«Водители видят инвалида и не останавливаются»: незрячий омич о недоступной транспортной среде

Корреспонденты NGS55.RU выяснили, какие проблемы подстерегают незрячих в общественном транспорте

Поделиться

Одно из лиц недоступной среды для незрячих выглядит именно так

Фото: Елена Латыпова

Месяц назад NGS55.RU опубликовал интервью с медсестрой по массажу Алёной Ковалёвой, которая родилась незрячей. Помимо всего прочего, массажистка рассказала о том, что добирается на работу на маршрутке, и ей хотелось бы, чтобы в Омске появились звуковые оповещения о прибытии транспорта. Омич Виталий Монтяков, который также является инвалидом по зрению, поддержал предложение Алёны и высказал своё мнение по этому поводу в комментариях к материалу — его мы также опубликовали на нашем сайте. Виталий предложил редакции встретиться, чтобы показать, как обстоят дела в Омске с доступностью транспорта для незрячих людей. Корреспонденты NGS55.RU отправились к нему на встречу.

Незрячим людям практически невозможно понять, по какому маршруту поедет приближающийся транспорт

Незрячим людям практически невозможно понять, по какому маршруту поедет приближающийся транспорт

Виталий и его жена Светлана ждали нас на остановке «Госпиталь» со стороны сквера имени Дзержинского. Из-за дождя пришлось прятаться под крышей павильона, пока Виталий рассказывал, как ему приходится определять транспорт, который подъезжает к остановке.

— Намного проще, когда я хожу с супругой, она «с подглядом» (видит предметы частично. — Прим. ред.), может разглядеть, что за автобус или маршрутка стоит прямо перед ней. Но если она остановилась где-то далеко — тут увидеть уже не получится. Это автобусы обычно останавливаются, где положено, а маршрутки — вот таким образом, где-нибудь в хвосте. Как тут быть незрячему человеку? — задался вопросом Виталий.

Ремонт улицы Гагарина важен, но приносит и свои неудобства — как для незрячих, так и для зрячих людей

Ремонт улицы Гагарина важен, но приносит и свои неудобства — как для незрячих, так и для зрячих людей

При этом даже добираться до остановок проблематично — тротуарная плитка со временем крошится, ливнёвки не справляются с лужами, а уложенная тактильная плитка совершенно не учитывает как потребности незрячих людей, так и окружающую обстановку.

— Проблем не только с транспортом хватает, это просто самое ключевое. Даже просто ходить сложно. Если один незрячий человек идёт с тросточкой, она постоянно застревает во всех этих преградах. Та же проблема с ливнёвками, актуальная для всех. Зрячий человек как-то может обойти лужу, а мы прямо в неё заходим. Конечно, тростью можно нащупать, что там вода булькает, а где её обойти? Непонятно. По ограждениям вопросов очень много — они вроде бы и есть, но там, где надо, их нет. Более того, они чёрные, и их не видно даже тем, у кого хоть немножко сохранилось зрение. По идее, они должны быть оранжевыми или жёлтыми, ярких цветов, — считает Виталий.

Символично, что рабочие в этот момент как раз укладывали новую тактильную плитку к остановке

Символично, что рабочие в этот момент как раз укладывали новую тактильную плитку к остановке

Тем временем дождь кончился, и мы отправились на противоположную сторону, чтобы доехать до 24-й Северной и посмотреть, с какими трудностями на пути столкнутся наши незрячие герои. Виталий и Светлана порадовались тому, что светофор на переходе возле остановки «Госпиталь» оборудован звуковым оповещением, но в целом из-за ремонта улицы Гагарина перебираться с тротуара на проезжую часть было неудобно.

— Некоторые водители, если видят, что мы инвалиды, просто не останавливаются. Ещё бывает такая проблема, что водители просто говорят: «Мест нет, не беру», когда видит, что инвалид садится. Логики никакой — получается, можно набивать салон по полной, когда захочешь, а здесь принципиальное «Не буду брать!», — сетует Виталий.

Но пока здесь ведутся работы, и всё это приходится обходить стороной

Но пока здесь ведутся работы, и всё это приходится обходить стороной

Кроме того, по мнению нашего героя, низкопольные автобусы не используются в полной мере своих возможностей — водители не подъезжают вплотную к бордюрам, а если такое и случается, то пол салона не выравнивают, чтобы в автобус можно было легко попасть с тротуара. Тем временем к остановке подъехал автобус № 72, на котором мы и поехали. С помощью Светланы Виталий забрался в салон, внутри тут же нашлись люди, готовые уступить своё место. Осталось лишь подождать кондуктора, который принял бы оплату за проезд. Автоматически возник вопрос — а что делать в тех маршрутках, где кондукторов нет?

— Очень сложно приходится, — задумался Виталий. — Если я со Светой, то она старается посадить меня в салоне, а сама идёт оплачивать проезд. Один я езжу очень редко, но в таких случаях приходится просить помощи, чтобы передали карточку водителю.

Проблемы в салонах маршруток — раздельные поручни. Приходится искать их руками на ощупь

Проблемы в салонах маршруток — раздельные поручни. Приходится искать их руками на ощупь

Ещё один важный аспект для незрячего в салоне пассажирского транспорта — звуковое объявление остановок. В нашем автобусе № 72 автоинформатор работал, но всем известно, что такая удача выпадает далеко не в каждом автобусе или троллейбусе, а в маршрутных такси звукового объявления остановок и вовсе нет. 

— Зимой, например, даже зрячему человеку в замёрзшие окна ничего не видно, и как тогда на нужной остановке выходить? Однажды мы домой в 550-й маршрутке ехали, девушке до «Зари» надо было, но она, видимо, из другой части города, не знала, где это. Попросила водителя сказать, когда ей выходить, а он остановку проехал и потом только спрашивает: «Там кто-то у "Зари" выйти хотел... Вышли или нет?». И откуда она должна была знать, где ей выходить? А ведь она зрячая, просто места не знает. Конечно, она могла в телефоне по карте за маршрутом следить, где она едет, но что теперь, всю дорогу из телефона не вылезать? — рассуждал Виталий.

Остановка «24-я Северная» встретила внезапными препятствиями

Остановка «24-я Северная» встретила внезапными препятствиями

Наконец, автобус добрался до пункта назначения — остановки «24-я Северная», — и пришло время выходить наружу. На этот раз Виталий помог Светлане выйти из салона, потому что впереди ждало неожиданное препятствие. Тротуар на остановке ремонтировали, поэтому асфальт был разбит, а от бордюров к нетронутым участкам дорожки были переброшены настилы. 

Знак остановки отражается в луже рядом с тактильной плиткой, заросшей грязью

Знак остановки отражается в луже рядом с тактильной плиткой, заросшей грязью

Наши герои планировали дойти от остановки до Всероссийского центра слепых, чтобы показать, какие трудности встретились им на пути. И чего там только не было: кусты и деревья (которые никто не кронировал, и их ветки иногда били по лицу Виталия), лужи и грязь (которые проблематично обойти даже зрячему человеку), нелогичная дорожка из тактильной плитки, ведущая к местам ремонта тротуара, и многие другие мелочи, не заметные нам в повседневной жизни. 

Куда же ведёт эта жёлтая дорожка из тактильной плитки? Явно не в Изумрудный город

Куда же ведёт эта жёлтая дорожка из тактильной плитки? Явно не в Изумрудный город

А перебраться на другую сторону, чтобы вернуться в место, откуда мы начали путь, тоже было очень трудно — дорожка из тактильной плитки упиралась в нишу между тротуаром и бордюром, куда ещё не уложили новый асфальт. Нашим героям приходилось немного спускаться в эту самую нишу, а затем на ощупь искать место, где можно перешагнуть через бордюр. 

Куда ведёт тактильная плитка?

Куда ведёт тактильная плитка?

На остановке «33-я Северная» ситуация с транспортом усложнялась — автобусы, которые можно было отличить по звуку, практически не требовались для нашей точки назначения (площадь Ленина), нужны были маршрутки. Поэтому Светлана внимательно следила за проезжающим транспортом и не пропустила маршрутку № 550.

Светофор со звуковым сопровождением оказался очень тихим

Светофор со звуковым сопровождением оказался очень тихим

Пока мы возвращались назад, Виталий рассказал о том, как проблемы незрячих людей решают в Санкт-Петербурге. Там разработали систему «Говорящий город», которая позволяет найти вход в нужное здание, станцию метро, воспользоваться любым транспортным средством, включить звуковое сопровождение светофора ночью и многое другое.

— Да, у нас есть приложение, где можно отследить движение автобуса по городу — линия маршрута нарисована, и по ней едет автобус, — объяснял Виталий. — Но даже если бы мы знали, что он подъехал к остановке — куда он подъехал, какой он из себя? Вот почему я всегда пропагандирую систему «Говорящий город». Я никакой не дилер, ни копейки с этого не поимею. Но почему я за неё? У тебя есть спецустройство или программа на смартфоне, в которой, например, есть список подошедших транспортных средств. Ты из этого списка выбираешь нужный тебе, нажимаешь, у водителя загорается сигнал: «В этот автобус хочет сесть инвалид». Над дверью срабатывает сигнал, и ты идёшь прямо в дверь. Видишь ты, не видишь — уже неважно: ты всё равно её найдёшь, потому что слышно будет хорошо — пищит громко. На мой взгляд, это самый идеальный вариант. Есть какие-то аналоги этой системы, но структура, смысл должен быть такой же. Без разницы, какая фирма или компания её произведёт, главное, чтобы суть была та же.

Видео: «Говорящий Город» / youtube.com

— Самое обидное — что я даже не могу показать, как эта система работает, потому что в Омске её нет. А вообще в целом наши проблемы — это ведь не только проблемы инвалидов, а проблемы для всех людей: те же объявления остановок в транспорте или лужи из-за неработающих ливнёвок. Просто нам от этого приходится намного тяжелее, — заключил Виталий.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Папа Леня
5 авг 2019 в 13:45

Да, хорошо в городе только сильному и здоровому человеку. Как только ты становишься слабым или больным, так же любой человек может ногу сломать, то сразу понимаешь, что живешь в месте, где выживает только сильный. И самое страшное, что системно проблему никто и не думает решать, те же улицы, котороые делают с этими же ошибками по федпрограмме, там ни безопасности ни качества ни удобства нет, одно название. Там же на Герцена и новый переход делают это же полный ужас, это реальный садист проектировал и строил с одной целью - чтобы пешеход страдал.