Криминал репортаж «Ну она тупая была». Подросток — журналисту о 12-летней девочке, в убийстве которой признался

«Ну она тупая была». Подросток — журналисту о 12-летней девочке, в убийстве которой признался

Репортаж из Усть-Донецкого района Ростовской области, где несколько дней искали пропавшую школьницу

Подобная трагедия в хуторе была полвека назад

Каждый раз, когда появляются новости о гибели детей, содрогаешься от ужаса. Страшно представить, какие изверги способны на такие преступления. Особенно когда речь идет о маленьких селах, где, казалось бы, все друг у друга на виду. Только представьте — всего одиннадцать улиц, 700 жителей, да домашняя скотина, покосившиеся дома с резными ставнями — это хутор Тереховский, где 24 октября убили 12-летнюю школьницу. Машенька умерла от удара камнем по голове — без мучений, но после смерти тело зверски изуродовали: 20 раз ударили кухонным ножом в лицо, один раз — в сердце. Корреспондент 161.RU (Городские порталы). Сабина Бондарь побывала в Усть-Донецком районе и, общаясь с жителями, наткнулась на предполагаемого убийцу.

Имена всех героев публикации, включая жертву и предполагаемых убийц, изменены.

«У нас тут все в шоке»

Тереховский находится в двух-трех часах езды от Ростова. Едем через умирающие шахтерские города и осеннюю серость. Что этот хутор, что соседние — места тихие.

Местные вспоминают: в последний раз подобное убийство было полвека назад. О нем и сейчас рассказывают так, будто было оно вчера. В 70-х в соседнем хуторе Мостовом пропал трехлетний мальчик. Через три дня поисков в лесу обнаружили изувеченное тельце — похититель издевался над ребенком, пока хуторяне искали малыша.

В хуторе Тереховском много старых и брошенных домов
Асфальтированная дорога местами просто заканчивается
Большинство хуторян держат скотину

Названия улиц в Тереховском, несмотря на возрождение казачьих традиций, до сих пор отсылают к советскому прошлому: Титова, Гагарина, Патриотов, Свободы… Тело убитой школьницы утром 25 октября нашли за магазином на улице Мира.

12-летняя Маша пришла из соседнего хутора Евсеевского — в магазин за хлебом. Два селения тесно связаны между собой. Дорога от дома девочки до места убийства занимает всего 15–20 минут.

Воздух в Тереховке чистый, по-осеннему свежий. Грязь под ногами и пустые улицы напоминают о том, что хутор живет вдали от цивилизации. И местным там хорошо… Идем вдоль заброшенных домов улицы Мира. По нам видно — чужаки, но первые же встречные жители Тереховского с деревенской непосредственностью соглашаются поговорить о случившемся.

Особенностью старых домиков является резная работа на хатах

— Полиция искала, кинологи с собаками, волонтеры какие-то, — рассказывает хуторянин с мозолистыми от работы руками, облокотившись на дверь самодельного заборчика. — Тело ее нашли там — за магазином. Всё очень страшно. Такой случай… У нас тут уже три дня все ходят, рыщут.

— Кого подозреваете?

— Бог его знает. Никого. Всех. У нее родители какие-то странные. Папка и мамка того, что ли? Странные, в общем. Подозревают всех. Тут вроде как солдат какой-то приехал к тетке своей на свадьбу, что ли. И потом не вернулся в часть. Так и его подозревают. Там, за поворотом, куча дэпээсников стоит, а дальше — десятка три полицейских еще по хуторам ходят. Уже надоели с вопросами. Если бы они чего-то конкретного или кого искали, а так... Спрашивают, записывают, снова спрашивают.

Беглого контрактника действительно первым стали подозревать в убийстве школьницы. Его фото с ориентировкой развесили по нескольким хуторам Усть-Донецкого района.

«Вот зараза, вот где она?»

Продуктовых магазинов в двух хуторах несколько, но в тот день Маша пошла в тереховский магазин «Заря». По словам родственников погибшей, в магазине у дома после обеда могло не быть хлеба.

— Вы не местные, вас сразу видно, — говорит продавщица Ангелина, которая двое суток отвечает на вопросы полицейских и следователей. — Мы тут все друг друга знаем. В траве ее нашли за домом бабушки двоюродной — вон он, этот дом из кирпича.

Ангелина — последняя, кто видел девочку живой. Если не считать причастных к убийству. Вспоминая тот день, она будто оправдывается за случившееся.

Магазин стоит в центре хутора Тереховского
Пять суток хутор с ног до головы исследовали сотрудники полиции

— Она вышла. Там проулок за домом, и в эту балку ведет дорога. Там ее и нашли. В бурьяне лежала, закиданная сухими ветками, — рассказывает женщина. — 24 октября она пришла ко мне примерно в три часа дня, взяла две булки хлеба, семечки, оплатила картой и ушла. Больше ее никто не видел. На улице камеры. По ним видно, что она за угол дома пошла в проулок. Вчера ростовские полицейские приходили ко мне, потом московские. Я им сказала, что меня уже допрашивали, а они, мол, теперь мы.

Ангелина показывает видео, где Маша танцует на Дне учителя. Ее сын — одноклассник погибшей.

Видео с танцем родителям высылала учительница

— Девочку все называют больной. Ну не то чтобы она больная была… Она была нормальная. Чуть-чуть там у нее с речью что-то, и всё. Внешне по ней ничего не заметно было. То, что мать немного неадекватная, я знаю. Какое семя, такое и племя, — приговаривает женщина.

В округе одна школа. Ангелина говорит, что дети там разные — всё зависит от семьи, воспитания. Есть такие, у кого родители пьют беспробудно, и они сами по себе, но всем, видимо, на это плевать.

Школьный автобус раньше возил детей в школу из нескольких близлежащих хуторов. Теперь — только из Евсеевки и Тереховки

— Что за семья у Маши?

— Трое детей: старшей — лет 17, Машка вот была, и младшему мальчику 7 лет. Мать ее работает в шахте на лопате — уголь перебирает, тягает ведра эти. <...> Они в Евсеевке живут, но мамка-то наша, тереховская (здесь речь о матери погибшей. — Прим. ред.). В Евсеевке купили какую-то хатеночку за маткапитал. Муж у нее, Коля, тоже на шахте работает и тоже на лопате — на фабрике.

За час беседы с продавщицей в магазин никто не зашел. На улице тоже пусто. Ангелина говорит, что после случившегося люди боятся детвору на улицу выпускать. Все замыкать хаты стали, хотя раньше в любой двор можно было запросто зайти. Женщина всё больше вспоминает события злополучного дня и продолжает рассказ о семье.

Тот самый проулок, куда завернула Маша
А здесь нашли тело школьницы

— Соседи сказали, что наутро, когда поиски еще продолжались, [мать девочки] сказала, что ей надо на работу, видите ли. Она собиралась со спокойной душой ехать на работу. Это как? — не успокаивается женщина. — У нее дома ребенок не ночевал, а начала поиски ее двоюродная бабка. Она с соседками и подняла шум, заявили в полицию вечером, но не мама. Помню, бабка Дуся с соседками забегают ко мне и спрашивают: «У тебя малая две булки хлеба покупала?» Я говорю: «Да, вроде». Они выбежали со словами: «Вот Машка, вот зараза, вот где она?»

«Она, бабка Дуся, два дня и стояла тут на углу одна, плакала. По сестре Машка ей внучкой была»

Неслучайная встреча — баба Дуся

У магазина высокая трава и грязные следы, оставленные десятками казенных ботинок. Здесь и нашли изувеченное тело девочки. «Лица на ней не было, только месиво», — позже будут вспоминать родственники. Тишину мрачного места нарушает низенькая женщина, что идет мимо, быстро перебирая ногами и застегивая куртку.

— Вы не подскажете, где живет семья, с которой произошла трагедия?

— Так они в Евсеевке — через мосток, а бабка ее двоюродная и дитятки-то — вот тут, — показывает женщина рукой на дом напротив магазина. — Дуська-то, вот она живет — искала ее бедная сколько. Хотите, телефон дам?

Женщина, как и все в хуторе, знала о трагедии

Доходим до кирпичного дома. Калитка открыта. Мы звоним хозяйке, и спустя время из дома выходят та самая баба Дуся, ее невестка и круглолицый мальчик 12 лет.

— Вы про Машку спросить? Так нет ее уж, — начинает пожилая женщина. — Послала мать за хлебом дитя. Ждать-пождать, а ее нету. Тут рядом с магазином материн дед живет с женщиной другой — не с бабкой. Бабка померла давно. Малая должна была к деду зайти. А она пошла в другую сторону.

Ее перебивает невестка:

— Говорят, что там даже крови не было. Ходили слухи, что убили в другом месте, а сюда привезли. Тут днем люди ходят, как никто не слышал криков? Всё лицо у дитя изрезано ножом, что же это за гады такие?

Женщины наперебой рассказывают о слухах, которые ходят по хуторам. Круглолицый мальчишка с интересом слушает у калитки, иногда бросая комментарии о Маше. Хуторянки вспоминают, что за день до убийства видели в проулке подозрительного мужчину — не местного. Якобы он пристально смотрел на бабу Дусю, когда та шла мимо, а потом куда-то делся.

Баба Дуся одна из первых начала искать Машу
Искали Машу везде, даже у реки, которая разделяет два хутора

— Мужик этот подошел к магазину и попросил сигарету у нашего, и тот говорит, екнуло что-то в груди. Он в башлыке на голове был, страшный такой. Не знаем его. Он не нашенский, — продолжает баба Дуся. — Мы теперь все двери, калитки закрываем на щеколду и ключом закрываемся. Дети вон с внуком смеются: никогда не замыкались, а теперь страшно.

— Кого еще подозреваете?

— Второго подозревали вояку в [хуторе] Мостовом. Говорили, что он служил на фронте, был даже в плену. Девять месяцев отслужил и рассчитался, то ли в отпуск ушел, — рассказывает невестка. — Мол, прячется — не хочет обратно воевать. А потом наши сказали, что это Татьяны Петровны племянник из Волгоградской области.

«Не хочет больше людей убивать, вот и прячется»

— У Маши полная семья?

— Олька с мужем жили, ругались, конечно. И вот когда ругались, то Коля уходил оттуда, из Евсеевки, и жил у нас, в Тереховке. А потом как помирятся, то возвращался. Случилась беда, и он опять пошел туда, — говорит баба Дуся. — Машка училась плохо. Два года ее оставляли в одном классе. Учительница хорошая, она вроде и тянула ее. Мы с матерью ее хоть и родственники, но почти не общались, а Машку мне жалко было всегда: издевалась детвора над ней.

По словам родственников, мать Маши только утром пошла в полицию, потому что не верила, что девочка пропала по-настоящему. Женщина начала искать ее, когда муж вернулся со старшей дочерью из Усть-Донецка. Родители присоединились к поискам ребенка и искали девочку до полуночи. Утром 25-го Ольга заявила в полицию сама.

— Мать думала, может, Машка карточку банковскую потеряла да боится идти домой, что ругать будут. Как вот сказали, что все искали, а мать домой пошла, так пошла, потому что так думала, что придет сама. Нельзя ее винить.

«У нас, знаете ли, три хатки, две калитки, и детки никогда не пропадали»

— Как ее могли так зверски убить, дитя это? — продолжает баба Дуся. — Говорят, что подозреваются подростки. Сейчас детвору в школе допрашивают. Мы вообще в шоке. Машка с девочкой одной из класса дружила и с мальчиком соседским — всё. Когда ее на второй год оставили, дразнили, потом забылись. Потом, как второй раз осталась Машка на второй год, в классе дразнили. Да, Матвей? — обращается она к 12-летнему внуку.

Круглолицый мальчик кивает:

— Ну обзывали ее, всё такое, типа тупая, не догоняет часто. Потом перестали, потом опять дразнили, ну потому что она тупая была.

Подростка одергивает баба Дуся:

— Ну чего тупая? Не тупая, просто плохо говорит она.

Бабушка вспоминает, как занималась с двоюродной внучкой чтением и письмом, приговаривая: «Давай, Машуль, запоминай, ты чего? Так мы с тобой всё и выучим».

«Не плачь — ты всё запомнишь, и никто тебя больше дразнить не будет, потому что ты у меня умничка»

— А отставание у Машки наследственное или просто ленилась?

— Бог его знает, но, думаю, есть что-то. Пацана вот, Ванечку, [мать] не пустила в первый класс, хотя ему 7 лет стукнуло, — говорит баба Дуся. — Мать Олина умерла, когда она в первый класс пошла. Остался отец их, но он алкаш был. Вот бабушка троих детей и воспитывала.

Евсеевка и дом Маши

Путь в соседний хутор проходит через мост, хотя, как оказалось, в селении два моста. Маша шла по тому, который укорачивает путь к магазину. В соседнем хуторе так же пустынно. Улицы утопают в грязи. Редкие хуторяне, увидев незнакомцев, осторожно отвечают на вопросы.

Животных тут держат почти в каждом дворе
А по этому мосту девочка добиралась в соседний хутор
В деревнях практически нет асфальта

— Вы слышали, что у вас в Тереховке произошло? — спрашиваем у местных.

— Конечно. У всех мужчин в хуторах [образцы] ДНК из носа и горла брали. Бог его знает, чем кому малая не угодила, — отвечает один, затягиваясь табаком.

— А что за семья у Маши?

— Сказать, что семья прямо алкаши, ну не скажешь. Дети — да, сами по себе. Мы сами в шоке. Если бы где-то далеко нашли, то еще, может, на грибников подумали бы. К нам много за грибами приезжают, а так, возле магазина... Бог его знает. В хуторе все знакомые. Это кто-то из своих.

На лавочке встречаем другую женщину в окружении двух влюбленных котов и собаки с ладонь. Животные, обступив женщину, облизывают друг друга, а собака то и дело норовит напасть, защищая свои владения. Услышав, что речь о семье Маши, Людмила тоже вступает в беседу.

Людмила уверяет, что девочка была очень приветливой и доброжелательной

— Кому эта девочка помешала? Всегда проходила — улыбалась, здоровалась. Вот все кобели и кошки всегда со мной сидят. Она их подходила гладила. Уже несколько дней все в шоке. Вот, казалось бы, зачем она мне нужна, а я ложусь спать и думаю про нее, просыпаюсь — и снова думаю про нее. Может, ее привезли да бросили туда? Ну если бы убивали, то слышал бы кто?

Возле Машиного дома стоят люди — это родственники со стороны мужа Ольги. Родителей дома нет — уехали в морг за телом дочери. Девочку должны были похоронить 27 октября, но всё перенесли на 28-е: экспертам понадобились еще одни сутки.

— Неси «тубаретки» из дома. Надо же будет куда-то гроб поставить, — кричит высокий мужчина. Из дома по одному выходят еще несколько родственников. Кто-то приехал из другого района, а кто-то — из соседнего хутора.

Семья Маши живет почти в конце хутора
Соседи с сочувствием проходят мимо дома, где собрались родственники Маши

Невысокая женщина пытается дозвониться до Ольги, чтобы узнать, когда вернутся.

— Уехали за Машкой-то, — говорит одна из родственниц, Ирина. — Я пошла, когда Машку нашли, туда. Подозревали пасынка Олиного брата. Ему 18 лет, банковскую карту его нашли рядом с телом Маши. Его забрали на проверку ДНК, порезы смотреть. У дитя на лице нашли слюну. Но потом его отпустили. Вроде ни при чем.

Стоящие у дома мужчины выдвигают в защиту парня свои версии:

— Может, на том месте раньше карточку потерял, но его тоже подозревали. Он сказал, что пробегал там и потерял карту типа три дня назад.

— Маша никогда бы сама не подошла к незнакомцу, скорее детвора позвала какая-то, — продолжает Ирина. — Ее ударили сзади по голове. Найдут, мы думаем, не сегодня, так завтра. Всё лицо у ребенка изрезано ножом, но мужик бы взрослый так делал? Думаю, нет. Это подростки какие-то неадекватные, кого она знала и к кому подошла. Понимаете, она ни к кому никогда к чужим не подходила.

«Хлеб несла и семечки. Всё на ней валялось, и карточка банковская матери»

Матери сообщили о смерти дочери не сразу. По словам Ирины, девочку нашли около 11 утра. Полицейский, который тогда брал у Ольги показания, не смог сразу сказать.

— Когда нашли тело, Ольку откачивали тут. Скорую вызывали, укол ей делали, — вспоминает родственница. — Я сама отцу сообщила, что нашли, и сама пошла на то место. Позвонила и сказала ему: «Крепись, братоша». Меня не пустили, чтобы следы не стереть преступников. Пришли, постояли, поплакали. Все боялись родителям сказать.

Начинается дождь, но никто из родственников не заходит в дом — все ждут возвращения родителей с гробом. Близкие во дворе перешептываются: мол, погода даже плачет сегодня.

Первой во двор входит старшая сестра Маши. Совсем не удивляется толпе у дома. Молча проходит в дом и скоро присоединяется ко всем. Девушка всё время задумчиво смотрит в одну точку и потом неожиданно произносит: «Ба, а где Машку будут хоронить? Помнишь, мне сон снился, надо же рядом с сестрой».

Как оказалось, вторая дочь Ольги умерла в возрасте трех месяцев — за несколько лет до Маши. Следующего ребенка мать назвала тем же именем. Ирина причитает:

«Вот не надо было так же, как сестру, называть. Не надо было. Говорили же люди»

— Когда она родила, мне бабки в хуторе говорили: «Денежку попроси, а потом пусть мать заносит ребенка во двор, раз назвали именем умершего дитя». Так и сделали — суеверия, знаете. А не помогло, — сокрушается женщина. — У отца Машкиного тоже были до Ольки в первом браке двое детей. Старший сын вот покончил с собой в январе. Ему было около 26 лет. У него два инсульта было, и тут Машка умирает. Боже, как же им пережить-то это всё, бедным?

Машу похоронили утром 28 октября

Гроб с розовой обивкой привезли ближе к вечеру. Родня занесла его в коридор дома вместе с промокшими под дождем венками и табуретками. Мать шла чернее той ночи, что опустилась на семью. Несколько людей ввели ее в дом. Следом спешно вошел бледный отец погибшей. Мы вышли.

У забора в опустевшем дворе мок крест и забытый кем-то из родственников венок.

Кто убил Машку?

Похороны прошли утром 28 октября. Проводить девочку в последний путь пришли жители обоих хуторов — Евсеевского, где та жила, и Тереховского, где была убита. Девочку похоронили в казачьем платье — традиции нравились ребенку.

— Сегодня Олю откачивали. Гроб уже в машину погрузили, а у нее истерика началась. Кричала, что не хочет, чтобы гроб увезли, — рассказывают родственники. — Она на кладбище облокотилась на гробик, и он чуть не упал. Она кричала:

«Зачем я тебя на смерть послала? Собственноручно отправила. Лучше бы я умерла»

Накануне похорон в Евсеевке арестовали двух подростков — соседей девочки, живущих буквально за забором. Силовики заподозрили двух братьев 12 и 17 лет в убийстве.

— Когда мазки брали в школе у всех, на ДНК проверяли, то очередь подошла к Семену 17-летнему. Говорят, он сказал: «Не надо у меня мазок брать. Это я ее убил». Когда сказали директору школы, она стала кричать: «Не верю», — пересказывают произошедшее родственники. — Они были вдвоем с братом. Потом нож и курточку его в крови нашли в сарае. Сначала ее ударили камнем по голове. Она сразу умерла, а потом пошли за ножом, вернулись и нанесли 21 ножевое ранение. Их сразу арестовали. Мать — тоже. Через сутки их отпустили, но сказали — для следственного эксперимента.

По словам близких, когда мать начала искать Машу, первым делом она забежала именно в соседский дом. Девочка дружила с младшим из мальчиков.

Ребенка искали буквально в каждой хате хутора
Никто из двух хуторов не остался равнодушным к беде этой семьи

— Матери детей не было. Семена, старшего, — тоже. Сидел дома младший. Оля спросила, не видел ли он Машу. Тогда еще Оля не понимала, что Машка пропала, а просто, думала, заигралась, — пересказывают историю члены семьи. — А младший пацан повернулся, посмотрел таким взглядом, какого Оля, говорит, никогда у него не видела, и сказал: «А что, Маша пропала?» У меньшего к Машке какая-то влюбленность, что ли, была. Ну часто они вместе бегали. Оля подумала: откуда он знал, что пропала, ведь она не говорила.

Несмотря на признание старшего соседа, силовики продолжили брать мазки у подростков в хуторах и на следующий день. Как сообщил нам источник в силовых структурах, в деле появился третий подозреваемый. Именно о нем утром 29 октября сообщило областное следственное управление СК. Не указывая возраст, силовики назвали предполагаемым в убийстве дальнего родственника потерпевшей.

— У нас еще одно потрясение. Арестовали Машиного родственника — Матвея, 12-летнего внука бабы Дуси, — рассказали мне родственники, комментируя сообщение СК. — Полицейские возили его на полиграф, там он всё врал, но после признался, что убивал Машку. До этого родители не разрешили, чтобы у несовершеннолетнего брали ДНК в школе и проверяли на полиграфе.

— После совершенного преступления он пришел домой в куртке с кровью. Мать спросила, откуда кровь, а пацан соврал, что порезался, собирая орехи, — пересказывает версию следствия источник редакции в органах. — Женщина постирала куртку, но после ряда следственных действий и высвечивания на одежде были отмечены пятна крови. Матвей дал признательные показания и считается сейчас основным причастным к преступлению. Предыдущие показания 17-летнего подростка проверяются. У следствия есть подозрения, что все трое так или иначе причастны к убийству девочки, а старший просто хочет взять вину на себя.

P. S.

Перед глазами снова всплыли кирпичный дом напротив магазина, синий забор и круглолицый мальчишка, который кивал головой, когда мать спрашивала его: «Потом, как второй раз осталась Машка на второй год, снова дразнили. Да, Матвей?»

«Да. Ну она тупая была…»

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
6
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Похоже на потревоженный улей»: в Турции начались погромы. Опасно ли там находиться россиянам
Анна Голубницкая
внештатный корреспондент Городских порталов
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
«Lada — автомобиль, а "китаец" — автомобилесодержащий продукт». Крик души таксиста о машинах из Поднебесной
Анонимное мнение
Мнение
«Меня хватило на полгода, а потом возненавидела людей». Как я заработала на недвижимости тревожность вместо миллионов
Алиса Князева
Корреспондент VLADIVOSTOK1.RU
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Рекомендуем
Знакомства