Все новости
Все новости

«Оттягивают и ждут, пока он рухнет»: как жильцы дома с огромной дырой в стене добиваются расселения

Люди попали в замкнутый круг — они не могут ни съехать, ни жить в доме дальше

Так выглядит не аварийный, по мнению мэрии, дом

Поделиться

В ночь с 21 на 22 апреля прошлого года жильцы дома на 20-го Партсъезда, 53 проснулись под грохот и крики «Эвакуация!» Их дом в прямом смысле стал разваливаться на глазах: с торца здания на первом этаже в момент осыпался слой кирпичной кладки.

К счастью, тогда никто не пострадал. Видимо, по этой причине всерьез проблемой никто так и не заинтересовался, дом даже не признали аварийным. Поэтому жильцам пришлось взять ситуацию в свои руки. Уже год они ходят по судам, доказывая, что здание непригодно для жизни и может обрушиться в любой момент. Главным их оппонентом стала администрация Советского округа.

Мы побывали в проблемном доме спустя год после инцидента. К сегодняшнему дню стена не просто осыпается — в ней образовалась сквозная дыра, в которую свободно сможет пройти человек. В каких условиях живут местные жители, почему они не бегут из проблемного дома и из-за чего дело никак не сдвигается с мертвой точки, даже несмотря на угрозу жизни людей, — в материале NGS55.RU.

Дом без управляющей компании

Дом на 20-го Партсъезда построили в 1966 году как общежитие. Позднее комнаты разбили на квартиры, сохранив общие кухни и санузлы. Со временем люди стали обустраивать их, что называется, под себя — положили в ванной плитку и установили душевые кабины. Из-за последних и поплыла стена, пожалуется после обрушения глава тогдашней управляющей компании дома. Якобы гидроизоляцию при ремонте сделали не самую качественную, вода уходила в стену, а по весне растаяла и размыла ее.

— За время, когда компания «Мир» обслуживала дом, протечки не устранялись. Зимой всё замерзло. Теперь оттаивает, и пошли разрушения. Когда я взяла дом, мы сразу пошли в администрацию, в региональный фонд, писали везде письма. Дом довели до такого состояния, и теперь нам приходится это разруливать, — заявляла глава УК «Каскад» Светлана Дирксен на встрече с жильцами после инцидента.

Сейчас «Каскад» не имеет никакого отношения к дому. По словам жильцов, после громких обещаний восстановить стену компания отказалась от дома. В местной администрации признавать здание аварийным тоже не стали. Тогда-то местные пошли за справедливостью в суд.

С близкого расстояния видно кусок отсыревшей стены

С близкого расстояния видно кусок отсыревшей стены

Поделиться

«Ложусь спать и не знаю, во что ребенка замотать, чтобы быстрее выбежать»


Издалека дом выглядит как типичная пятиэтажка Советского округа. Но ближе к зданию становится заметно, что кирпичные стены вздулись и разошлись по швам в нескольких местах. На одном из этажей прямая кладка делает волну, оставляя между кирпичиками огромные зазоры.

После моральной подготовки можно посмотреть и на саму дыру. Не зная предыстории, легко представить, что в здание попал артиллерийский снаряд. Лишь по краям стену держат бетонные перемычки над окнами. Осыпающиеся кирпичи падают в одну кучу, и убирать их местные не планируют: говорят, смысла нет — всё равно новые вывалятся.

В здание можно попасть прямо через проём — главное, чтобы на голову не свалился кирпич

В здание можно попасть прямо через проём — главное, чтобы на голову не свалился кирпич

Поделиться

У ближайшего подъезда автор встретил пенсионерку Татьяну Ивановну. Она живет на втором этаже, в паре квартир от пробоины. Жилье здесь женщине дали по соцнайму. После обвала стены она обращалась за помощью в мэрию, но безуспешно. Проверяющие лишь пожали плечами и позднее заявили, что комната вполне пригодна для проживания.

— Я по соцнайму здесь, плачу регулярно администрации. Они приходили в мою комнату смотрели, фотографировали и сказали: «Ну живите, пока живется…» Наверное, пока кирпич на голову не упадет. Потом мне письмо пришло: «Татьяна Ивановна, вы в жилье не нуждаетесь, аварийного здесь ничего нет. Живите сколько хотите». О переселении даже речи не идет, — сетует пенсионерка.

При этом мыться ей приходится у близких, живущих в других домах: заходить в ванную небезопасно — пол под ногами гуляет. С туалетом ситуация еще сложнее: приходится ходить на свой страх и риск.

На вопрос, почему же она не покинет столь ужасные условия, женщина с недоумением задает встречные вопросы: «А куда переезжать? Ну куда? У меня пенсия 8 тысяч. И мне еще за коммуналку платить. Где я сниму жилье, если везде десятка-пятнашка [рублей]. Где я со своей зарплатой, пенсией сниму?»

Не нужно быть гением, чтобы понять, что дом непригоден для жизни

Не нужно быть гением, чтобы понять, что дом непригоден для жизни

Поделиться

Заложником ситуации стала и Елена, третий год живущая в соседнем подъезде. Проходя мимо дыры с маленьким ребенком в коляске и мужем, она с осторожностью поглядывает на кучу кирпичей.

— С ребенком здесь страшно жить. Я ложусь спать и не знаю, во что мне его замотать и что с собой взять, чтобы быстрее выбежать. <…> Отсюда люди бежали как крысы с корабля, когда это всё случилось. Нас тут не так много осталось — половина посъезжала. Понимаете, [квартиру] даже не продать, если мы захотим отсюда съехать. Люди же приедут, посмотрят на всё это…

Снять новое жилье для семьи проблематично, а предложенные им варианты, говорит Елена, ничуть не выигрывают по комфортабельности по сравнению с домом на 20-го Партсъезда.

— Лучше бы уже расселили людей. Никто же не просит шикарные квартиры, хотя бы ту же самую комнату дали бы где-нибудь недалеко. А то нас хотели [переселить] в общаги Авиационного, а там ни света, ни воды, до города фиг доберешься. У мужа здесь работа, а ребенок к поликлиникам привязан, — объясняет она.

За капремонт девушка больше не платит, поскольку не видит в этом никакого смысла. При сносе или расселении деньги не понадобятся, а при имеющемся наборе проблем отремонтированная крыша погоды не сделает: «Я лучше на эти 100 или 300 рублей, не помню, сколько там, ребенку что-нибудь куплю».

Платить за капремонт люди не видят смысла

Платить за капремонт люди не видят смысла

Поделиться

При выходе из ближайшего к дыре подъезда жильцы видят первым делом контейнерную площадку и гаражи. Даже двора как такового у дома нет — асфальтовая дорожка и грунтовка, на которой местные паркуют автомобили. К одной из машин спешит Денис — он живет на 20-го Партсъезда, 53 уже 11 лет.

— Я живу на пятом этаже, первое окно. Ближе всего к этой стене. Чтобы ты понимал: спать ложишься и слышишь треск. Дом конкретно гуляет. При ветре это прямо чувствуется. Разваливается потихоньку, — объясняет Денис.

Какой-либо четкой позиции — восстанавливать или расселять — Денис не придерживается. Однако ремонт зданию, считает он, никак не поможет. Уж слишком сильно оно пострадало за последний год.

— Вон 55-й дом (соседнее здание, у которого тоже выпал слой кладки с торца. Правда, ее успели восстановить, переложив кирпич почти по всей стене. — Прим. ред.). У них вся часть дома целая, у них только боковина [была разрушена]. Они как сделали: разобрали всю боковину с первого по пятый этаж, заново собрали и стянули. Здесь такого не получится. Здесь надо полдома разбирать. Ладно бы только кирпич треснул — тут бетонные перекрытия лопнули. Видишь трещины там? Их год назад не было. У меня дома барная стойка, стакан ставишь — и вода под углом уже. Раньше всё было по уровню, — негодует мужчина. — Два раза мы выигрывали суд, два раза признавали, что дом аварийный. Администрация топит на апелляцию каждый раз — зачем они это делают? Они просто оттягивают и, походу, ждут, пока он рухнет. Или чего они ждут?

Дом дал трещину. И не один раз

Дом дал трещину. И не один раз

Поделиться

Замкнутый круг

Сейчас жильцы дома на 20-го Партсъезда, 53 попали в замкнутый круг: через суд они хотят заставить администрацию САО признать дом аварийным, но администрация, в свою очередь, намерена передать дом под управление новой управляющей компании «Артклинингдомострой», чтобы та восстановила стену на деньги регионального фонда капитального ремонта.

Но есть проблема: эксперты оценили работы по восстановлению дома более чем в 50 миллионов рублей. При этом выделить на одно здание из фонда могут не более двух.

— На данный момент стоимость восстановительных работ, которые с большой вероятностью не спасут умирающий дом, составляет десятки миллионов рублей. Сегодня дому нужна реконструкция с усилением несущих конструкций, ремонтом фасада, подвала, крыши, инженерных сетей. Кроме того, в отношении дома необходимо провести геологические изыскания для стабилизации грунта. Однако и этого недостаточно для приведения дома в состояние, пригодное для проживания граждан: стены дома покрыты плесенью, которая негативно влияет на здоровье людей. Иными словами, дом изнутри такой же старый и страшный, как и снаружи. Жить в нем нельзя. Это подтверждают результаты трех экспертиз и сами жильцы, — прокомментировали в пресс-службе Регионального фонда капитального ремонта Омской области.

На вопрос, где же фонд капремонта возьмет деньги на восстановление всего дома, в администрации округа отвечают просто: «Деньги — это не наш вопрос».

Также в администрации Советского округа NGS55.RU заявили, что попытки восстановить стену предпринимались — на место завезли песок и кирпич. Однако жители «воспрепятствовали выполнению работ». Кроме того, по заверениям местных властей, представитель собственников не предоставил новой управляющей компании технический паспорт дома, лицевые счета и другие документы. Несмотря на это, «Артклинингдомострой» поручено подготовить дом к новому отопительному сезону и вновь попробовать выйти на диалог с жильцами по поводу ремонта стены.

Откладывать решение проблемы, очевидно, уже нельзя. Прошлые попытки закрыть глаза на ситуацию привели к тому, что у стены отвалился только один слой. Сегодня это выемка размером с футбольные ворота. К чему приведет очередное затягивание процесса и перебрасывание ответственности — даже не хочется думать.

По теме

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ6
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ7
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter