Здоровье Ангелы в белых халатах подробности «До людей сложно достучаться»: история красавицы-врача, которая спасает омичей от эпидемии

«До людей сложно достучаться»: история красавицы-врача, которая спасает омичей от эпидемии

Иногда эпидемиологу Виктории Тарасевич приходится уговаривать пациентов лечиться

Виктория Тарасевич с детства мечтала работать в сфере медицины

27-летняя Виктория Тарасевич — врач противотуберкулезного диспансера № 4. Она не ведет приемы и не лечит пациентов, но от ее работы зависит здоровье целого города. Девушка — эпидемиолог. В шутку она называет себя следователем. В команде с другими медиками она расследует «дела» зараженных: собирает данные о работе и учебе, выясняет, с кем они живут и дружат, где могли подхватить инфекцию. Всё это нужно для того, чтобы предотвратить эпидемию туберкулеза. Иногда ей приходится убеждать больных омичей ложиться в стационар. В случае если уговоры не помогли, она обращается в прокуратуру или суд. Почему Виктория выбрала профессию эпидемиолога и как работают «бойцы невидимого фронта» — в рубрике «Ангелы в белых халатах».

Не хотят лечиться


Врачи противотуберкулезного диспансера № 4 выявили у студентки колледжа туберкулез. Девушка наотрез отказывается лечиться и не хочет ложиться в стационар. Живет у парня со своим малолетним сыном. Уговоры медсестры и предупреждения о том, что больница обратится в органы опеки, не помогают. Тогда за дело берется эпидемиолог Виктория Тарасевич. Обычно врач выезжает на производственные очаги — предприятия, офисы и учебные заведения, а в дома и квартиры к пациентам приходят медсестры и участковые фтизиатры. Но этот случай она посчитала особенным — может заразиться маленький ребенок.

На съемной квартире, где живет омичка, больная туберкулезом, — никого. От старшей по дому медики узнают адрес ее родителей. Кстати, им запрещено говорить о диагнозе посторонним лицам, поэтому данные они собирают «очень аккуратно».

— Она проживала там с отцом и мачехой, у которых тоже есть маленький ребенок. Получается, что в очаге уже двое малолетних. Мы начали убеждать отца в необходимости лечения, но это было бесполезно. Человек вообще не понимал серьезность заболевания, говорил, что у дочери его быть не может, хотя болезнь была уже в запущенной стадии. Как бы мы ни старались, они были непробиваемые. Как итог заболел ее маленький ребенок, и его изолировали в стационар детской туберкулезной больницы, — поделилась Виктория.

Несколько раз в месяц Виктория Тарасевич проводит расследования

Виктория шутит, что работает следователем или даже сыщиком, ведь она распутывает истории болезни и идет по следу эпидемии. Врач вместе с коллегами собирает всю информацию о больных — начиная с адреса проживания и заканчивая их кругом общения. Потом медики приглашают контактных людей на обследования. Всё это необходимо для того, чтобы инфекция не распространялась и дальше.

Тех, кто отказывается лечиться, хватает. Если пациент не опасен для общества, то врачи могут повлиять на него только с помощью убеждений или разъяснений — других рычагов воздействия у них просто нет. Но если человек заразен (выделяет бактерии, например, с кашлем), тогда медики обращаются в надзорное ведомство.

— Если такой пациент отказывается от лечения, мы направляем документы в прокуратуру. Далее суд выносит решение о принудительной госпитализации и лечении. Заболевших разыскивают судебные приставы и принудительно отправляют на лечение, — вводит в курс дела врач.

Отказываются пациенты и от дезинфекции в квартирах. Они боятся, что средства для обработки испортят мебель или дорогостоящую технику. Утверждение о том, что хорошо обеспеченные люди не болеют туберкулезом — миф, но в основном, говорит эпидемиолог, в стационарах наблюдаются люди с неблагополучным образом жизни. Например, 8% от всех заболевших — это лица без определенного места жительства, 35% — бывшие заключенные.

В противотуберкулезном диспансере девушка работает четыре года

— Наши пациенты — контингент специфический, мы же понимаем, что они не все 100% благосостоятельные граждане, которые осознанно подходят к своему здоровью. До таких людей очень сложно достучаться. Но мы стараемся, чтобы нас не только услышали, но и поняли. Если сравнить туберкулез с ковидом, коронавирус намного заразнее, но его возбудитель менее устойчив к внешней среде, чем туберкулез. Наши дезинфекторы обрабатывают лестничные пролеты, лифт, места общего пользования, особенно если это коммуналка или общежитие.

Если пациент попал в стационар, то как минимум должен пролечиться 60 дней. Давление больничных стен и «сухой закон» может выдержать не каждый. Иногда пациенты сбегают через окна. С этой проблемой медики борются тоже.

Эпидемиолог следит за чистотой поверхностей в больнице

Работа в ковидные времена


Врач рассказывает, что коронавирус добавил работы. Два года назад на базе их диспансера было развернуто ковидное отделение на 24 койки. Оно предназначено для пациентов с туберкулезом, зараженных еще и COVID-19. Виктория помогала разрабатывать маршрутизацию для медиков, придумывала, как организовать работу чистой и грязной зон, проводила инструктаж, как надевать «противочумные» костюмы.

— Мы проверяем сотрудников в красной зоне. Кстати, окна моего кабинета как раз выходят на ковидный госпиталь. Помню, когда было жарко, смотрю, врачи откроют окно в отделении, респиратор снимут, стоят и дышат. Мне их чисто по-человечески жалко, я их понимаю. Но так делать нельзя.

Когда началась пандемия, Виктория придумывала маршрутизацию для медиков

Виктория вспоминает, что одну из сотрудниц пришлось и вовсе «вывести» из красной зоны из-за ее личных убеждений.

— Она считала, что может ходить по зоне без респиратора и маски, а если ей суждено, то она и так заболеет. Мы понимаем, что такому человеку нельзя работать. Она подвергает опасности и себя, и своих коллег.

По данным эпидемиолога, с мая 2021 года по сегодняшний день в противотуберкулезном диспансере № 4 ковидного госпиталя лечились 340 пациентов. Умерли 64 человека — у пациентов с туберкулезом летальных случаев, логично, больше.

Чтобы работать эпидемиологом, нужно иметь определенный склад ума и характера

Почему эпидемиолог?


Когда Виктория Тарасевич была ребенком, то жила в Курганской области. С малых лет она мечтала связать свою жизнь с медициной — перед ее глазами был пример бабушки-педиатра. Она вспоминает, что на новогодние утренники в детском саду всегда выбирала костюм врача — с белым халатом и фонендоскопом.

— Уже с 8-го класса я стала говорить родителям, что пойду в медицинский. Родители отговаривали меня от лечебной специальности, да и потом я сама поняла, что не совсем мое — быть терапевтом или хирургом, например. Работа эпидемиолога подходила мне и по складу характера, и по мышлению, — вспоминает девушка и добавляет: — Здесь нужно обладать аналитическими и организаторскими способностями — это мое. И медицина тут же, рядом.

Девушка родилась в Курганской области, но учиться захотела в Омске

Перед поступлением девушка тщательно мониторила высшие учебные заведения. Больше всего ей понравился медицинский университет в Омске. Так она поступила в вуз на медико-профилактический факультет на бюджетной основе, а после его окончания сразу же устроилась в противотуберкулезный диспансер № 4. Здесь она работает почти четыре года.

— Когда я пришла после универа сюда, зарплата была небольшой. Помню, что я расстраивалась, когда мои коллеги из поликлиник рассказывали, какие суммы получают они. А я думала, почему им так везет? Но сейчас прошло время, и я проявила себя, особенно в условиях ковида. Моя заработная плата подросла и на данный момент меня устраивает.

Врач рада, что ее муж не работает медиком

Двое медиков — чересчур


Несмотря на большую загруженность, врач находит время на себя. Виктория посещает тренажерный зал, занимается плаванием, учится в автошколе. Обладательница яркой внешности замужем. Ее супруг работает инженером-проектировщиком. Девушка смеется: двое медиков в семье было бы чересчур.

— То, что он с медициной никак не связан, — я этому очень рада. Хочется, чтобы муж был дома, а не на бесконечных дежурствах. Сейчас такой период, что нужно быть круглосуточно онлайн. Отчеты нужно подавать и в выходные, и праздничные дни. Вообще, считаю, что в эпидемиологии я нашла себя. Люблю, когда вокруг всё «горит», и здесь именно так. Нельзя упустить из внимания даже мелочь, потому что на тебе ответственность за здоровье людей. Мне очень повезло с наставниками. Старшие коллеги многому научили меня. А после работы в ковиде мне уже ничего не страшно, — смеется Виктория.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Мнение
«Можешь купить пистолет, так, между делом». Россиянка дважды съездила пожить в Америку — плюсы и минусы
Зоя Неджефова
Мнение
«Чувствовала, что меня вот-вот прикончат»: три причины обратить внимание на спектакль «Гедда Габлер» в «Пятом театре»
Мария Носенко
Корреспондент
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Рекомендуем
Знакомства