Исповедь маленьких сердец: как работает телефон доверия для детей в Омске

Любовь, дружба, родители и ЕГЭ — проблемы юных омичей неизменны, но универсальных решений нет

Поделиться

Все новости

Рассказать о своих проблемах другим бывает сложно

Фото: Аня Кузнецова

Здесь нет определителя номера и записи разговоров. На круглосуточный детский телефон доверия 8–800–2000–122 в Омске каждый месяц поступает около 600 звонков, многие из которых длятся по нескольку непростых часов. Корреспондент NGS55.RU пообщался с оператором-консультантом и узнал о проблемах, которые мучают подростков, телефонной психиатрии и платонической любви к голосу в трубке.

Маленький крепкий орешек

— За топор хватается. Отобрали, побили, он полежал, сейчас снова пьют.

— Где-то рядом есть безопасное место?

— Тётя Наташа в соседней деревне живёт. Да, мы к ней, наверное, пойдём.

— Может, мы всё-таки полицию вызовем?

— Нет, я же говорю! А то трубку брошу и всё!

Ночь, конец лета, 11-летний мальчик с шестилетней сестрой идут к тёте в соседнюю деревню за три километра. После того, как мать бросила их, отец загудел. Четвёртый месяц по вечерам в дом стекаются всё более случайные люди. Мальчик с сестрой обычно прятались в углу за шкафом. Но сегодня во время драки и плясок этот шкаф дважды чуть не уронили на детей — сверху на головы свалился пыльный хлам. Страсти накалялись.

Дети накинули, что под рукой было, и скользнули в окно. Старший нашёл анонимный телефон доверия в интернете. А почему не полицию, скорую, спасателей, кого угодно? Боялся, что сестрёнку отдадут в детдом. Отец же совсем другой, когда трезвый. Себя мальчик в расчёт даже не брал. Просто он не знал, что их можно устроить той же тёте под опеку безо всяких лишений родительских прав.

«Ночью чаще всего просто так не звонят. Это днём люди настроены относительно конструктивно»

И вот они идут полем. Телефон на громкой связи. Девчонка не вполне понимает, что происходит. Для неё это приключение. Рассказывает о подружках и Кольке с другого конца улицы, он «ну дурак совсем». Парень радуется, что тётенька на другом конце провода не видит его трясущиеся руки и старательно скрывает волнение. Оператор-консультант Татьяна тоже боится за детей, но умело не подаёт виду.

Больше всего мальчик боялся за сестру

Фото: Аня Кузнецова

Тётя Наташа, конечно, удивилась стуку в окно в четвёртом часу ночи. Но сориентировалась на удивление быстро — поблагодарила Татьяну, записала телефон опеки и повела детей спать.

— Позвонили — не позвонили? Не знаю. Меня по-настоящему восхитил мальчик: он готов был действовать и больше переживал не за себя, а за сестру, — говорит Татьяна.

Решение внутри самого себя

— Я не раз сталкивалась с таким мнением, что мы — пособники мирового заговора по лишению родительских прав. Дети позвонили, нажаловались — и всё, их забрали. Но, во-первых, никто по первому звонку ребёнка не отбирает — этот звонок может стать только поводом для проверки. Во-вторых, у нас нет определителя номера и мы не требуем от абонентов контактной информации, — рассказывает Татьяна.

Каждый месяц на детский телефон доверия поступает шесть сотен самых разных звонков. За смену на одного консультанта приходится около десяти-пятнадцати разговоров. Обычно непростых.

— Чаще всего абонент знает решение. Иногда его нужно просто проговорить вслух. Потому что мысли в голове и произнесённые слова — это из разных категорий. А иногда нужно помочь, — продолжает она.

«Даже маленькие люди — они умные. Они могут найти, но не всегда знают, где искать».

— Что лежит в основе его проблемы, негативного отношения? Даже взрослый не всегда способен сообразить, из-за чего на самом деле сердится. Наша задача — помочь наводящими вопросами и специальными техниками слушания, отражения эмоций, отражения фраз. И это будет их решение — то, что выстрадано, вымучено, выдумано, вычувствовано.

Соотношение мальчиков и девочек — примерно тридцать к семидесяти. Оно и понятно: даже маленький мужчина считает, что всё может и обязан решать проблемы самостоятельно. Потому мальчики по нескольку раз переспрашивают — точно, мол, анонимно?

— Почти все, позвонив в первый раз, так или иначе проверяют, что здесь вообще происходит. Кто-то выдумывает историю. Кто-то минут десять просто болтает о погоде. Кто-то пытается пошутить. И это объяснимо: с ходу выложить свои проблемы чужому человеку достаточно сложно. Поэтому иногда шутку можно и поддержать.

Что касается тем — мужских и женских тоже нет. Чаще всего речь идёт об отношениях — с родителями, друзьями, противоположным полом… Особняком и очень остро стоят вопросы образования. Но вот что интересно: вроде и проблемы типовые, а готовых ответов нет.

«Люблю, а что делать — не знаю»

Дружба часто перерастает в любовь, но переломный этап может даться нелегко

Фото: Аня Кузнецова

Однажды на телефон доверия позвонила 16-летняя девушка. У неё есть близкий друг. С самого детства они жили в соседних домах, учились в одной школе и делились самым сокровенным. Когда у неё умерла мама, он был рядом. Когда его родители долго и мучительно разводились, поговорить он мог только с ней. И вот тебе раз, как гром среди ясного неба: люблю его, а что с этим делать, не знаю.

Девушке было попросту страшно портить такую дружбу. Да и вообще, как-то неправильно первой признаваться… Терпела полгода, думала, пройдёт — не прошло.

«Некоторые абоненты звонят через неделю, кто-то — раз в несколько месяцев. Иногда общение продолжается по году»

— Долго прорабатывали вместе: когда, какими словами, при каких обстоятельствах. Разыгрывали по ролям. При самом ужасном раскладе, что самое страшное может произойти? Да ничего. И — редкий случай! — я знаю, чем эта история закончилась. Она перезвонила буквально через неделю. Долго выбирала момент, а, когда решилась, выяснилось, что чувства-то взаимные и давно, — поделилась оператор.

Дружба была такой светлой и важной, что парень тоже боялся лезть туда со своей любовью. Татьяна, естественно, не знает, до сих пор ли они вместе. Наверное, это даже не важно.

«Не вылечим, но в безопасное состояние выведем»

Весна у подростков — это не только любовь, но ещё и ОГЭ с ЕГЭ. Тоже обычная история: на ребёнка давят со всех сторон, и в итоге он сам начинает накручивать себя. А человек не столько не готов, сколько боится. Кстати, родители боятся ЕГЭ не меньше детей, и звонки от них тоже бывают.

— С теми и другими тоже начинаем по ролям разыгрывать сценарий: «Мама, у меня тройка за ЕГЭ». Как правило, это помогает расширить представление о происходящем, взглянуть на него с другой стороны. Когда мы сосредоточены на цели, мы можем не замечать, что слева и справа. На самом деле абоненты знают, что, чаще всего, одним вузом и одной специальностью не ограничены. Условно говоря, помимо химии биология тоже есть. А ещё есть колледжи, и это — не конец света. В итоге человек перестаёт чувствовать себя один на один с проблемой, а перемещается в более безопасную ситуацию, и страх снижается.

Дети легко учатся: у них нет сложившихся схем и намного больше вариативности.

Кроме того, оператор и абонент пробуют разные техники — саморегуляции, дыхательные, ментальные. Те, которые можно проработать по телефону. Да хотя бы помогает вспомнить ситуации, когда было хорошо. Звуки, цвета, ощущения — погружаемся в это состояние… Простенько? Успокаивает, тем не менее.

— Мы не занимаемся лечением, мы исключительно психологи, а не психотерапевты. Собственно, никто по телефону с медицинской стороной и не работает — для этого существуют психотерапевты и психиатры. Но если человек в кризисе, в безопасное состояние мы его выводим.

Без костылей

— Сколько раз вам в любви признавались?

— Не так много, на самом деле, — улыбается Татьяна. — Нет, бывает, что и замуж нас зовут, но это единичные случаи.

Лукавит. По словам сотрудников службы, её чаще других просят к телефону и со вздохом вешают трубку, если сегодня не её смена. Служба телефона доверия относится к таким явлениям как к данности, никуда не денешься.

— Опять-таки, что значит «признавались»? В конце разговора с юношами, если абонент нашёл для себя решение, часто слышу: «Всё, спасибо, я вас люблю!». Или, например, рассуждает о той, которая ему нужна, спотыкается и говорит: «Знаете, я бы вас пригласил на свидание», — продолжает она.

Консультант телефона доверия — неправильный взрослый. Вроде взрослый, с его жизненным опытом, но стоит на равных.

Служба телефона доверия засекречена — случайный человек никогда не узнает месторасположение пяти её омских офисов. Если позвонить на федеральный номер телефона доверия с омской симки, в Омск и попадёшь — это всё, что положено знать среднестатистическому абоненту. А одно из главных правил службы — никаких обменов контактами и, тем более, встреч. Время от времени у звонящих возникают идеи из разряда «я тебя найду». Причём речь идёт не только о делах сердечных — среди абонентов попадаются и психически нездоровые люди.

— А если, к примеру, абонента держит в жизни только любовь к оператору?

— Здесь есть тонкий момент: телефон доверия действительно может вызвать зависимость, и ничего хорошего в этом нет. Ну а что: мы все здесь люди понимающие, поддерживающие… Может создаться такая иллюзия: у меня есть общение, друзья — и ничего, что по телефону. Но нет, мы стараемся не создавать зависимость. Говоря о постоянных абонентах — да, какое-то время, пока это необходимо, мы остаёмся в его жизни. Но наша роль сводится к тому, чтобы помочь найти альтернативы.

Нельзя, чтобы телефон доверия превращался в костыль, без которого человек окажется беспомощным. Да, часто на телефон доверия звонят одинокие люди, которым нужно с кем-то пообщаться. Например, подростки-инвалиды. Они обучаются на дому. Благо технические средства позволяют и учиться, и общаться, но общение всё равно остаётся достаточно ограниченным. И если у ребёнка возникает желание просто поболтать, хотя бы и по телефону доверия, это тоже возможно.

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8 (913) 670-33-77