Все новости
Все новости

Что представляют люди, когда слышат словосочетание «Наркологический диспансер»?

В голове возникают образы законченных наркоманов — отбросов общества. Да, безусловно, таковые там тоже имеются, но не в таком большом количестве. Вот и мне довелось побывать в этом учреждении, причем в качестве пациента, вполне вкусив все «прелести» лечения, быта, и внутренней атмосферы диспансера. (Если кому интересно, то это был Московский научно-практический центр наркологии.)

Всё начинается с приемного отделения — самого демотивирующего и гнетущего места во всем учреждении. Здесь можно лицезреть весь «цвет» клиентуры диспансера — родители, приводящие под руку трясущихся детей с желтыми белками глаз; жёны, приносящие на себе мужей-алкоголиков, еще не успевших прийти в себя; лица без определенного места жительства, с характерным запахом. Кого-то подбирают с улицы полиция или скорая помощь и везут всё в тоже приемное отделение. Процесс не прекращается ни на минуту, вне зависимости от времени суток, а в выходные и праздничные дни поток только усиливается. Ну, а кто-то, как я приходит сам, после двухмесячного запоя с четким и осмысленным желанием бросить пить (таких как я персонал и завсегдатаи диспансера называют «самокатами»).

Далее мы попадаем в наркологическое отделение. Кстати, они бывают разные, в зависимости от тяжести заболевания и буйности пациента. Тут всё как мы видели в фильмах — длинный коридор, сестринский пост и бесцельно слоняющиеся взад-вперед пациенты в одинаковых пижамах. С виду обычная больница, со своим распорядком дня, лечебными процедурами и приемом лекарств. Специфику лечебного учреждения выдают решетки на окнах, бесчисленное количество камер наблюдения (они абсолютно везде, вплоть до уборных и душевых), помещение для курения со стеклянными окнами в пол, так называемый «аквариум», дабы ничто не ускользнуло от всевидящего ока медперсонала. Посещения, передачи, звонки родным и близким строго регламентированы и происходят в присутствии лечащего врача (использование личных мобильных телефонов в наркологии запрещено).

В нашем отделении из 30 человек было только три наркомана, так что их в расчет не берем, остальные — алкозависимые. 90% алкоголиков обычные люди, мужички средних лет, довольно многие не впервой попадают в подобные медучреждения, в основном просто чтобы снять абстинентный синдром, говоря простым языком ломку, чтобы вновь продолжить заниматься привычным для себя времяпрепровождением. Эдакий круговорот «Колеса Сансары», исход которого как правило печален. Но были и более колоритные персонажи. Например, Женя по прозвищу «Иисус» (исключительно из-за внешнего сходства), доставлен был на скорой из своего же дома, стоял на подоконнике у открытого окна и грозился выбросится если родители не дадут на очередную бутылку. Родители поступили благоразумней, вызвав наркологов. По прибытию в отделение «Иисус» еще полдня донимал медперсонал с просьбами выдать сильнодействующие препараты. Еще один индивидуум — Алексей «Ёжик». Мало с кем разговаривал, почти не спал, мог всю ночь ходить по коридору, иногда что-то спрашивал у стен или предметов мебели, уж не знаю отвечали ли они ему или нет. Причина тому — необратимые изменения психики на фоне неуёмного употребления алкоголя. Лёше лишь оставалось смиренно ждать, когда закончится полный стандартный 21-дневный курс лечения, чтобы в дальнейшем направится в реабилитационный центр, скорее всего уже на всю оставшуюся жизнь. Мой сосед по палате — Андрей, 25-летний алкоголик, пришел сам. Просто чтобы «сняться» с похмелья. После трех обязательных дней пребывания в стационаре, мечтал лишь об одном — как выйдет из больницы и в ближайшем магазине купит «чекушку» водки...

Такие истории можно рассказывать бесконечно, таких людей проходит через больничные коридоры десятки и сотни. А ведь это только одно отделение. Всего лишь в одном диспансере. В одном городе, одной огромной страны. Масштаб этой болезни даже представить сложно. Только в столице наркологических лечебниц одиннадцать штук. По данным Росстата в России количество больных, страдающих алкоголизмом — 1.3 млн человек. Но это только официальные данные, реальную цифру трагедии вряд ли кто-то сможет нам назвать.

Я лично побывал в шкуре пациента и пообщавшись с себе подобными, я понял, что эта проблема решается крайне сложно. Единственное решение — это желание самого человека вернуться к трезвой жизни, без этого никак. Даже такой короткий срок в наркодиспансере, дал мне понять одну важную вещь. Я не хочу стать в этом мире очередным «Ежиком» или «Иисусом».

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter