18 октября пятница
СЕЙЧАС -4°С
Фото пользователя

Александр Зубов

Корреспондент
Фото пользователя

Александр Зубов

Корреспондент

«ВОР — вел онлайн-репортаж»: журналист НГС после задержания задумался о жизни и новых татуировках

Омские журналисты также придумали несколько татуировок, которые автор теперь может себе наколоть

Поделиться

Наши дизайнеры уже примерили новую татуировку на руку корреспондента

Наши дизайнеры уже примерили новую татуировку на руку корреспондента

Рассказ журналиста НГС.ОМСК Александра Зубова, которого задержали во время видеотрансляции с несанкционированного митинга и сначала порвали, а потом забрали его служебное удостоверение.

9 сентября около 14:00 я шел к «Океану», где должен был начаться митинг, в отличном настроении. Я только что проголосовал, выиграл целых семь билетов на концерт Билана (именно столько отщипнула мне щедрая бабушка), борода развевалась по ветру, а вдалеке виднелись толпы людей и полицейские автобусы. 

Из них громко объявляли, что митинг запрещён и собравшихся будут задерживать. Собственно, задержания уже начались. Совсем как в репортажах из столицы: бронированные полицейские хватали людей за руки-ноги и под крики толпы тащили в серо-синие ПАЗики. Было очень необычно видеть это в Омске — на всех митингах, где мне доводилось работать, полиция себя так не вела. Аресты не напугали собравшихся, и толпа двинулась по набережной. Было очень много детей, именно они были заводилами — выкрикивали лозунги, несли плакаты. Одна девушка кричала громче других, и я думал, что её сейчас точно задержат. Но почему-то взор полицейских лёг на совершенно спокойно идущего длинноволосого паренька в очках. Он просто шел со всеми, ничего не кричал, ни к чему не призывал. Его пытались защитить, но росгвардейцы не церемонились, и, вклинившись в толпу как шар для боулинга в кегли, вытащили его и увели в машину. Я вовсю снимал происходящее, залезая в самую гущу, и чувствовал в толпе себя совершенно спокойно. Я — представитель СМИ, на мне футболка с большими синими буквами NGS55, а на груди, как у американского копа, висят красные корочки с надписью «ПРЕССА». 

Подполковник Павел Вилим

Подполковник Павел Вилим

Я был уверен, что меня точно не задержат, старался ничего не упустить и снимать всё самое важное. Но стоящий поблизости подполковник Павел Вилим, который уже давно на меня поглядывал, так не считал.

На одного журналиста выделяют четверых росгвардейцев

На одного журналиста выделяют четверых росгвардейцев

Мне выделили целых четырех росгвардейцев. Ребята вели себя вежливо, и у меня в голове даже появилась мысль, что со стороны я похож на VIP-персону с охранниками, но после того как мы подошли к УАЗу, фантазии кончились. В голове крутилась мысль — сейчас отвезут подальше от митинга и отпустят. Но потом была поездка до отделения, респект от полицейских, знающих меня и читающих НГС, мои объяснения, откатка пальцев и актовый зал отделения, где мне предстояло находиться три часа вместе с другими задержанными. Появилось время подумать. 

Ждать освобождения пришлось долго

Ждать освобождения пришлось долго

Получается, что меня за мою работу приравняли к преступнику. Просто потому, что я находился на митинге. По мнению подполковника, находясь там, я автоматически становился участником. По такой же логике военных журналистов в Сирии можно приравнять к террористам, а водолазов к окуням. Ну да ладно. Самое неприятное — я видел по полицейским, что они уже поняли ошибку своего коллеги, но колесо закрутилось, и им придётся работать.

Из актового зала отделения вели сразу три репортажа. Во многих СМИ уже была информация, что полиция задержала журналистов, а одному даже порвали удостоверение. И вот после трёх часов ожидания, когда я уже думал, что останусь тут ночевать, меня вызвали в кабинет для допроса. Именно в этот момент очень захотелось есть и пить. 

У корреспондента изъяли удостоверение

У корреспондента изъяли удостоверение

После 20 вопросов следующего характера: «Вам обещали денежное вознаграждение за участие в митинге? С вами проводили инструктаж организаторы митинга? Откуда вы о нем узнали?» меня уже собирались отпустить, но тут снова зашел горячо любимый мною подполковник. Он как настоящий Пинкертон начал выдавать версии, почему моё присутствие на митинге сомнительно, а удостоверение вызывает подозрение. Сначала подполковнику показалось, что оно просрочено, хотя удостоверение действительно до ноября 2018 года, потом он решил, что там не хватает печати, а после этого ему не понравилась и сама печать.

Вот что стало с удостоверением корреспондентом, после любопытства полицейского

Вот что стало с удостоверением корреспондентом, после любопытства полицейского

— ОГРН (основной государственный регистрационный номер. — А.З.) у вас на печати не читается. Удостоверение у вас подозрительное. Изымите его для экспертизы, — сказал Вилин старшему участковому и спешно покинул кабинет.

В этот момент я очень рассердился. По участковому, с которым я общался, было видно — у него facepalm. «Что ты не успокоишься-то никак», — думал я о подполковнике. Не исключено, что так думал и участковый. А потом стало даже смешно. Я-то знал, что прав. «Шоколад ни в чём не виноват, так получилось, не фартануло», — вспомнил я незабвенную цитату и засмеялся.

У меня забрали удостоверение на экспертизу, выдали протокол изъятия и очень вежливо проводили к выходу. 

— О! Вы стримы ведете! Я вас знаю! Лицо запоминающееся у вас, — весело сказал мне сотрудник на выходе из отделения. Такое внимание от полицейских меня, с одной стороны, радовало, а с другой — настораживало.

Первые минуты на воле

Первые минуты на воле

Я представил себя героем фильма про тюрьму, который освободился после длительного срока, и его за воротами ждут друзья. Стало весело, и я постарался идти максимально эффектно. С первой ходкой вас, Александр.

На следующий день весть распространилась среди коллег по цеху, и они начали придумывать мне аббревиатуры по теме, которые я, как любитель татуировки, могу набить на себе. Ведь я как независимый журналист был приравнен к преступникам. Пора уже начинать как-то налаживать свою субкультуру. Одну из наиболее понравившихся я и правда решил запечатлеть на себе. Как сделаю — покажу. Журналистский уклад един. Редакторам свободу!

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Александр Зубов
Иллюстрации: Павел Скоринов и Евгения Бикунова
Фото: Александр Зубов, Олеся Шулицкая и Татьяна Остапова
Скрин с видео: Александр Зубов

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Правильный человек
11 сен 2018 в 11:01

На завод бы его отправить на пескоструйку на перевоспитание

Пассажир Восхода
11 сен 2018 в 11:54

76% населения одобряют данные действия полиции. У меня все.

11 сен 2018 в 14:36

Насколько помню журналисту при себе нужно иметь не только удостоверение, но и задание редакции, что бы в подобной ситуации журналист мог доказать что он работает а не участвует. А редакция известила МВД о том что на акции будет работать их журналист?