29 марта воскресенье
СЕЙЧАС -2°С
Омскому врачу понравился японский менталитет

Омскому врачу понравился японский менталитет

Омского врача Сергея Попова уже отпустили с лайнера Diamond Princess, который находится на карантине в порту японского города Иокогама из-за коронавируса, и он завершил свой рассказ о том, что происходило на корабле в течение этих двух с половиной недель. NGS55.RU уже публиковал выдержки из этого дневника — у нас на сайте можно почитать первую, вторуютретью и четвёртую части. Сейчас мы покажем последнюю часть приключений омского врача на борту лайнера.

День восемнадцатый

Ждал-ждал до двенадцати часов ночи уведомления, уснул. В пять часов утра глядь под дверь — лежит стопка скреплённых страниц размером А4. Когда успели, полуночники? Всё на английском и японском языках. Вот нашёл название на английском: Disembarkation information, остальное всё на японском. Думаю — сейчас как знаток японского переведу. <...> А пока стал разбираться со внутренним содержанием скреплённых степлером бумаг поперёк листа. Вдоль прикреплены четыре красные полосы. Ну всё, думаю, влип. Нашли у меня проклятый вирус. Стал рассматривать надписи да какие-то еще прорези на бирках. <...> Тут вспомнил и включил ноутбук, и вбил первые слова для перевода — «карта высадки информация». Я понял, что наступают мои последние часы пребывания на нашей «Алмазной принцессе». Узник возвращается домой!

Вчера целый день не было никакой информации ни о пассажирах, ни о времени высадки. Только стращали ужасами о ещё заболевших россиянах и двух умерших 80-летних стариках. Первые жертвы нашего корабля. Дай бог, чтобы были последними! К чему вся эта бюрократическая возня? Выпускайте до глубокой ночи пассажиров, так нет, вчера к часу дня уже закончили высаживать. Чего ждали? Что новые больные появятся? Стал разбираться в бумагах, нашёл, что наша высадка начнется в 09:30 и закончится в 14:00. Сейчас полседьмого утра, никто не звонит, никто не радуется из наших соотечественников. Спят, наверное.

<...>

Наконец проснулись соотечественники, и начались объяснения, что написано и что надо заполнять. Выхожу в 14:15 из четвертого выхода с «пинком-7», что и на багажных бирках написано. Про отель прочитал: TBD. Подумал, что суперсеть отелей появилась новая мировая. Стал искать в интернете — нет такого отеля, как только ни вводил запрос. Нет отеля, и всё. Ну, думаю, на пирсе буду ночевать под навесом. Потом догадался узнать, что означает эта аббревиатура. Всё оказалось просто и прозаично: «будет определено». Слава богу! Не оставят одинокого узника в Токио одного.

После выхода с лайнера Попова отправили в Токио

После выхода с лайнера Попова отправили в Токио

Пока писал эти строки, услышал шорох за дверью. Вижу, медленно вползает листок на чисто японском языке. Ну, думаю, прислали уведомление, что выход на берег отменяется. <...> Нашёл тест — результат. Рядом с двумя японскими иероглифами написано — негатив. Это я сразу же перевёл без своих мощных знаний английского языка. Путь на волю открыт. 

<...>

Тут приходит сообщение, что посольский автобус будет ждать в 12:30 у первого терминала. Время 11:45, начинаю интересоваться среди друзей-«вотсапщиков» — сказали, что весь процесс высадки убыстрился, и надо срочно выходить. Вещи в охапку, и к выходу. Никого нет на высадке. Быстро прошел термографию, благо температуры нет, — и на выход к таможенникам в терминал. Даже паспорта не попросили, только «здравствуй» и «спасибо», и на выход. Нас уже собралось здесь восемь человек, значит, не всех выпустили. Сказали, что всех повезут в отель «Империал», и меня туда.

День девятнадцатый

Привезли в отель «Империал» в посольском автобусе. По дороге сотрудники посольства пытались нас всех уговорить на завтрашнем рейсе МЧС улететь на карантин в Тюмень, дескать, вас там ещё всех проверят на наличие коронавируса и отпустят. Впоследствии всех привезли в Казань, но мы почти все летели во Владивосток, где я должен был пересесть на другой рейс и улететь в Новосибирск. Но всё не так сложилось, как хотелось. Дали письменное заявление о своем отказе с рейсом МЧС, и нас стали заселять в отель. 

<...>

Меня пригласили в отель для регистрации. Взяли паспорт, скопировали справку о том, что я не являюсь носителем коронавируса, и заселили. Больше никто за нами не наблюдал, обеды приносили в номер, чего только захочешь. Всё включено и бесплатно.

Мой багаж донесли до номера на 26-м этаже, открыли дверь, с помощью автоматического переводчика опять повторили, что всё здесь бесплатно и пользуйтесь всем, чем пожелаете. Номер с двумя кроватями, холодильник, мини-бар, туалет, ванная, душ, полотенец порядка 16 штук. В ванной комнате стоит ультрасовременный унитаз. Если забыл воду слить, то сам срабатывает. На стенке расположен пульт управления этим необходимым в хозяйстве устройством: биде, высушивание и кнопка «Стоп». Само сиденье подогревается, а после исполнения своих естественных надобностей звучит приятная музыка. Так бы сидел и слушал. Вид из окна на Гинзу — самый оживленный район в центре Токио с брендовыми и простыми магазинами, застроенный небоскрёбами и небольшими домами старой постройки. Прямо из окна открывается панорама на железнодорожные пути, идущие по эстакаде, — насчитал шесть путей. Одна ветка была выделена для скоростных поездов.

Хочется сказать несколько добрых слов о японцах. У них, видно, в крови вежливость. Иду с пакетом, выбегает портье, предлагает помочь донести. В лифте вызывает, придерживает двери, кланяется. Выходишь из лифта, другой японец встречает, кланяется. И так повсюду — одни поклоны, улыбки и доброжелательность. Вот за стойкой администрации, бывает, до 20 человек скапливается. Стоит одному выйти в соседнюю комнату — перед выходом обязательно остановится в дверях и кланяется. И так везде, не только в отеле. Всюду улыбки, сплошные улыбки. Повторяю свою давнюю мысль — как этот народ мог воевать с нами? Абсолютно не воинственные японцы, может, в них старый самурайский дух живет.

<...> Во время войны (Вторая мировая. — Прим. ред.) отель был частично разрушен, но после был полностью восстановлен и реставрирован. Сразу на входе в отель внутри помещения растёт огромная сакура. Это время ее цветения, и красота просто завораживает. Здесь постоянно толпятся гости отеля и фотографируются рядом с ней. В самой гостинице есть эскалатор между этажами и очень много элитных магазинов известных марок. Также можно увидеть много витрин с установленными на полках фигурками японских божков и прочих персонажей из их сказок. Весь пол в гостинице закрыт коврами — даже не слышно, кто ходит по коридорам, а сами коридоры бесконечны по своей протяжённости. В номере все электрические осветительные приборы включаются по мере продвижения в комнате. Пошел на выход — сзади свет выключается, а в прихожей загорается. А сколько в номере приятных мелочей! Электророзетки с пластиночными отверстиями, но я быстро в одном из ящиков нашел этот переходник. Обед можешь в номер заказать по телефону, а можешь набрать на планшете меню и тыкать пальцем в понравившееся тебе блюдо. Первый заказ сделал с трудом, но потом освоился, <...> сделал по телефону в номер. Приезжает минут через двадцать официант со столиком на колёсах и начинает расставлять на одном из столов. Всё как в ресторане. Потом обязательный поклон, улыбка, и, задом пятясь, выходит из номера. Как такому не дать чаевые? Но нельзя, предупредили — у японцев это оскорбление.

Школьников, по мнению омича, закаляют с детства

Школьников, по мнению омича, закаляют с детства

Недалеко от отеля разбит большой парк, где очень много японцев просто гуляют с детьми. Многие и обедают на скамейках, и любуются окружающей природой. Таких зелёных островков в Токио много — [везде], где только возможно, разбиты маленькие скверы. Видел, как выходят дети из школы, но фотографировать их нельзя. Все дети в одинаковой чёрной форме: короткие юбочки, короткие штанишки. Я бы не сказал, что в Токио было тепло, но, видно, с детства закаляют детей. Некоторое расстояние их проводят учителя до перекрёстков, а потом детки сами добираются до дома.

Вот так я и провёл первый день в Токио. Решил, что завтра совершу более долгую прогулку. Впервые за месяц встали на землю, а то всё на корабле обитали. На этом я заканчиваю повествования о злоключениях, связанных с Diamond Princess.

Время на суше

Первый день просыпаюсь на суше, на твёрдой поверхности земли, считай, с 20 января [не был]. Сегодня уже 22 февраля. Вот круиз себе организовали. Даже не верится. За это время можно было в кругосветку сходить. Подумал, как бы было всё хорошо, если не было никакого карантина. Такое путешествие, и всё испортили под конец. Звонок по телефону: бекон, омлет, кофе и прочее, через 20 минут вкатывают столик. Решил сегодня походить по Токио подольше — главное, есть на что смотреть, да интересно наблюдать жизнь простых японцев.

<...>

В Японии уже чувствуется весна. Те многочисленные клумбы с цветами, мне показалось, были здесь и всю зиму. Но до чего всё красиво оформлено, сделано, продумано. Буквально у отеля обнаружил сад камней. С разных точек смотришь, и никак не можешь подсчитать точное количество камней. Что-то в этом каменном саду есть, но что? Какая здесь запрятана философия? По улицам попадаются разгуливающие на босу ногу японцы в шлёпанцах, ещё в руках маленький зонтик из бамбука и одеты в какую-то своеобразную одежду — кимоно, не кимоно, поди разберись. Да, сегодня субботний день, может, поэтому и гуляют японцы в своих национальных одеждах. Свой мир — эта Япония!

На улице встретил небольшую группу женщин, стоящих с какими-то табличками в руках. Забастовка или просто служба знакомств. Но долго рассматривать неприлично, сделал снимок, и дальше. А то еще фотоаппарат отберут! Зашёл в парк. В этот ранний час здесь уже было много народа. Японцы с детьми сидят на скамейках, просто отдыхают. Тут в парке есть бесплатные туалеты, которые гармонично вписываются в общий ландшафт. И опять же кругом цветы и чистота, просто пугающая чистота! Ни одной бумажки, окурка не встретишь на дорогах. Или дворники хорошо работают, или просто японцы не мусорят. По газонам передвигается небольшая уборочная машина: или траву подстригает, или мусор убирает. Поблизости никакого оператора машины не заметил. Больше часа гулял я по парку, а потом решил дальше знакомиться с Токио, вернее, с районом Гинза. Взял другое направление, подумал — не заблужусь, японцы помогут найти обратный путь.

Токио готовится к Олимпийским играм. Везде развешаны плакаты, посвященные Олимпиаде и Параолимпийским играм. Символика встречается и на товарах, продаваемых в магазинах. Если где-то ведутся строительные или ремонтные работы, то улица перекрывается не полностью, и обязательно будет стоять полицейский, регулирующий этот участок дороги. Если где-то яму копают, то всё огораживается. Я уж здесь не буду говорить о состоянии дорог. Асфальт безупречный, такое в нашей стране редко где можно встретить. Есть в Токио и ночные клубы, но всё это как-то спрятано, в глубине двора, а не выставляется напоказ. Насчет проституции не знаю, даже не стал заглядывать в «Википедию». Думаю, что это всё есть, но на улицах представительниц древнейшей профессии не видно. Есть сугубо японские магазины, где продаются только японские товары, произведённые в этой стране. Даже водка «Столичная» выпускается в Японии, но еще раз повторю, что японцы равнодушны к алкоголю, по крайней мере, ни одного пьяного на улице я не встретил. 

Жизнь в Токио очень порадовала омского врача

Жизнь в Токио очень порадовала омского врача

<...>

Про Токио можно рассказывать долго, но цель моя — рассказать, как мы покинули Японию и что с нами дальше произошло. Как я уже раньше писал, мне переделали через посольство билет на самолет до Новосибирска с пересадкой во Владивостоке. Поэтому плавно перейдем к окончанию нашего рассказа. Утром 23 февраля <...> я спустился вниз к администрации, чтобы заказать такси до аэропорта на 12 часов дня. Оказывается, мне уже выделили автобус для поездки в аэропорт туристической компанией. Это была приятная новость, такси в Японии дорогое. Поездка до аэропорта в пределах 150–200 долларов, но для Японии это не очень большие деньги, а для нас это размер месячной пенсии. Уже в полдвенадцатого прибыли представители гостиницы, забрали мой багаж и предложили спуститься вниз. Я спросил, должен ли я заплатить за проживание в гостинице. Ответили, что нет, за всё будет уплачено туристической компанией нашей «Принцессы». Проводили до автобуса, всюду поклоны, посадили на автобус, я там один оказался. Провожали двое человек, и всё опять с поклонами и улыбками на лице. По дороге в аэропорт ещё забрали несколько человек азиатской наружности, и через час я был на месте. Подошёл к стойке регистрации, стал сдавать багаж, и тут… Первая неприятность. Не хотят оформлять транзитом багаж до Новосибирска. Я показываю билет — вот же, написано, пересадка во Владивостоке и дальше лечу утром до Новосибирска. «Не знаем ничего, так распорядилась авиакомпания», — отвечают мне.

Тут и закралось подозрение, что нам готовят приятный сюрприз на родине. Сел в самолёт, места в самом последнем ряду, и там встречаю ещё четырех соотечественниц, живущих во Владивостоке. Летим одним рейсом. Ряд кресел перед нами свободный. Долетели. Все на выход, но сперва санитарный контроль. У всех пассажиров измерили температуру с помощью портативного датчика или дистанционного термометра. Мало оказалось для нас, нам ещё под мышку засунули по ртутному термометру. Температура у всех нормальная. Все выходят, но нас не выпускают. Прибежал пограничник, забрал паспорта. Во как! Ни таможни, ни пограничного контроля. Вывели, как преступников, через заднюю дверь, где обычно бортпроводники сидят, в сопровождении. Потом догадался, что боятся, чтобы я не сбежал. Думаю, что это со мной мужик в комбинезоне противохимическом по трапу спускается. Сказали: «Первого мужчину выводите!» Вывели. «Подать скорую помощь к трапу», — раздался голос, и прямо к трапу подкатила машина скорой помощи. Тут я замечаю, что вокруг меня толпится куча народа, одетые все в противочумные костюмы, с очками на глазах, в масках, прямо пришельцы с другого мира.

— Дайте хоть у трапа самолёта постоять, ноги затекли в самолёте, — попросил я.
— Постойте, но далеко не отходите! — ответил кто-то в противочумном костюме.
— А где мой багаж? — спросил я.
— Не беспокойтесь, багаж выгружен, вон он в тележке, — ответил другой голос.

Подкатывает тележка, не могу понять, где мой багаж, — всё запаковано в полиэтиленовые пакеты и перетянуто скотчем. В Токио никто мой багаж не упаковывал. Видно, заранее была дана команда, чтобы отделить наш багаж от остального пассажирского багажа. Ещё сверху прикрепили бумажные бирки для быстрейшего опознания. Всё держалось в строгой секретности, боялись, что я в последний момент не сяду в самолет и останусь в Токио, благо у меня виза до конца мая. Прибегает пограничник с паспортом, вручает мне его и отдаёт команду: «Первый готов!» Садимся в машину скорой помощи, со мной садятся еще две женщины в противочумных костюмах и мужчина, одетый в несколько облегчённый защитный костюм. Только водитель машины в одной маске, но отделен от салона стеклом. Мужчина оказался полицейским и должен был меня сопровождать прямо до краевой инфекционной больницы, но я ему говорю, что не сбегу никуда, сам же врач, понимаю, что надо делать, и не буду нарушать установленные правила. Полицейский вышел около здания аэровокзала.

Дальше уже будет другая история, которая требует некоторого времени для осмысления. Эпопея с «Алмазной принцессой» закончилась. Открывается новый цикл рассказов «Краевая инфекционная больница». Но это уже в других публикациях. Будет интересно…

оцените материал

  • ЛАЙК8
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!