2 апреля четверг
СЕЙЧАС +6°С

Утиные берега, врач Ленина и драки на льду: прогулка по омским Кучугурам

Корреспондент NGS55.RU Александр Зубов знакомит читателей с городом в рубрике «Неизвестный Омск»

Поделиться

Слово «Кучугуры» переводится как утиные берега — раньше тут гнездились перелётные птицы

Слово «Кучугуры» переводится как утиные берега — раньше тут гнездились перелётные птицы

Ещё задолго до рубрики «Неизвестный Омск» мне нравилось гулять по старому, одноэтажному, деревянному городу. По районам, которые застраивались от крепостных стен. Разглядывать дома, резьбу ставен, башенки и балкончики. Размышлять, как люди живут в этих домах, многим из которых уже за сто лет. Как ведут свой быт, который зачастую не отличается от того, который был здесь и полвека назад. Поэтому я решил прогуляться по месту, которое очень часто видел с «Горбатого» моста, но ни разу там не бывал. Пойдёмте со мной на «утиные берега» Кучугуры, что тянутся по правому берегу Оми.

Люди всегда любили селиться у реки. Это выгодно — тут тебе и вода, и рыба, и место для выпаса скота с водопоем. Зимой река превращается в шоссе и мост на другой берег. Потому Кучугуры давно облюбованы людьми и это один из старейших районов Омска.

— Омск заселялся постепенно. От Ильинского форштадта, там, где крепость. Затем, в 1868 году, начали строить новую крепость и появились новые форштадты. От них поползли так называемые выползки. На коренном, северном берегу Оми тоже стали заселяться. Туда всегда прилетали лебеди, утки, перелётные птицы. Там же выделили место под кладбище для евреев, чтоб от города подальше. Дома строились без плана. Была одна улица, Госпитальная. В Омске её называли Срамная, потому что городские власти отвели её под публичные дома. В Кучугурах всегда селились рабочие и мастеровые. Крепкие мужики. Выпасали скот. Люди были разные на разных берегах. И жители Кучугур часто встречались с жителями Лугов. На Масленицу, например. И проводили кулачные бои. Без злобы. Просто удаль показать. До первой крови, лежачих не били. А в начале XX века построили Никольскую церковь, ремесленную. Неподалёку там жил купец Игнатов, у него там заимка была. Вот он церковь и построил. Люди там жили всегда такие, на которых власти не обращали внимание. И раньше, и сейчас. Бедные. И застройка там интересная, ступеньками. У одного порог, у другого — крыша, — рассказал краевед Владимир Селюк.

Вот так эти места выглядели в 1928 году. Тогда в Омске произошло самое крупное наводнение. 

В начале мая вода поднялась до 778 см, а жители Кучугур перемещались между домами на лодках.

Сегодня на Кучугурских берегах стоят вот такие замечательные детские площадки. Первая у новой 16-этажки, вторая — среди домиков частного сектора.

С детских площадок открывается отличный вид на противоположный берег Оми. И если как следует раскачаться на качели или карусели и крикнуть «поехали!», то спокойно можно долететь до Лугов. Но это не точно.

За жёлтой многоэтажкой, что высится над берегом, стоят здания поменьше. Меньше этажей этак на четырнадцать. В одном из них разместилось бюро ритуальных услуг. Перед входом посетителей встречает скорбящий ангел. Одной из услуг похоронной службы является доставка тела умершего человека в новосибирский крематорий. Стоит это около 70 тысяч рублей. Сумма примерно такая же, какую берут частные похоронные агентства за организацию среднестатистических похорон. Правда в эту стоимость входит оплата дороги до Новосибирска и обратно. Жителям Новосибирска кремация будет стоить около 50 тысяч рублей.

За похоронным бюро можно увидеть шиномонтажку, рядом с которой изображена еще пара ангелов. Почему-то в поварских колпаках. Над ними дымящиеся сердца. В общем, что там происходит — непонятно. 

Завернув за забор, не надейтесь получить ответ. Наоборот, вопросов станет еще больше. Хочется узнать, например, почему некий Виталя так поступил с доверившейся ему девушкой. Мало того, что оставил её без рук, ног и головы, так еще и спрятал за высоким забором.

На этой фотографии можно увидеть весь контраст современного Омска. Справа — старые деревянные домики, слева — современные коттеджи, а прямо по центру — огромная многоэтажка с дорогими квартирами и подземным гаражом. 

Не знаю, как вам, но мне больше нравится этот вид. Есть в нём что-то такое, что заставляет ходить между проулков и рассматривать каждый старинный дом. Подмечать детали и думать о строителях, что его ставили, и людях, которые здесь жили.

Теперь здесь нередко можно увидеть двух-, трёхэтажные коттеджи. Они стоят неподалёку от остальных домиков, отгородившись от обычного частного сектора высокими заборами.

В Кучугурах мне встретилось несколько сгоревших домов. Присмотревшись, можно увидеть планировку дома. Места не очень много, но, наверно, в таком доме было очень уютно сидеть у протопленной печки.

С берега открывается прекрасный вид на соседние Луга, добрую часть Омска и саму Омь, вдоль которой и протянулись Кучугуры.

Да и удобно в конце концов — раз, и вылил грязную воду прямо с берега. Ну а что? Так весь город делает, только не вручную, а через водопровод.

Встретившийся мне на высоком берегу Алексей прожил в Кучугурах всю свою жизнь. Он, как и большинство старожилов разных местечек, с которыми я общался во время своих путешествий, сначала сказал, что ничего не знает о месте, где живёт. А потом начал выдавать истории про Кучугуры одну за одной, так что в пору было сесть с тетрадкой и записывать.

— Место это называется Копай. Уж не знаю почему. Не все Кучугуры, а именно вот это, где мы сейчас. Живётся тут не очень, никто ничего не делает для жителей. Дороги не чистят. По весне не проедешь, вода вся вниз течёт, топит. Застройка тут всегда такая была. Кто как построит, так и живёт. Много казахов живет. Много пенсионеров, у всех пенсии маленькие, — поделился мужчина, активно жестикулируя.

Алексей рассказал, что в домах тут есть и газ, и водопровод. Но далеко не у всех. Тот, кто провёл себе удобства в дом, сейчас живут и в ус не дуют. Остальные покупают газовые баллоны, уголь и дрова. Но тем, кто жил подобным образом всю жизнь, такой уклад привычен.

Водопровод есть тоже не у всех. Те, кому позволяют финансы, провели воду в дом. Остальные пользуются колонками, по старинке. Стирать, мыть посуду, баню натопить, умыться с утра, чайку попить — будьте добры с флягой до колоночки. Те, у кого своей бани нет, ходят в общественную, на 1-й Ремесленной.

— Я хожу в общественную баню. Сейчас там хорошо, как город её под себя взял. А до этого она армянам каким-то принадлежала. Так они устроили там какой-то публичный дом, кабинок натыкали. Бомжатник. Сейчас хорошо. Пар хороший. Но я чаще в душ хожу. Душ стоит 100 рублей. Баня — 220. Те, кто прописан в частных домах, имеют скидку 50%. По талонам. Я прописан в квартире благоустроенной... Мне скидку не дают. Хоть я и живу тут всё время, — с огорчением поделился Алексей.

— Здесь же раньше у всех какое-то хозяйство было. Коровы. Особенно у казахов. По три-четыре коровы. Собиралось огромное стадо со всех Кучугур. Его выпасали прямо на берегу. Тут же раньше не было столько деревьев по берегу. Травы, выпасы. Это сейчас всё заросло. А раньше тут пастух был. Ванька-казах. Седой как лунь. А в 90-е тут какие-то приехали на берег и с берега прямо несколько коров расстреляли. И собаку его застрелили. Он и так седой был, а тут совсем белый стал. Перестал пасти. Сейчас почти ни у кого хозяйства нет. Вообще место тут такое... неспокойное всегда было. Тут с Лугами всегда дрались. Иной раз и на льду прямо, на реке. Из-за девок или просто так. И ножи, и дубье. В 90-е стрелялись даже. Мне здесь только река нравится. Рыбалка. Летом шашлыки. Но я бы отсюда всё равно не уехал. Это уже родное всё, — поделился Алексей, у которого на соседних Лугах жила тётя, а теперь живёт сестра.

Есть здесь множество переулков и проулочков. Там с незапамятных времён разместились очень колоритные домики. Хозяин этого дома, до которого я так и не достучался, хотя печка топилась, повесил на ворота множество табличек. 

По ним становится понятно, что за воротами находится двор образцового содержания, который сторожит злая собака по имени Шерхан. Я, пользуясь ростом, решил проверить эту информацию и заглянул за забор — что ж, хозяин дома не соврал.

А вот и моя любимая «лакшери лайф», но уже по-кучугурски — красивый цветастый дом со ставнями и резьбой, а перед воротами белый «мерин». Красивая изба и белый породистый жеребец всегда были признаками достатка в Кучугурах.

По берегу застройка многоэтажная. В том смысле, что приходится спускаться по ступенькам, и один дом стоит буквально над другим. Всё, как мне вначале и рассказывал краевед. В этом домике живёт суровая пенсионерка, которая к себе во двор «бородатого вот такого журналиста» не пустила, но рассказала, что по весне жителям «террас» достается от половодья.

Местами вид здесь поистине деревенский. Но стоит только присмотреться, и видно город, стоящий буквально за воротами Кучугур.

Среди домов я нашёл офис одного из известных федеральных каналов. Примерно так я и представлял себе место, где снимают «Дом-2», экстрасенсов и все эти прекрасные сериалы. За забором вы можете увидеть лобное место. Ксюша Бородина таскает воду с колонки, а Ольга Бузова наверняка топит сейчас печку, поэтому на снимке их нет.

О местной фауне можно рассказывать много и долго. На Кучугурских берегах она водится в изобилии. Здесь столько котов и собак, что Кучугуры пора переименовывать в собачьи берега или кошачьи плавни. Пара местных усатых-хвостатых парней очень долго бегала по улице и выясняла отношения на каждом шагу. Делали они это с грацией мастеров ушу. Несмотря на постоянные кратковременные стычки, они друг от друга не отходили ни на шаг. Настоящая мужская дружба.

Барбос пятнистой расцветки заходился таким грозным лаем, что, если бы он прятался за забором, я бы подумал, что там либо алабай, либо сам Цербер вылез из царства мёртвых, чтобы охранять двор в Кучугурах. Даже не ясно, как такой небольшой пёс может издавать такие сатанистские звуки. Я всё же решил подойти к нему и погладить, но он полаял на меня еще и из-за угла.

Морда этого рыжего разбойника таит следы множества битв за территорию, пищу и самок. Он сидит в паре метров от цепного пса, который заливается лаем, а сам и ухом не ведёт. После этого сложно не поверить, что по территории сибирских равнин когда-то ходили львы. Настоящий кучугурский хищник.

Один из местных Дружков и Шариков бегал, бегал и набегал себе повышение из бродяжек в целые охранники Старо-еврейского кладбища. Его приютил местный смотритель. Пёс отлично справляется с функциями секьюрити — лает, рычит и всем видом показывает, что его кормят не за просто так. Только вот имени у него по-прежнему нет. Непорядок. Хорошим мальчикам так не положено. Правда, может быть, это потому, что у еврейской общины пока нет раввина. Некому имя присвоить.

На территории кладбища стоит небольшой дом. Здесь уже семь лет живёт с женой весёлый Пазыл, который следит за порядком и памятниками. Он хорошо знает местные традиции и историю.

— Жить на кладбище не страшно. Привидений и другой мистики у нас нет. Спокойно всё. Я вообще общался с другими людьми, кто так же работает. Они ничего такого вспомнить не могут. Такое только в фильмах есть, слава богу. Зато я, когда только устроился сюда, находил на аллеях шприцы. Наркоманы приходили ширяться. Тут же люди приходят, скорбят, каждого проверять не будешь. Но потом я этот вопрос решил. Шприцов больше не встретите, — улыбается мужчина.

До революции все кладбища в России были конфессиональными и евреев хоронили только на официально существовавших еврейских кладбищах. Кладбище появилось примерно в 1850 году, а закрытым для захоронений стало через век, в 1964-м. Это самое старое кладбище Омска, которое еще посещают люди. И оно таит множество интересных фактов. Некоторые дореволюционные могильные камни сообщают чин или профессию усопшего, к примеру, «доктор». Иуда Моисеевич Адельсон, например. Таких имен уже почти не встретишь в Сибири. Кладбище разделено на две части — мужскую и женскую. То есть, если родственники разного пола, то они лежат в разных частях кладбища. Подхоранивать к могилам запрещено. В гробах тут почти не хоронили, а в старых захоронениях их и вовсе нет. Мёртвого раздевали, омывали, заворачивали в белый льняной саван и укладывали в землю. Так он быстрее с ней соединится. Саван символизировал равенство перед смертью всех людей.

Детей, умерших до 13 лет, религиозные евреи хоронили без особенных церемоний, хотя жуткие и поучительные истории о гибели того или иного ребенка пересказывают до сих пор. На могилах можно увидеть памятники в виде деревьев с обрубленными ветвями. Это умершие молодые люди, не успевшие обзавестись детьми. Часто они сопровождаются такими надписями: «Спи спокойно, наша ненаглядная детонька. Злая судьба украла тебя у нас».

Истёртые временем, ветрами и дождями камни практически не дают информации — надписи почти невидимы. Но есть секрет: когда выпадет первый снег, под его небольшим слоем надписи станут более рельефными и их можно будет разобрать.

— Здесь военные лежат, офицеры, интеллигенция. На некоторых могилах даже подписаны профессии и должности. Интересно это. Недалеко от входа, справа, лежит врач Ленина, но где именно, никто не знает. Раньше был архив, но сейчас он, к сожалению, утерян, — рассказал Пазыл.

Памятники здесь на порядок богаче тех, что были в те годы на русских кладбищах. На них запрещены фотографии, и, если они есть, это значит, что тут лежит не религиозный человек. Годы рождения и смерти часто не указывались. В этом многие не видели смысла.

Иногда вместо звезды Давида над могилами можно увидеть памятники с советскими звёздами. Среди покоящихся на кладбище очень много умерших в период между зимой 1941-го и весной 1942 года. Это люди, эвакуированные во время Великой Отечественной войны из Ленинграда, Харькова, Запорожья и других мест.

С магазинами в Кучугурах беда. Да и аптек поблизости нет. Впрочем, так живут во всём частном секторе Омска. Когда-то здесь еще были киоски, кто-то торговал всем необходимым из дома, но во времена, когда у многих есть личные авто и закупиться по пути домой не проблема, малый бизнес здесь сошёл на нет. 

Единственный замеченный мной магазин в Кучугурах находится на въезде с улицы Барнаульской на 2-ю Береговую. Магазин стоит около школы, да и те, кто приезжают на остановку, идут мимо. Так что место хорошее и проходное.

В Кучугурах есть два места, куда можно пойти учиться. Школа №13 и специальное профессиональное училище №1 закрытого типа. Да, выбор невелик. Я хотел зайти и пообщаться с администрацией, но реабилитационный центр для детей, у которых возникли проблемы с законом, оказался режимным объектом. Просто так внутрь не попасть.

Училище появилось в конце 30-х годов прошлого века. И планировалось оно как школа. Буквально через несколько лет, во время ВОВ, здание школы было отдано в распоряжение военных. Именно здесь, а также в соседнем здании нынешней средней школы №13 шло формирование сибирских военных соединений и подразделений — 282-й Тартуской стрелковой дивизии, 712-го Краснознаменного отдельного батальона связи и других. В 1944 году победа в войне была предопределена. Но у страны были и другие проблемы. На вокзалах, базарах, площадях собирались толпы беспризорников. И эти ребята не всегда ладили с законом. Так, в Омске, на улице 7-я Ремесленная появилась колония для малолетних правонарушителей. Здесь мальчишки получали рабочие специальности. В 64-м году колония была преобразована в специальное профессионально-техническое училище №51 и передана в систему профессионально-технического образования. Среди педагогов было немало фронтовиков, которые во многом повлияли на воспитание учившихся здесь пацанов. День Победы здесь до сих пор празднуют по-особому торжественно.

Средняя школа №13 гордо носит имя солнца русской поэзии Александра Сергеевича Пушкина. Даже его портрет над входом имеется. Школа появилась в Кучугурах в 1936 году. Сейчас в ней обучается около 500 человек.

Ученики возвращаются из неё большими компаниями. Девчонки так спешили домой, что одна из них поскользнулась на покрытой льдом дорожке. Но это вызвало лишь смех у неё и её подруг. А отбитые места до свадьбы заживут.

На фоне белого снега и зелёных елей очень контрастно выглядит ярко-красный Свято-Николо-Игнатьевский храм.

Его купола видно из многих мест в Кучугурах, в том числе и с еврейского кладбища. Также его могут заметить те, кто едут по Горбатому мосту.

В 1915 году омское общество хоругвеносцев ходатайствовало об отводе участка городской земли для постройки храма. Городская дума выделила участок, но с условием — посадить сад и предоставить его в общественное пользование. Никольская церковь в восточной части Омска в поселке Игнатовке Кривощековского форштадта (современные улицы Ремесленные) была освящена в 1919 году. Храм был не достроен, без куполов и колокольни. После того как все священники и наиболее активные прихожане храма были арестованы, 4 июля 1939 года Омский облисполком утвердил решение о передаче здания церкви школе №13 под клуб. В 1940-е годы Игнатовская церковь была в хорошем состоянии, в ней размещался воинский склад. Позднее в храме открыли кинотеатр «Экран». И только в 1990 году его передали епархии.

Когда я посетил храм, иерей Дмитрий с красивой фамилией Благодатный общался с прихожанкой, давая ей советы и приводя строки из Библии. Женщина внимательно слушала. На фоне кирпичных стен и общего стиля лофт в церкви, рядом с иконой Иисуса, вся эта сцена выглядела очень кинематографично. Иерей увидел, что я фотографирую, и дал мне благословение на съемку, коснувшись ладонью головы. Что ж, может, и правда мои снимки теперь станут лучше и даже наш фотограф Елена Латыпова мне обзавидуется.

Пройдя по Восточному спуску, я встретил компанию хвостатых друзей, которые охраняют Кучугуры от непрошеных гостей. Я вскинул фотоаппарат и щёлкнул затвором. Стая, наученная горьким опытом и плохими людьми, пустилась наутёк. Я глянул на результат — по-моему, хорошая фотография получилась. Неужели благословение действует?

— Кучугуры, да, называют так. А напротив Луга. Наши мальчишки с ними то враждовали, то вместе играли, плоты строили. Вы знаете, я тут живу уже больше 67 лет. Это замечательное место. Атмосферное. Кто-то его ругает. А мне нравится. Я оптимист по жизни. Мне нравится, что здесь всё как в старину, но рукой подать до цивилизации. Тут река, чистый воздух, хорошие люди. Добрые. Я знаю всех. Соседки мои золотые просто. Всегда помогут. Хорошее место. Летом шашлыки на реке молодые жарят, рыбачат. Да и посмотрите, какие красивые дома строят. Если бы место плохое было, то сюда бы не ехал никто. А люди переезжают сюда. Мне нравится здесь. Я даже не знала, что так красиво называется — утиные берега... А про публичные дома я не верю, — с улыбкой сказала мне Валентина.

оцените материал

  • ЛАЙК13
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!