7 августа пятница
СЕЙЧАС +24°С

Пять лет спустя: почему обрушилась казарма в Светлом

Вспоминаем крупнейшую катастрофу в российской армии

Поделиться

В казарме обрушились все секции — с первого по четвёртый этаж

В казарме обрушились все секции — с первого по четвёртый этаж

На прошлой неделе Омский гарнизонный военный суд отправил под домашний арест двоих обвиняемых по делу об обрушении казармы в посёлке Светлом — экс-руководителя проекта «РемЭксСтрой» Дмитрия Баязова и бывшего заместителя командира войсковой части по тылу Владислава Пархоменко. Суд решил, что сторона обвинения не предоставила достаточных оснований для того, чтобы подсудимые оставались под стражей. Баязов и Пархоменко проведут под домашним арестом ближайшие три месяца — по истечении этого срока суд пересмотрит или продлит избранную меру пресечения. Помимо них в списке обвиняемых по делу об обрушении казармы фигурируют ещё девять фамилий — военные, инженеры и строители.

Сегодня, в день Воздушно-десантных войск, редакция NGS55.RU вспоминает страшную трагедию, которая произошла пять лет назад и вошла в историю как крупнейшая катастрофа в современной российской армии.

12 июля 2015 года. Обычный летний вечер. В казарме в посёлке Светлый готовятся ко сну молодые десантники. Многие из них уже никогда не проснутся. Этой ночью горожан разбудит тревожный гул сирен — пролёты казармы сложатся как карточный домик. Страшная новость начнёт быстро распространяться по Омску.

Молодому новотройчанину Жене Белову в том году исполнилось 20 лет. В мае его призвали в армию. Спустя два месяца направили в учебный центр ВДВ в Омске. 11 июля Женя принял присягу, а уже на следующий день получил свой первый и последний наряд — до 19 часов Белов и его сослуживец Сергей Филатов по очереди стояли на тумбочке. Однако армия оказалась ещё более суровой, чем могло показаться на первый взгляд. В тот вечер Женя и Серёжа погибли.

— Женя был спокойным, уравновешенным парнем. Мог любой конфликт перевести на разговор, чтобы избежать драки. До армии занимался карате. Был рад тому, что попал именно в ВДВ, говорил нам, что, если повезет, то останется там «сверчком» (солдатом-сверхсрочником. — Прим. ред.), — вспоминает отец Евгения Белова.

Утром 13 июля Беловы обнаружили имя своего сына в списке погибших. Трагедия унесла жизни 24 молодых ребят (один из них, не приходя в сознание, скончался спустя 3 дня после происшествия). Пострадали ещё 18: большинство из них — 19–21-летние парни.

Причиной обрушения стали нарушения при строительстве и некачественный капитальный ремонт

Причиной обрушения стали нарушения при строительстве и некачественный капитальный ремонт

Четырёхэтажное здание казармы в посёлке Светлый было построено в 1975 году. Вопреки распространенному мнению о том, что в советские годы строительство велось качественно, его возвели с явными нарушениями. Строители использовали силикатный кирпич, который не подходит для суровой сибирской зимы, и низкокачественный раствор. Это снизило несущую способность конструкций, но, так или иначе, здание простояло почти сорок лет.

В 2013 году компания «РемЭксСтрой» приступила к капитальному ремонту здания. По мнению экспертов, тогда были допущены фатальные ошибки. Строители удалили штукатурный слой, который выполнял укрепляющую функцию. Кроме того, в период дождей с мая по август 2013 года строители демонтировали крышу, из-за чего одна из опорных стен пропиталась влагой. Впоследствии перепады температуры разрушили кладку и кирпичи местами стали выпадать. Однако, по словам выжившего десантника Юрика Аврамова, заметить разрушение здания невооруженным глазом было невозможно.

Юрик только пришёл на службу — успел подружиться с несколькими ребятами и постепенно привыкал к армейской жизни. Сейчас он с горечью рассматривает сделанный в те дни снимок — ребят, которые стоят рядом с ним на фотографии, уже нет в живых.

— В казарме я прожил чуть больше недели. Внешне здание выглядело идеально — я, помню, ещё очень сильно удивился тому, как там чисто и аккуратно. Мы с ребятами старались поддерживать чистоту, наводили порядок. Обычные такие армейские будни, — вспоминает Юрик.

В тот вечер, 12 июля, в казарме прозвучала команда «Отбой!». Юрик и его товарищи начали готовиться ко сну. Никакого тревожного предчувствия, по его словам, он не испытывал. И вдруг парень почувствовал, как земля буквально уходит у него из-под ног.

— Сначала мне показалось, что рухнул только пол. А потом все этажи рухнули на нас. Полное осознание того, что с нами произошло, пришло минут через пять, когда я услышал крики и стоны ребят. Но потом паника улеглась, и мы начали спокойно разговаривать. Поняли, что рухнул кубрик — место, где располагались спальные места. Мы с ребятами рассчитались — нас было пять или шесть человек, пытались подбадривать друг друга. Один из этих ребят, к сожалению, потом умер. У меня на руках буквально — у него была открытая черепно-мозговая травма. Потом я выполз в коридор — подняться на ноги я не мог. И карман, из которого я выполз, буквально через несколько минут рухнул. Мне, можно сказать, повезло... А сейчас забыть всё это хочется, но не получается — много друзей хороших потерял, — вспоминает выживший десантник.

В разборе завалов участвовали не только спасатели, но и военные, которых в ту ночь срочно вызвали в часть.

— Основные работы начались под утро. Сразу нельзя было их проводить из-за опасности для участников. Сверху что смогли, убрали, а дальше можно было действовать, только если привязать плиты, которые нависали сверху. Когда привязали, начали разбирать основной завал. Собак использовали. Собака ходила — нюхала, искала… Минуты тишины были, когда все замолкали, ждали: вдруг что-то послышится, — рассказал NGS55.RU один из приехавших тогда в Светлый спасателей.

Несмотря на то, что Юрик Аврамов потерял много крови и получил множественные травмы, он ни на секунду не терял сознание. Даже спустя пять лет он помнит каждое мгновение той страшной ночи.

— Я слышал гул сирен, голоса людей. Первыми на место происшествия приехали спасатели. А меня из коридора вытаскивали военные врачи — помню, загорелся свет, и я увидел, что весь в крови. Был в шоке, конечно. В Омске нас оперировали московские медики. Потом на самолёте меня доставили в институт хирургии имени Вишневского. Я потерял много крови, лежал в реанимации, но родным сказал, что у меня всё хорошо и я лежу в больнице со сломанной ногой, — рассказывает Юрик.

Торакальный хирург Вадим Гершевич из Городской клинической больницы имени Кабанова в ночь с 12 на 13 июля был дома, но ему позвонил заведующий отделением.

— Он сказал: «К тебе сейчас привезут 240 человек». Я переспрашиваю: «Сколько?» А он говорит: «240»…, — вспоминает Вадим Гершевич.

Ещё один десантник — Рустам Набиев очнулся в больнице спустя восемь дней после происшествия — в день рождения своей будущей супруги Индиры. Без ног. Из-под завалов его вытащили под утро — сразу после этого он впал в кому. Все минуты, проведённые под обломками казармы, Рустам помнит в мельчайших подробностях.

— Под завалом я пролежал семь долгих и изнурительных часов. Я слышал, как умирали мои товарищи, а до этого я слышал, как они плакали и звали на помощь, как просили своих матерей им помочь, как они не хотели умирать, — вспоминает Рустам.

В момент обрушения казармы в здании находились более 300 человек. 24 из них погибли

В момент обрушения казармы в здании находились более 300 человек. 24 из них погибли

Среди обвиняемых по делу об обрушении казармы есть и бывший начальник 242-го учебного центра ВДВ Олег Пономарёв. Позже десантное сообщество не раз выходило на митинги в его поддержку с требованием привлечь к судебному разбирательству аффилированную с Минобороны компанию «Славянка» — именно она является одной из сторон, подписавших разрешение на ввод казармы в эксплуатацию после капитального ремонта.

Однако мать одного из погибших десантников — Галина Стаина считает, что АО «Славянка» не причастна к трагедии, а военные начальники, в том числе и Олег Пономарёв, должны понести ответственность за случившиеся.

— К «Славянке» у меня претензий нет. Мы считаем, что подсудимые искали повод затянуть дело. У «Славянки» функции, как у ЖЭУ (жилищно-эксплуатационного управления. — Прим. ред.) — капремонта в планах не было и не могло быть. На период ремонта «Славянка» передала свои права руководству военной части и директорам строительных фирм, которые сейчас являются подсудимыми по этому делу. «Славянка» и дальше содержала бы этот городок, приняв капремонт, но не приняла! «Славянка» окна не ставила, полы не наливала, крышу не строила… К ремонту она не имела отношения, поэтому в деле её нет, — рассказала Галина Стаина.

Похожее мнение высказал и бывший десантник, проходивший службу в Светлом. Спустя два года после трагедии он записал анонимное видео, в котором рассказал о причинах обрушения казармы. Десантник утверждал, что внутри зданий были щели и трещины, которые закрыли сайдингом, а казарма, стоявшая рядом с обрушившимся зданием, находилась в ещё более худшем состоянии.

Суд по делу об обрушении казармы может длиться ещё долго — в деле 40 томов, недавно начался процесс допроса потерпевших. Трансляция ведётся по видео-конференц-связи из разных городов — в списке погибших ребята из разных уголков страны. Точку в этой трагической истории ставить пока рано.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ5

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!