Родила и умерла: об опасностях роддомов

Омичка погибла после родов — юристы рассказали о шансах наказать виновных, а горожанки вспомнили хамское отношение омских врачей к роженицам

После выступления омича в программе «Пусть говорят» на Первом канале о 30-летней Елене Гайсиной, скончавшейся после кесарева сечения, узнала вся страна. На следующий день после передачи губернатор Омской области провел проверку роддома № 2, а следственный комитет возбудил уголовное дело. Чего хочет от медиков муж погибшей, как нужно общаться с врачами, как улучшить качество медицинской помощи в Омске — узнавала корреспондент НГС.НОВОСТИ.
5 февраля в эфире программы «Пусть говорят» на Первом канале омич Руслан Гайсин рассказал о смерти своей жены Елены после родов в октябре 2014 года. Мужчина приехал на запись программы с 4-месячным сыном Даниэлем и тещей. Господин Гайсин рассказал: на 8-м месяце беременности его жене сделали кесарево сечение в роддоме № 2 города Омска. После этого с осложнениями ее перевели в клиническую больницу им. Кабанова, где Елена пролежала 27 дней без сознания в реанимации. За это время женщине сделали 5 операций, но она умерла. Родственники уверены, что врачи поставили Елене неправильный диагноз, и собирают документы для обращения в суд и следственный комитет.

На следующий день после выступления Руслана Гайсина на Первом канале губернатором Виктором Назаровым была организована повторная проверка роддома № 2. В этот же день Следственный комитет РФ по Омской области возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). По словам Андрея Стороженко, главы омского минздрава, многочисленные комиссии не выявили ни грызунов в роддоме, ни некомпетентности врачей.

На 35-й неделе беременности врачи предлагали пациентке преждевременную стимуляцию родов, но она отказалась, сообщил Стороженко. «У нее (Елены Гайсиной. — А.А.) имело место развитие полиорганной недостаточности; проще говоря, у нее отказали почки, печень. Развитие ДВС-синдрома — отсутствие свертываемости крови. Это очень тяжелые осложнения», — добавил Андрей Стороженко. Поэтому, как пояснил министр, когда родственники дали разрешение на проведение кесарева сечения, врачи сделали все возможное, но пациентку спасти не удалось.

Заведующая кафедрой акушерства и гинекологии медакадемии Ирина Савельева также считает, что подобные катастрофы — вина пациентов, а не врачей.

Однако родственники погибшей Елены Гайсиной не согласны — они собираются требовать уголовного преследования медиков.

«Никаких отказов Лена не подписывала, сейчас врачи просто путают следы этим, — заверяет Руслан Гайсин. — Результаты следствия могут опровергнуть слова Стороженко. Лена очень хотела ребенка, она его холила и лелеяла, все гладила живот: «Котик, мой котик». Что она — враг себе? А сейчас они во всем обвиняют ее!». По его словам, Елену направили на сохранение в роддом № 2 с диагнозом «отек нижних конечностей».

«Врач женской консультации Петина никаких отеков у Лены не видела за всю беременность, и то, что она прибавила в весе с 43 до 62 кг, тоже не вызвало у врача никаких подозрений, — рассказывает Руслан Гайсин. — Леночка ни разу не пропустила визит к ней. В итоге дотянули до того, что у Лены подскочило давление до 150, тогда экстренно сделали кесарево сечение. Переведя Лену из роддома, врачи ни разу даже не извинились», — возмущается вдовец.

Директор Центра медико-страхового права Юлия Стибикина из Новосибирска уверена: при действующем законодательстве, если медики виноваты, их эффективнее наказывать деньгами, ведь врачей, привлеченных к уголовной ответственности, в России единицы, а максимальная мера наказания — 3 года лишения свободы, после чего медик может вернуться к той же работе. При этом, напоминают юристы, 95 % успеха медицинских дел — это экспертиза, проведенная в другом регионе, желательно даже в Москве или Санкт-Петербурге.

Специалисты по медицинскому праву считают Омскую область заложницей порочного круга местной судебной системы. По словам Юлии Стибикиной, в Омске с лечебных учреждений взыскивают самые маленькие по России компенсации за моральный ущерб.

«Это позиция вашего областного суда, у нас взыскивают 200 тыс. руб., когда не причинено вреда здоровью пациента, просто есть дефекты оказания медицинской помощи, все остальное — от миллиона и выше, — говорит Юлия Стибикина. — Если у вас взвинтят суммы компенсаций, я думаю, народ пойдет добиваться правды, вы будете за этим следить и качество медицинской помощи повысится. У нас в Новосибирске лечебные учреждения делают выводы: например, максимальная [назначенная судом] сумма компенсации в 2014 году — 8 млн руб. плюс дурная слава».

Омские мамы, рожавшие в разных роддомах, не могут прийти к единому мнению «где лучше рожать» — хвалебные отзывы на сайте роддома № 2 и на омских форумах перемежаются страшилками.

36-летняя мама двух детей Ирина Атаманова считает, что причиной трагедий сейчас часто становится неумение медиков общаться. «Врачи тоже люди, бывает, что врач — настоящий профессионал, но такая грубиянка, что на родах просто хочется заорать: «Отойди от меня, стерва!» — говорит Ирина Атаманова. — Роды — это такой стресс для женщины, особенно когда она в первый раз рожает. Именно в этот момент ты совершенно беспомощна. Психологическое состояние роженицы — очень важно, и когда рядом с тобой в зале находится хамящий или безразличный человек, от которого зависит жизнь твоего ребенка и твоя, — это ужасно. Я в такой обстановке рожала первого, в 5-м роддоме, а в роддоме № 2 до этого лежала на сохранении — все то же самое. Я вообще не понимаю, почему в наших роддомах нет какой-то психологической службы. Да, врачи зачастую не умеют общаться, им лень объяснять, их тоже можно понять — они устают. Ну пусть тогда так же посменно в родзале дежурит психолог — и женщинам, и врачам будет гораздо легче».


Анна Акелькина
Фото thinkstockphotos.com

Комментарии (10)

10
Все комментарииПравила комментирования
Добавить комментарий
банана
16 фев 2015в00:28
Почему сразу не выбрали клинический роддом,имея проблемы ?
К****
16 фев 2015в15:08
Вы полагаете, что в Омске так легко попасть в роддом который хочешь? На практике родовой сертификат ничего не решает. Все решают блат и деньги! Ели бы была возможность, наверное, все омички хотели бы рожать в областном, но он не резиновый.... и попасть туда крайне сложно. Сейчас, правда, появилось платное отделение в областном -роды 100 000 руб., однако, эта сумма есть далеко не у каждого. А остальные роддома все без исключения: № 1,5, 4, 6, 2- это лотерея для роженицы, "русская рулетка". И пока наш министр здравоохранения будет покрывать врачей, которые по его словам работают "за копейки"- умалчивая сколько в роддомах берут "черным налом", у нас все будет по-прежнему. Однако интересно, как бы отреагировала наша врачебная элита в том числе г-н Стороженко, крайне хладнокровно рассуждающий о смерти 30 летней женщине (мол сама виновата, чуть ли не поделом ей) если бы не дай Бог подобное горе коснулось его семьи????? Больше всего пугает то, что подобные трагедии происходят из-за халатности, равнодушия и непрофессионализма одних и молчаливого согласия других... В этом случает остается надеяться на высшую справедливость....
к....
16 фев 2015в17:34
А почему должно быть согласие родственников на кесарево,она что дитя не разумное...
Врачи проморгали ,а теперь хотят свалить вину на женщину.
Читайте также

Лента новостей

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено