18 февраля вторник
СЕЙЧАС -7°С

«Мать подговорила»: что рассказали односельчане об отце, которого обвиняют в насилии над дочерьми

Корреспондент NGS55.RU узнал подробности произошедшего в Нижней Омке

Поделиться

Дети спокойно гуляют по Нижней Омке без присмотра взрослых

Дети спокойно гуляют по Нижней Омке без присмотра взрослых

Нижняя Омка — это село в 120 километрах от Омска, неподалёку от границы с Новосибирской областью. Население здесь относительно небольшое — около 5000 человек. И вроде бы не все на улице здороваются при встрече, но чуть что, так местные сразу друг про друга знают всё. Особенно, если история скандальная и неоднозначная. Так, недавно в полицию обратилась директор местной школы и рассказала, что две её ученицы подверглись насильственным действиям сексуального характера, причём под обвинение попал их 36-летний отец. У мужчины три дочки, которых он воспитывает самостоятельно (мать была лишена родительских прав в 2013 году). Но в деле идет речь о насилии над старшими девочками — 10 и 12 лет. Сейчас следователи ведут проверку, а в отношении отца возбудили уголовное дело. Мужчина находится в СИЗО. Для того чтобы разобраться в ситуации, в Нижнюю Омку отправился корреспондент NGS55.RU Александр Зубов.

После трёх часов тряски в пазике по заснеженной дороге я вышел на небольшом автовокзале Нижней Омки. Сразу стало ясно, что про историю, из-за которой я сюда приехал, местные знают.

— Да это вообще звездец какой-то. Я не понимаю, как так можно. Это же не баба какая-то, а родная дочь. Что у людей в голове? — громко и эмоционально говорила курящая за вокзалом женщина.

Когда я спросил у неё про то, что говорят об этом случае в Нижней Омке, женщина сделала затяжку, глядя на меня. Она явно сомневалась, стоит ли говорить с журналистом на такие интимные темы.

— Да все в шоке. У нас такого не было отродясь. Ну бывали драки там какие-то, ещё что-то такое. Но не вот когда с детьми это самое. И непонятно ничего. Этого мужчину, его не то, чтобы тут все знали или любили, или еще что. Но он был… Как сказать… Нормальный, в общем. Не пьянь, не дурак. Он за ними следил. Тихий, спокойный. Девочки всегда выглядели хорошо. Он гулял с ними. Мы тут все в шоке. Как это самое: в тихом омуте, короче, черти водятся, видимо, — сказала женщина и посоветовала мне обратиться в школу, откуда, собственно, и пошла история.

Именно это я и планировал, поэтому узнав, как быстрее пройти к школе, где учились девочки, я попрощался с женщиной и направился туда. Дорога лежала мимо стадиона, где во всю накатывали круги молодые лыжники. Я почему-то ожидал, что в селе будет какая-то паника, и к каждому ребенку после случившегося будет приставлен взрослый, но нет. Видимо, в деревнях еще нет того психоза, который присущ городским жителям в отношении детей. И юные нижнеомцы всех возрастов катались на лыжах и просто гуляли сами по себе.

Школа, в которой учились девочки, находится за красивым сквером с высокими елями. Она белого цвета, и я даже не сразу разглядел её за заснеженными деревьями. 

Её директор Ольга Муравьёва на момент моего визита вела урок, поэтому мне пришлось подождать её минут 20 в школьном коридоре. Мне удалось поговорить с несколькими учителями про отца девочек. Они рассказали, что никогда ни по его манере держаться на родительских собраниях, ни по тому, как с ним общались дочки, учителя не смогли бы заподозрить отклонение в поведении мужчины. Девочки до этой ситуации никогда не отзывались об отце плохо и не жаловались на него педагогам или одноклассникам.

Когда Ольга Александровна закончила урок, видимо, ей обо мне уже доложили. Директор бодрым шагом прошла в кабинет, пригласила меня пройти и начала свой рассказ.

— Как это было выявлено? Ну, девочки очень активные, открытые. Очень хорошо учатся, на четыре и пять. Поэтому первый звоночек появился, когда они перестали выполнять домашние задания. Не доделывать их до конца. Это было необычно. Ими заинтересовалась наш социальный педагог, она же классный руководитель одной из этих девочек. Она вывела одну из девочек на откровенный разговор. Определённой информации у нас не было. Это были слова ребёнка. Не более того, — рассказала Ольга Муравьёва, добавив, что сразу сообщила о ситуации в органы опеки и полицию.

Директор школы Ольга Муравьёва

Директор школы Ольга Муравьёва

После этого сотрудники органов опеки и попечительства вместе с девочками отправились в полицию.

— Я могу вам сказать, что отец ничего с ними не сделал. Девочки в порядке. Они съездили в город Омск, прошла экспертиза. Он ничего не успел сделать. Были какие-то видимо первоначальные попытки чего-то. Но ничего страшного не произошло, — продолжила она.

Ольга Муравьёва объяснила, что девочки были под наблюдением. Сёстры поступили в школу, когда их мама уже была лишена родительских прав. А папа-одиночка, который воспитывает трёх школьниц — редкий случай. Но ничего негативного о мужчине директор школы припомнить не смогла. Мужчина посещал родительские собрания, ему оказывали педагогическую помощь, его посещал социальный педагог, и ни разу за всё это время не выявлялось никаких отклонений в поведении. Сами дочки также не жаловались на отца.

— Если бы не эта ситуация, то никаких претензий к нему не было бы вообще. Он работал в продуктовом магазине. Ни в чём таком замечен не был. Это человек, который занимался детьми, — подытожила Ольга Муравьева.

Я решил узнать у руководства и коллег мужчины, что он за человек. Всё-таки люди, которые проводили с ним по нескольку часов в день, могли бы составить его характеристику. Супермаркет, в котором он работал, находится неподалёку от школы. Можно сказать, на её заднем дворе. На снимке даже видна часть школьной спортивной площадки. Управляющая магазином согласилась ответить на несколько вопросов.

— Для нас это полный шок. Задержание было при мне, в магазине прямо, — начала она рассказ.

По словам управляющей, мужчина в магазине был на хорошем счету и недавно его даже повысили — перевели во фруктовый отдел. Он не раз получал премии за работу, вёл себя адекватно как с коллегами, так и с посетителями. Никогда не отпускал пошлых шуток и не допускал неуважительного поведения в сторону коллег-женщин.

— С виду он был хороший отец. Он ходил с ними в больницу, в школу на собрания. Девочки приходили сюда. Никаких проявлений не было. Он не был пьющим. Не прогуливал. Всегда был трезвым. Он никогда не ходил на наши корпоративы. И был скрытным. Я не видела, чтобы он с кем-то общался. Женщин каких-то у него тоже не было. До этого года два он жил с девушкой. Нормально жили. Она в садик ходила за девочками. Потом они расстались, — рассказала управляющая супермаркетом.

Она вспомнила, что девочки всегда хорошо общались с отцом, вместе выбирали продукты и не раз приходили проведать его на работу. Они не были зажаты или обижены на отца и не боялись его.

— Когда было задержание, он не сопротивлялся. Его увели, потом сотрудники полиции уже всё объяснили. Я не верю. Я говорю — это шок. Да и насколько я знаю, экспертиза показала, что ничего не было, — сказала она.

Участковый Нижней Омки также рассказал, что подозреваемый никогда не фигурировал ни в каких происшествиях, не дрался и не был замечен пьяным. По его адресу никогда не выезжала полиция. И девочки до этого ни соседям, ни друзьям не жаловались на отца.

— Никогда за ним ничего не было. Никто по нему не обращался. Никаких проблем с ним не было, — сказал сотрудник полиции.

Я решил узнать, что же всё-таки имели ввиду сёстры, которые обвинили отца в действиях сексуального характера и пообщался с сотрудниками органов опеки и попечительства, отделение которых находится прямо напротив полиции. Специалисты рассказали, что, как только полиции стало известно об этой ситуации, их пригласили в отделение. Они присутствовали с девочками при опросе и теперь выступают в качестве их законных представителей. Сейчас девочки находятся на реабилитации в Омской области, где с ними будут работать другие специалисты.

— Сейчас мы также проводим проверку. Узнаём, какой он был, как выполнял родительские обязанности. Пока, по устной информации, в 2018 году они проходили как семья, находящаяся в трудной жизненной ситуации. Отец — обычный житель села. О том, что он что-то делает не так, со школы или еще откуда-то не поступало информации. Семья их на учете не состояла, — рассказала специалист органов опеки и попечительства Елена Николаевна.

В разговор включилась еще одна сотрудница органов опеки.

— Мы с пятницы общаемся с детьми, и знаете, не сказать, чтоб они были подавлены, испуганы…Такого нет. Как мы понимаем, никаких жестокостей со стороны отца к ним не было. Экспертиза показала, что проникновения не было. В прессе сейчас информация: «Жестокий отец изнасиловал детей»! Нет. Такого не было. Изнасилования не было. Младшая девочка вообще очень активная. В материале идет речь только о девочках 11 и 12 лет. Но негатива у них к нему нет. Они спрашивают о папе. Мать ранее лишили родительских прав, и она с ними не жила. Она жила в другом селе. В 2013 году мать оставила девочек одних зимой на сутки. Соседи об этом узнали. Вызвали полицию, органы ПДН. Девочек доставили сюда. Отец в то время находился в Омске. У него там была сожительница. Он там работал. Он сразу же приехал, забрал их. Потом они переехали в Нижнюю Омку. Затем их маму лишили родительских прав. Но насколько мне известно, девочка средняя общается с мамой, говорит, что мама работает в Омске, — сказала сотрудница органов опеки.

— А что вообще сказали девочки? Как объясняли действия отца?

— Мы не можем пока всё говорить, так как ведется следствие. Но старшая девочка пояснила, что «папа такого делать не должен». Мы… Мы на стороне детей.

Несмотря на то, что Нижняя Омка не такая уж и маленькая, всё тут находится по соседству. И отец с дочками жил буквально в нескольких десятках метров от здания органов опеки. Семья жила в старом многоквартирном доме в двухэтажной квартире. Дюплекс был построен по финским технологиям, объяснили соседи.

В квартире, где они жили, сейчас никого нет, кроме кота, который жалобно мяукал из-под крыши и явно не понимал, почему его так давно никто не гладит и не кормит. О протянутую к нему руку он начал так яростно тереться, будто не видел человека лет десять.

— К себе его заберу. Пусть живет, — сказал вышедший на улицу сосед Сергей. Кота дважды просить не пришлось: он сразу забежал в раскрытую дверь и исчез в доме.

Мужчина рассказал, что его сосед был тихим и спокойным. С ним никогда не возникало конфликтов.

— Да мы и не виделись почти. Он работал. Снег почистим вместе, постоим немного и всё. Нормальный мужик. Спокойный. Никого к себе не водил — ни баб, ни друзей. Не помню, чтоб он вообще с кем-то прям дружил и общался. Ничего плохого не могу сказать про него. Девочки тоже — одеты, обуты, сыты. В школу ходили. Младшая его с моим нянчилась. Я знаю, что одна из них не от него дочь… А какая, не знаю. Я никогда от них ничего плохого не слышал про отца, или чтобы плакали они, переночевать просились, кричали. Никогда такого не было. Я, если честно признаться, когда узнал — офигел, — сказал Сергей, добавив, что сотрудники полиции его не опрашивали и вообще их на адресе он не видел.

Светлана, живущая в соседнем, точно таком же финском доме, вызвалась поговорить сама. Видно, что её очень волновала судьба отца девочек.

— Да мы здесь все в шоке. Мы не от полиции узнали. У нас же как — на том конце чихнешь, а тут уже про это обсуждают. Ну и здесь так же. Уже всё село об этом говорит. Тому, что говорят в школе, то, что психолог говорит — я этому не верю. Не верю. Он вырос у нас на глазах. Дом достался ему от родителей. Они уехали, а дом ему оставили. Тихий он, спокойный. Не мог он ребятишек. Дети не говорят даже толком, что было. Секса не было. О чем тогда можно говорить? Девчонки росли у нас на глазах — хорошие, мальчиков не водили, вызывающе себя не вели. Никогда не жаловались ни на что. Я, если честно, рада, что он в СИЗО. У нас народ скор на руку. Не разобравшись, дров наломали бы. Может ничего и не было. А какая репутация будет у него? И какой осадок у них? По району идет слух, что мама настроила девочек против него. По первости она тут появлялась. А потом не видно её, — сказала женщина. — Они (отец с дочерьми. — Прим. ред.), когда сюда переехали, он жил с девушкой. Она их воспитывала как своих. Младшая вообще считала, что это её мама. Потом они с девушкой этой расстались, он остался один с девочками. Девочки на всё лето уезжали к бабушке. Я думаю, что, если бы что-то было, они бы бабушке рассказали. В общем, я не верю. Думаю, что его оклеветали. Мать подговорила, возможно.

Я уезжал из Нижней Омки во время сильной пурги. Ветер тут же заносил снегом след от автобуса. Расследование по делу отца девочек еще ведется. Предстоит множество экспертиз и проверок. Мужчина на данный момент находится в СИЗО. Неизвестно, как всё было на самом деле, но ясно одно: если окажется, что он невиновен, от такого ещё долго не отмыться. NGS55.RU продолжит следить за этой историей.

оцените материал

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
25 янв 2020 в 15:58

Когда на лавочке плачет ребенок, я уже боюсь подойти узнать в чем дело, успокоить, не говоря уже довезти по пути в мороз. Неизвестно как это трактуют, вот дожились!

Алина
25 янв 2020 в 15:26

Не удивлюсь, если выяснится, что ничего вообще не было. Только кто об этом писать будет в каждом паблике? Это ж не "жареные новости", которые будут все подряд лайкать. А жизнь мужику испортили 100%, делал.

Гость
25 янв 2020 в 13:57

Правоохранительные органы тоже молодцы, толком сказать ничего не могут но уже пустили слух, чё пипец. Спасибо, хоть, кто-то туда съездил и более менее все разъяснил. Надеюсь что ничего не подтвердиться.