Поделиться

Все новости

Ксения Меркель с лёгкостью ориентируется в помещении ресторана

НГС.ОМСК продолжает рубрику о необычных и интересных профессиях рассказом о незрячем официанте.

Некоторые предприятия Омска берут на работу инвалидов. Чаще всего инвалиды по зрению трудятся на конвейерных производствах. Работа однотонная и утомительная, но бывает и поинтереснее. Например, 42-летняя Ксения Меркель работает… официантом. Насколько сложно было устроиться, как работает ресторан, где любой посетитель может почувствовать себя незрячим, и что происходит с человеком в темноте — в рубрике «История одной профессии». Ранее НГС.ОМСК знакомил читателей с самым молодым водителем трамвая, самым популярным скульптором города, метеорологом и человеком, который 11 лет сторожит снег.

Экзамен по сохранению посуды


Более пяти лет назад в омский филиал Всероссийского общества слепых позвонила арт-директор одной из компаний и сказала, что ищет общительных членов общества до 40 лет для необычного проекта — ресторана «Вкус темноты», в котором вообще не будет света.

«Это был некий кастинг. <…> На нём на нас смотрели, кто как ходит, общается. Потом мы пришли в ресторан. Он тогда находился на Масленникова. Нас первые три месяца обучали этикету, как подойти, с какой стороны, кому первому подать [блюда], винным картам. Мы пробовали носить подносы с посудой, ходили по два-три человека одновременно в зале (смотрели, чтобы мы не сталкивались), учили, что делать, если вдруг человек паникует или боится», — перечислила Ксения. В конце всех участников ждал серьёзный экзамен, где они должны были не только показать результаты своего обучения, но и продемонстрировать знание цен в меню.

Ужин без свечей


Ксения очень любит рассказывать о своей работе. Видно, что проект её занимает полностью, ведь в отличие от её прошлой должности каждый день в ресторане не похож на предыдущий.

«До этого я работала на производстве пробок. Потом нас сократили, я четыре года сидела без работы, после чего пришла сюда», — вспомнила официант.

По замыслу проекта «Вкус темноты», клиентов садят за столик в помещении, где нет света. На выбор им предлагают четыре меню: красное (мясное), жёлтое (птица), зелёное (вегетарианское), голубое (морепродукты) и белое (еда-сюрприз, замаскированная соусами). Каждое из них включает набор блюд. Посетителям не говорят, что в их тарелке. Сначала они пробуют на вкус и пытаются угадать сами. На выходе им рассказывают, угадали они или нет.

Именно поэтому в ресторане у незрячих официантов значительное преимущество — они прекрасно ориентируются в пространстве.

«Посетители до последнего надеются, что сейчас они войдут, через некоторое время глаза привыкнут и они начнут хоть что-то видеть, — заговорщически улыбается Ксения. — Для того чтобы начать что-то различать, надо, чтобы свет хотя бы от чего-то отражался. Например, дома лунный свет отражается от стен. Но в ресторане нечего отражать. В нём нет даже окон».

Первые полгода Ксении было очень сложно. Она боялась. На обучении они носили пустые бокалы, а на работе в них налито дорогое вино, на учёбе — простые миски, а клиентам надо нести тарелки с блюдами. Первое время на счету Ксении был не один разбитый стакан.

Цвет салфетки на вкус


Когда у человека пропадает одно чувство, обостряются остальные. Уже через несколько минут клиенты начинают слышать подходящего официанта или могут по запаху определить блюдо. Сама Ксения часто замечает то, на что другие не обращают внимания.

«Наверное, 70% людей, когда попадают в темноту, начинают кричать — то есть громко говорить, будто плохо слышат. Со временем, когда они немного привыкают, наоборот — уже сидят за столом, шепчут», — смеётся официант.

Бывает, посетители не верят, что их обслуживает незрячий человек — говорят, что у него особенные очки, которые перестают быть прозрачными после нажатия «особой кнопки». Ксения не обижается, с удовольствием даёт им осмотреть тёмные очки и удостовериться, что на них нет кнопок.

«У меня часто спрашивают: какого цвета диван, какого цвета шторы, скатерть. Когда-то спросили, какого цвета салфетка. А у меня воспоминание старое, что салфетки в ресторане бордовые (Ксения не с рождения была незрячей. — Прим. Авт.). Я и говорю: "Бордовые". Мужчина задумчиво так: "Хм, странно. А на вкус — белые"», — снова рассмеялась Ксения.

Правила движения


Официант рассказывает, что за пять лет работы наловчилась ориентироваться в ресторане и может с лёгкостью спуститься на кухню на первый этаж и подняться с подносом и блюдами, но всё же из соображений безопасности к дверям зала их подносят другие работники.

Секрет, благодаря которому официанты не сталкиваются между собой (а их может быть одновременно трое в зале), прост. Они ходят по определённым воображаемым полосам и держат дистанцию.

«У нас очень хороший коллектив. Мы помогаем друг другу. Например, блюда клиентам надо приносить одновременно, а одному официанту это не всегда под силу», — рассказала Ксения.

Омичка не стала уточнять свою зарплату, но призналась, что вместе с пенсией на жизнь хватает. Особенно учитывая то, что ресторан работает не всегда, а по вечерам и только тогда, когда в нём забронированы столики. На работу она ездит на общественном транспорте, а вот с работы её отвозят на такси.

«Почти никогда такого не бывает, чтобы люди как-то обижали меня. Однажды девушка одна сказала, что "не знала, что бы делала, если бы лишилась зрения — скорее всего, покончила бы с собой". Я не обиделась, нет. Она не хотела меня обидеть. Просто немного не подумавши было сказано», — рассказала Ксения. 

Олег Малиновский
Фото, иллюстрации автора

Подписывайтесь на нас в «Одноклассниках».
Пишите в редакцию НГС.ОМСК, наши Viber и WhatsApp: 8-913-670-33-77.

Комментировать

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8 (3812) 38-08-69