до плюс двух. Ну ладно, я мужчина, у моего мотоцикла подогрев ручек — а жена сзади? Та же бригада операционная — она же тоже эти, к примеру, восемь часов с тобой стоит. Ассистент, операционная сестра, анестезиолог… На третьем часу ты понимаешь, что эта операция никогда не кончится. И дорога, — проводит параллель врач.

Брэст, понимаешь

Брэст, понимаешь

Но вот сзади остаётся всё больше километров, а операция перевалила за середину. В какой-то момент хирург начинает понимать, что всё вырисовывается, что всё не так и сложно. Потом путешественник видит, что осталась всего сотня — и команда понемногу веселеет.

— Наложил последний шов, вышел, сел на кушетку, а встать с неё не можешь — ноги не держат. Просто организм говорит: «Ну всё, парень» и включает режим усталости. А пока ехал или оперировал — особенно не замечал этого. Ну, на заправке ноги размял, на операции — спину, — говорит Анатолий Калиниченко.

У жены Анатолия Калиниченко — свой шлем. С аэрографией

У жены Анатолия Калиниченко — свой шлем. С аэрографией

P.s.: об ответственности

Любое происшествие с мотоциклом на скорости 120 километров в час — гарантированный летальный исход, никакая экипировка не спасёт. Любое неправильное движение и на операции, и на дороге легко может привести к беде. По словам начмеда, это очень хорошо дисциплинирует.

— Ты знаешь (или думаешь, что знаешь), что всё зависит только от тебя. Это налагает определённую ответственность — мне кажется, так жить сложнее, зато легче. Ты и на работе отвечаешь за больных, и отвечаешь за жену, которая сидит сзади, и за других людей на дороге, — говорит Анатолий Калиниченко.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
12345
8 авг 2019 в 12:02

Анатолий суровый дядька, не знал что на мотоцикл пересел.
Удачи, здоровья и всех благ!

Мила-шка
9 авг 2019 в 00:47

Ого, как неожиданно! Интересно было глянуть на хирурга сквозь призму его хобби и в не больничной обстановке. А Анатолий - прямо Личность, вызвал глубокое уважение. Пусть в вашей жизни будет поменьше дураков и побольше дорог, доктор!)).

Алла
8 авг 2019 в 14:58

Коллаж - огонь!
Анатолию всех благ.