24 сентября четверг
СЕЙЧАС +6°С

Вернуть молодость или исправить внешность: пластический хирург ответил на 10 вопросов

Специалист рассказал, какие процедуры сегодня пользуются спросом и можно ли исправить дефекты без скальпеля

9 583

Поделиться

Роман Савченко — пластический хирург МЦСМ «Евромед»

Роман Савченко — пластический хирург МЦСМ «Евромед»

Пластическая хирургия — одна из самых быстро развивающихся отраслей медицины. С каждым годом всё больше омичей в стремлении к молодости и привлекательности решается на операции не по медицинским показаниям, а исходя из собственных эстетических предпочтений. Кто чаще всего ложится под скальпель, можно ли вернуть молодость без операции и кому врачи отказывают в процедурах, рассказал Роман Кириллович Савченко — пластический хирург МЦСМ «Евромед», врач с 22-летним стажем, к. м. н.

— Кто ваш среднестатистический клиент?

— Чаще это женщины в возрасте 40+, которые не хотят мириться с возрастными изменениями, признаками увядания. Кто-то приходит через своих косметологов, попробовав другие способы омоложения, кто-то посмотрел на своих знакомых, у которых такие операции уже были сделаны. И отдельная категория — это люди молодого возраста, неудовлетворенные своей внешностью, как правило, формой носа. Тут есть и функциональные расстройства, и эстетические.

— С какими проблемами чаще всего обращаются?

— Прежде всего женщины обращают внимание на область глаз, веки, брови, носогубные складки, обвисшие щеки, двойные подбородки. Мужчины тоже приходят с подобного рода проблемами.

— А что насчет ринопластики?

— Типичные пациентки — 25–30 лет, не замужем. Стоит сказать, что после ринопластики они почему-то довольно быстро выходят замуж.

— В чем секрет?

— Видимо, в голове что-то щелкает, самооценка меняется. Вполне может быть симпатичная девушка, но есть пунктик в плане формы носа, она недовольна и думает, что все проблемы в жизни связаны именно с носом, и если действительно есть показания, то операция ей помогает. Бывает, еще отеки не прошли, приходят на осмотр через месяц и говорят: «Всё, мне предложение сделали!» Это работает!

— Детей берете на операционный стол?

— Отдельная категория — это дети с лопоухостью, которые идут в школу или уже учатся. Это самая младшая наша возрастная категория, которой оказывается помощь по специальности «пластическая хирургия». Вообще пластические операции выполняются исключительно после 18 лет, и только уши можно оперировать, начиная с 6–7 лет. Соответственно, когда ребенок переходит из садика в школу, чтобы он не получил очередную кличку и малыша не травили, его приводят летом на операцию. Аналогично — после 9-го класса или перед институтом.

— В перечне услуг — «европеизация разреза глаз». Для кого она?

— Это процедура, которую мы проводим девушкам с азиатской внешностью, желающим избавиться от этнической особенности анатомического строения век. Процедура в нашем регионе проводится относительно нечасто, потому что в нашей смешанной популяции такая форма век не очень распространена. Это вмешательство популярно у выходцев из Средней Азии, Казахстана. Как правило, после операции глаза становятся более приветливыми, открытыми.

— Есть ли операции, за которые вы не беретесь? Какие?

— Первое противопоказание — соматическое. Это заболевания и остроинфекционные, и тяжелые хронические, при которых выполнять операцию категорически нельзя. Естественно, человек должен быть здоровым. У него не должно быть хронических очагов инфекции, прежде всего — на лице. Должна быть санирована полость рта, ЛОР-органы. Не должно быть заболеваний крови, нарушения свертываемости крови. Сахарный диабет также является противопоказанием для многих пластических операций.

Вторая группа — это психические заболевания, в том числе различные депрессивные расстройства, тревожные состояния. Таким пациентам бывает тяжело принять результаты приобретенных изменений внешности, даже если они изначально к ним стремились. Мы не можем отправить каждого к психиатру, но в беседе выясняем, что движет человеком. Если это стрессовая ситуация и человек хочет пережить, к примеру, развод, какие-то житейские неурядицы и видит выход в пластической операции, то это плохой выход, и мы в таких случаях отказываем. Есть и заболевание дисморфофобия, когда человек недоволен своей вполне нормальной внешностью.

Естественно, приходится отказывать людям, у которых нет серьезных поводов для операции, или когда понятно, что операция либо не принесет желаемого результата, либо ухудшит ситуацию.

— Есть ли ограничения по возрасту — допустим, до 40 лет можно делать ринопластику, а потом уже не рекомендуется?

— По большому счету ограничения не возрастные, а связанные со здоровьем. Понятно, что чем старше человек, тем больше потенциальных болезней. Приходится воздерживаться от операции. Есть ряд операций, которые целесообразно делать пораньше. Например, восстановление после ринопластики лучше протекает, если операция сделана в более молодом возрасте, но при этом есть возрастная ринопластика, которая имеет еще и антивозрастной эффект. Понятно, что у людей старше 70 лет — другие регенеративные способности, другая реакция на наркоз. Кроме того, теряется эластичность: мы можем получить хороший результат, но он будет нивелирован со временем. В целом верхних ограничений по возрасту нет.

— Позволяют ли современные технологии исправить проблемы пациента без оперативного вмешательства?

— Есть категория пациентов, у которых можно исправить недочеты другими, например, аппаратными методиками. Нужно понимать, что любая операция необратима, дважды в одну реку не вступить, мы к исходному варианту не вернемся никогда и никакими операциями, это невозможно. Любая операция оставляет неизгладимый след, поэтому если можно прибегнуть к обратимым процедурам, с минимальными рисками, таким как использование ботулотоксинов, филлеров, лазера и т.п., то ими стоит пользоваться. Может, экономически это не очень оправданно, но чисто по-житейски, да и с медицинской точки зрения, лучше использовать более простые, надежные и безопасные варианты.

— Что вам больше всего нравится в вашей профессии?

— Привлекает то, что наши пациенты — это в большинстве случаев те, кто стремится к чему-то лучшему, люди с активной жизненной позицией, оптимистичного склада. Если их что-то не устраивает, они пытаются это изменить. У них особая энергетика. Бывает: прощаемся после операции, и жалко с человеком расставаться.

Роман Кириллович Савченко принимает пациентов в корпусе «Евромеда» на Зелёном острове по адресу: г. Омск, ул. Старозагородная роща, 8. Получить подробную информацию и записаться на консультацию можно по телефону: 99–15–34 или через личный кабинет на официальном сайте клиники Euromed-omsk.ru.

«ВКонтакте»;
Instagram.

Лицензия ЛО-55–01–002699 от 20.04.2020 г.

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter