16 ноября суббота
СЕЙЧАС -15°С

Мечтал купить машину и уехать на Казантип: пять историй распространителей наркотиков

Поделиться

Несколько месяцев богатой жизни не стоят долгих лет за решеткой, уверена Кристина

Несколько месяцев богатой жизни не стоят долгих лет за решеткой, уверена Кристина

Жажда лёгких и быстрых денег губит немало молодых людей — корреспондент НГС пообщался с несколькими омичами и выяснил, что ими двигало, когда они решили заняться распространением наркотиков.

Тот, кто хочет больше денег, по совету премьер-министра, уходит в бизнес. При минимальных усилиях деньги надеются получить на продаже наркотиков. Статья «два-два-восемь» сейчас одна из самых популярных, её даже называют «народная». В закладчики попадает и молодежь, и люди среднего возраста, и пенсионеры. Мы поговорили с четырьмя девушками и одним парнем, которые оказались за решёткой за распространение наркотиков.

— Закладчики работают месяц — срок трудового стажа у них такой. Их же потом сами работодатели и сдают. Они успевают что-то заработать и получают срок. А на его место тут же приходит другой. Тоже на месяц, — рассказал один из сотрудников УФСИН по дороге к заключённым.

«Видимо, дали наводку на нас»

В комнату вошла миловидная девушка с косой и в косынке, вежливо поздоровалась. Это была Кристина. Ей всего 23 года. Девушка родилась в многодетной семье и росла с двумя сёстрами и братом, училась в университете на ветсанэксперта. В 21 год ей понадобились деньги на жильё. Она начала искать работу и наткнулась в интернете на вакансию с очень хорошими условиями.

— Предлагают сначала работу курьера, а потом уже объясняют, что это запрещенные курительные смеси, о которых нельзя говорить никому. Обещают большие деньги, — вспомнила Кристина.

В день девушка начала зарабатывать минимум по 2000 рублей. За Кристиной закрепляли район и по нему она распределяла товар — расфасованные по дозам свёртки с наркотиками. При этом сама она их не употребляла. За первый месяц ей удалось заработать сто тысяч — для девушки из небогатой семьи это были большие деньги. Кристина начала их тратить — на одежду, вещи, развлечения. Потом она решила искать нормальную работу — хотела устроиться продавцом или менеджером, а пока продолжала работать закладчиком и копить на квартиру. Вместе с Кристиной работал её парень. Кроме него, никто не знал, где она зарабатывает такие деньги.

Но её не покидали мания преследования и страх. Каждый проходивший мимо полицейский, каждый проезжающий мимо патрульный автомобиль вызывали мысли о том, что это за ней. Деньги успокоиться не помогали. По словам девушки, когда терпеть уже не было сил, она вместе с парнем решила бросить свою прибыльную работу. 

— Мы написали этому человеку, через которого получали товар, что прекращаем этим заниматься. Мне как раз предложили должность. И на следующий день нас берут. Видимо, дали наводку на нас, — поделилась Кристина.

Девушку и её молодого человека арестовали на улице. Ей было очень страшно, она понимала, что её ждет большой срок и никто не поможет. Родственники Кристины сначала не поверили в случившееся.

— Мама очень много здоровья потеряла. На суде она плакала, — поделилась девушка.

Когда судья огласил срок, Кристина была в шоке и не могла поверить, что ближайшие семь лет она проведет за решёткой. По словам закладчицы, первый день в тюрьме прошёл очень тяжело и всё было не так, как показывают по телевизору и в фильмах. Сейчас она свыклась с новой жизнью — девушка работает, а в свободное время изучает немецкий язык и читает Достоевского.

Молодой человек Кристины тоже получил семь лет колонии, теперь они переписываются. Друзья из прошлой жизни с ней больше не общаются.

— Я уже с этим смирилась, — говорит Кристина.

Никитина мечта — уехать на Казантип. Правда, за то время, что он проводит в колонии, знаменитый фестиваль перестал существовать

Никитина мечта — уехать на Казантип. Правда, за то время, что он проводит в колонии, знаменитый фестиваль перестал существовать

Хотел на Казантип, а уехал на зону

Никита учился в колледже на менеджера по туризму и мечтал путешествовать. Но на втором курсе он попробовал наркотики.

— Я копил деньги и в выходные ходил в клубы. Употреблял там наркотики. Поначалу лёгкие, потом всё более тяжелые. На это нужны были деньги, их не хватало, и я начал искать способы заработать, — начал рассказ молодой человек.

Никита с другом нашел интернет-магазин, торгующий наркотиками, и устроился курьером. Парням предложили работать в Уфе. Там с поставкой наркотиков вышла заминка, молодые люди месяц ждали товар — всё это время им платили командировочные. В другом городе омичи потратили на рестораны, клубы и развлечения около пятисот тысяч рублей. Потом им сказали, что работы в Уфе не будет и отправили в Омск, а затем в Красноярск. В нашем городе к ним присоединилась знакомая девушка. В Красноярске омичи распространили более двух килограммов наркотиков.

— Мы купили ключи от всех подъездов в нескольких домах. У меня с собой всегда было около 40 ключей. Я заходил в подъезды и прятал дозы в интернет-щитках, батареях. По 10-20 граммов, по 80 закладок в день. На троих у нас выходило 350 тысяч рублей в месяц. Мы не делили их, тратили вместе. Всё уходило на развлечения. Деньги не откладывали ни на что — их просто не оставалось, — поделился Никита.

Он стал употреблять всё больше и больше наркотиков — по две недели практически не ел, не спал, и держался только на воде и веществах. В этот момент он понял, что всё зашло слишком далеко. Он решил, что накопит на машину и поездку на Казантип, о которой давно мечтал, после чего уйдет из «бизнеса». Но попытка начать копить откладывалась каждый месяц. Всё это время мама Никиты думала, что сын работает на стройке. Мысли об аресте посещали его, но Никита гнал их от себя и старался вести себя уверенно.

— Оказалось, что всё время мы были в разработке. Мы постоянно шифровались, проверяли, нет ли слежки, и даже не знали об этом, — пояснил парень.

Сотрудники полиции застали молодого человека вместе с друзьями на их квартире. Никита был в ванной — под контрастным душем отходил после очередной дозы. Он услышал, что его друзей вяжут. Парень зажал дверь ногой, но его всё-таки вытащили. Он лежал на полу в одних трусах, на запястья сильно давили наручники, полицейские зачитывали причину ареста, а в голове крутилась мысль, что теперь ему точно дадут лет 20 . По всей квартире были разбросаны кучи фасованных наркотиков. Сколько их было, он даже не знал.

Никите грозило от 15 лет до пожизненного заключения. Но молодому человеку повезло — ему дали шесть с половиной лет. Год его продержали под следствием. Это даже помогло — он смог завязать с наркотиками. Сейчас он работает в колонии на стройке. После освобождения парень планирует получить специальность стропальщика и работать с металлоконструкциями. О туризме теперь придётся забыть. О жене и детях он тоже пока не думает, а на воле его особо никто не ждёт.

— Мама после длительного свидания со мной умерла, в 2015 году. 40 лет ей было, — поделился Никита.

Тюремная библиотека

Тюремная библиотека

«Если бы меня не посадили, то похоронили бы уже»

Светлана — симпатичная молодая женщина, ей 33 года. Она улыбается и шутит, хотя видно, что немного смущается. На пальце у неё золотое кольцо, в ушах серьги. Раньше она продавала наркотики с рук. Её осудили на 5 лет и 10 месяцев, это её второй срок за наркотики.

— Я из положительной семьи. Никто никогда не употреблял. Я училась на технолога, были мысли о своём бизнесе. В 19 лет я познакомилась с молодым человеком, попробовала наркотики. И всё.., — сказала она.

О семье, учёбе и работе девушка забыла. Наркотики заменили всё, в том числе и парня, из-за которого всё началось. Продавать вещества она решила не ради заработка и каких-то великих целей. Просто ей самой нужна была доза. И Светлана начала продавать, чтобы покупать.

— Я не умею воровать, просить, обманывать. Я продала, а потом купила за свои деньги. Мне казалось, что это было честно. Никаких накоплений не было и ничего не осталось, — говорит женщина.

По её словам, находить клиентов было легко — они сами подходили и спрашивали. Светлана до сих пор не может понять, как и по каким признакам они с клиентами определяли друг друга. 

— Свинья везде грязь найдёт. Люди совершенно незнакомые подходили. «А есть чё? Поможешь?». Помогу. Кто-то через вторые руки брал, — рассказала она.

Иногда она даже собирала чужие закладки. Женщина намётанным взглядом определяла, где их могут прятать, и забирала товар себе. Она успела попробовать большинство известных наркотиков. 

Когда Светлану арестовали, ей было очень страшно и она до последнего момента думала, что всё будет хорошо и всё обойдется. Ей должны были дать 13 лет — когда она услышала эти цифры, то чуть не потеряла сознание. Но ей всё-таки дали пять лет и десять месяцев. 

Семья старается её поддерживать, женщину ждут, но в то же время не доверяют. Близкие считают, что она может снова взяться за старое.

— Сейчас есть цели. Я хочу завести семью, ребёнка. Мужа хочу! У меня ничего этого не было. Хочу вступить в семейный бизнес. Но на тот момент всё было плачевно. Если бы меня не посадили, то похоронили бы уже, — подытожила Светлана.

Полина мечтала быть татуировщиком

Полина мечтала быть татуировщиком

«Такая девочка в платьишке идёт. Кто подумает, что у неё в кармане?»

Войдя в комнату, Полина улыбается. Когда-то она хотела стать татуировщиком и открыть свой салон, наркотики, по её словам, она никогда не пробовала. Девушка училась в одном из известных тату-салонов. Оборудование стоило немалых денег, и она решила искать работу. На одном из сайтов объявлений она нашла вакансию курьера деловой документации.

— Мне потом сказали, что это легальные курительные смеси, которые нужно закладывать в тайники. Я подумала и согласилась. Не подумала, что заеду на шесть с половиной лет в итоге, — говорит Полина.

Первый раз она получила 75 тысяч за одну поездку в Новосибирск. Для 18-летней девушки, которая раньше никогда не работала, это было круто. Полине нужно было купить четыре тату-машинки, каждая из которых стоила примерно 50 тысяч рублей. Она накопила на них очень быстро, но большие деньги ей понравились и бросать свою работу она не хотела. Девушка оплатила мамины кредиты, помогала лекарствами и лечением дедушке. Самая большая сумма, которую она получала за выезд, — 86 тысяч, а в месяц зарабатывала около 300 тысяч рублей. Мама считала, что дочь получает такие деньги за рисование, Полина действительно по-прежнему занималась любимым делом.

Вместе с деньгами у девушки появилась масса новых друзей. Сейчас она понимает, что это были не очень приятные люди и общаться с ними снова Полина не хотела бы. Она старалась не тратить деньги на сиюминутные радости, а помогала семье и путешествовала с мамой — побывала в Чехии, Испании, Германии. Но её никогда не покидала мысль, что за ней следят.

— Я постоянно на фоксе (начеку. — Прим. авт.) была. Как бы не выпалиться. На измене постоянно. Хотя казалось — такая девочка в платьишке идёт. Кто подумает, что у неё в кармане? — вспоминает Полина.

Во время одной из поездок в Новосибирск девушка даже взяла с собой сменную верхнюю одежду и обрезала волосы. 

Когда она в очередной раз вернулась из соседнего города в Омск, полицейские взяли её прямо на вокзале. С собой у неё было 200 грамм веществ и ещё 100 грамм дома. Первая мысль — что сказать маме? Сотрудники приехали вместе с ней в квартиру с обыском. Девушка думала, что мама будет кричать, плакать, ругаться, но она стояла молча, только была очень бледная.

На суде обвинитель просил дать Полине девять лет лишения свободы. Её приговорили к шести с половиной годам. Закладчица стояла молча и ничего не понимала. Свой срок она позже уточнила у конвоиров. 

Несмотря на всё, мама девушки поддерживает её и ждет. Она считает, что Полина еще сможет наладить жизнь и привозит ей вещи на которых написано FREEDOM. 

Полина не бросила своё хобби и рисует в колонии картины. Она по-прежнему надеется стать тату-мастером и мечтает переехать в Прагу.

«Я не увижу, как ребёнок пойдет в первый класс»

Когда Наташе было 23 года, она работала за компьютером и осваивала профессию менеджера. У неё есть муж и двое детей шести и девяти лет. Наркотики она впервые попробовала благодаря друзьям, которые жили неподалёку, после этого сразу появилась зависимость. Нужно было где-то брать деньги на дорогое удовольствие, и Наталья решила заняться сбытом. Других целей у неё больше не было. Муж Натальи не знал о её заработке, он догадывался только о том, что она употребляла.

Женщина начала распространять тяжелые наркотики. Наталья работала через Skype и зарабатывала в месяц около 40 тысяч, при этом она ходила на свою официальную работу, где её заработок был в два раза меньше. Все деньги уходили на дозы для неё самой. 

Сотрудники полиции арестовали её прямо в квартире. Мужа и детей тогда не было дома. Товара в квартире тоже не было, но полицейские прослушивали её телефон — этих доказательств было достаточно. 

Она до последнего не верила, что её посадят. «Кто угодно, только не я», — думала она. Ей дали семь с половиной лет.

— Я услышала только цифру. Больше ничего не слышала. Я осознала, что меня посадили в тюрьму только через сутки, в камере, — вспоминает она.

Когда муж впервые пришёл к Наталье на свидание, она расплакалась. Несмотря на всё, он ждет её и они часто созваниваются. Дети женщины думают, что она уехала по работе, но скоро старшему сыну придётся рассказать правду — мальчику 9 лет, и он начинает обо всём догадываться. Сейчас Наталья работает на швейном производстве, по её словам, это помогает убить время. Она освободится, когда ей будет сорок лет.

— Когда освобожусь, я хочу много времени уделять мужу и детям. Я столько пропустила в жизни. Я даже не увижу, как ребёнок пойдёт в первый класс, — поделилась она.

На вопрос, как они относятся к легализации наркотиков в России, все закладчики ответили отрицательно, и лишь одна сделала исключение для лёгких наркотиков. По словам бывших наркоманов, у россиян нет тормозов и такое разрешение приведёт к катастрофе.

Фигуры животных выглядят, как настоящие, их сделал один из заключенных колонии

Фигуры животных выглядят, как настоящие, их сделал один из заключенных колонии

— Зек не тот сейчас пошёл — раньше они и рисовать умели, и на инструментах играли, и по дереву вырезали, лепили, актёры были...а сейчас одни наркоманы. Ничего не умеют, — подытожил с сожалением сотрудник УФСИН.

Александр Зубов
Фото и видео автора

Подписывайтесь на нашу группу «ВКонтакте».
Пишите нам в Viber и WhatsApp: 8–913–670–33–77

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Прохожий
3 сен 2018 в 14:17

ахахаха, тату мастер после отсидки в Прагу))) Хотел бы я увидеть как её это удастся? разве что через Африку, вместе с беженцами.Что всегда удивляет в россиянах, так это неискоренимый оптимизм ничем не подкреплённый.

Серега
3 сен 2018 в 17:21

Испортили себе жизнь навсегда. Уважение вызвало только то, что одна героинь тратила деньги не на клубы, а на маму

Акакий
3 сен 2018 в 15:32

Зачем работодатели их сами сдают? Им ведь выгодно, чтобы опытный человек работал. А тут текучка кадров получается