7 апреля вторник
СЕЙЧАС +5°С

Поделиться

Сергей Попов пока не знает, сколько дней ему придётся провести во владивостокской больнице

Сергей Попов пока не знает, сколько дней ему придётся провести во владивостокской больнице

Омского стоматолога и бизнесмена Сергея Попова наконец отпустили с лайнера Diamond Princess, который целых 18 дней стоял на карантине в порту японского города Иокогама из-за китайского коронавируса, и он завершил свой рассказ о том, что происходило на корабле в течение этих двух с половиной недель. NGS55.RU уже публиковал выдержки из этого дневника — у нас на сайте можно почитать первую, вторуютретью, четвёртую и пятую части. Сейчас Попов находится в Краевой клинической больнице № 2 Владивостока. Омич продолжает вести дневник, в котором без купюр рассказывает обо всём, что происходит вокруг. NGS55.RU публикует выдержки из его записей.

Отечественный карантин. Рассказ очевидца с лайнера «Алмазная Принцесса»

С содроганием сердца ехал на машине скорой помощи до Краевой инфекционной больницы города Владивостока. Я знал состояние наших больниц и какое меня там ожидает гостеприимство. Меня сопровождали две женщины в противочумных костюмах, скорее всего, фельдшер и медсестра, наглухо закрытых от предполагаемой инфекции, в очках на пол-лица, старающихся от меня сесть подальше, но разве в машине скорой помощи можно друг от друга спрятаться.

Уже в конце поездки, когда разговорились, она попросила меня, можно ли ей немного сдвинуть повязку с лица, а то очки запотевают и невозможно ничего записать в документах сопровождения. Я еще раз сказал ей, что у нас брали анализы на коронавирус и выдан документ самым главным карантинным начальником Японии, что никакого вируса у меня нет. Посоветовал ей, отвернитесь в сторону, а я давайте маску надену. Ведь уже четвертый день ходим без маски и просто отвыкли их носить на улице.

<...>

Сейчас же везли меня, да еще куда — в самое страшное отделение в медицине — инфекционное отделение, где простому обывателю везде кажутся страшные инфекции. Да что обыватели, медсестры и санитарки разбежались по всему отделению, чтобы не соприкасаться со страшным коронавирусом, когда нас разместили по палатам. <...>

<...> Из врачебных процедур: измерили температуру, посмотрели горло, измерили давление, определили процент кровотока, надев манжетку на палец, и всё. Основное время шла усиленная работа над заполнением документов и подписями моими в некоторых из них. Да, бумаг прибавилось! Но это строгое указание, и его надо выполнять. <...>

<...>

Первая ночь, а заселили нас уже за полночь, прошла без особых неприятностей. <...> А сейчас перейдем к описанию ужасов нашего здравоохранения. В палате нет ни одной вешалки, ни одного крючка, чтобы повесить одежду. Моему соседу привезли несколько крючков на липучке, пообещал, что еще закажет из дома. А мне у кого заказывать, если даже выходить из палаты нельзя. Свалил верхнюю одежду на соседнюю кровать. Да что выходить, дверь приоткрыл, так там, на дальнем медсестринском посту, дежурная медсестра от страха чуть в штаны не наложила, закричала, что я разношу инфекцию по отделению. И это медицинский работник со средним медицинским образованием!

Свою палату в больнице Владивостока Сергей не фотографирует — он продолжает публиковать снимки, которые были сделаны в Японии

Свою палату в больнице Владивостока Сергей не фотографирует — он продолжает публиковать снимки, которые были сделаны в Японии

Пойдем дальше. На окнах занавесок нет, хотя окна пластиковые, и можно чуть приоткрыть для поступления свежего воздуха. Иначе в палате можно просто задохнуться. На всю ширину окна расположена чугунная батарея из 17 секций и работающая на полную мощь, и нет никаких кранов перекрытия. На улице уже плюсовая температура, а к батарее невозможно прикоснуться. Вот где радостно потирают руки коммунальные работники, обогревающие воздух и больницы, последние находятся на государственном обеспечении. А то как же, всё для выздоравливания дорогих пациентов и роста инфекций в отдельно взятой палате.

<...> Про пол в палате лучше ничего не говорить. Линолеум требовал замены лет пять назад. Отдельные заплаты уже не спасают положения.

<...> 

Туалетной бумаги нет. А зачем, если из дома принесут. С моим иногородним проживанием есть сложности. Четвертый день хожу без тапок, босиком по полу. Уже прошу, вот вам деньги, ну сходите, купите одноразовые тапки, как в поездах выдают. Ответ: «Нам нельзя выходить из отделения во время смены!»

<...>

На четвертый день пребывания пришла на обход сама заведующая отделением. Приятная во всех отношениях женщина, умная и внимательная. Всё прекрасно понимает, но от нее ничего не зависит. На словах все передали ей замечания. Спросила, какие есть жалобы? Жалоб нет. Послушала, осмотрела, выслушала просьбы и ушла.

После ее обхода обслуживающий персонал как подменили. Он и до этого особых нареканий не вызывал. Понятно, что люди боятся этого коронавируса, а как сказала одна медсестра, что у нее есть дети и внуки, и она больше боится за них. Уж какой только паники не нагнали с этим вирусом.

При этом надо заметить, в отделении лежат тяжелые больные с осложнениями от гриппа. Их не боятся, видно, привычней, а вот с новой заразой, считают, что опасней обращаться и находиться в контакте. <...>

Отечественный карантин. День пятый.

Сегодня в отделении произошло мощное оживление. Ожидали высокопоставленную комиссию, но кроме заведующего отделением, больше никого не видели. <...>

Но в коридоре началось какое-то строительство: решили отгородить наши палаты с семью подозреваемыми на коронавирус от всего отделения, но потом, видно, опомнились, оказалось, что отделяют и лифт, по которому остается единственный доступ в отделение. Стали ремонтировать дверь в одной из палат: укреплять и менять замки. Наш третий этаж стал походить на осажденную крепость. Сегодня освободили еще три палаты и произвели там генеральную уборку. Готовятся к новому поступлению подозреваемых.

Попов подчеркивает, что в Японии все ходили без повязок

Попов подчеркивает, что в Японии все ходили без повязок

 <...>
Стали замечаться положительные признаки в карантине. Медперсонал не так агрессивно стал на нас реагировать. Появилась даже какая-то доброжелательность. Видно, заведующая им объяснила, что мы прибыли из очага заражения, но никакими больными не являемся. По крайней мере, до сегодняшнего дня, если все анализы отрицательные.

<...>

противобактериальные
  Наша задача — победить коронавирус на корню. И я думаю, победим. Сегодня рано утром, в 6 часов утра, проснулся от оглушительного треска за дверью: это отдирали у входной двери противобактериальные коврики. Я поначалу и не мог понять, что там клеят в коридоре. Решил подсмотреть и увидел, что коврик меняют, клеят и отдирают каждый день. Я считаю, что это положительно — применять передовые технологии при карантине. Владивосток — аплодирую! 

<...>

С утра санитарка убрала в палате, мыла стены, пол, очень добросовестно выполняет свою работу. Их заставляют после наших палат полностью менять защитные костюмы, и сказала, что придет еще два раза убирать палату. Поступила новая инструкция по уборке помещения. И вправду, после обеда пришла еще один раз убирать палату и спросила, во сколько мы ложимся спать, чтобы еще один раз убрать! Ну дела! Прямо переполох устроили в больнице! 

Интересно, куда они после нас мусор девают? Относят в общие мусорные баки или отдельно где-то хранят? Надо поинтересоваться.

Инструкции по многократному взятию анализов нам еще не принесли. Прочитали в интернете, где главный врач рапортует, что всех больных с корабля разместили по одному в палате. Сосед по комнате не в счет, я один! К чему этот обман, если он легко раскрывается? Да и не надо уж размещать по одному. Условия вполне нормальные. Четыре кровати в палате, есть куда одежду сложить или взять подушку с соседней кровати. <...>

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ6
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!