11 августа вторник
СЕЙЧАС +27°С

«Зачем так явно издеваться над онкобольными?»: обращение читательницы NGS55 к губернатору

Родственница заболевшей омички написала колонку о ситуации в корпусе онкодиспансера на Учебной

Поделиться

Советское оборудование в корпусе на Учебной не выдерживает никакой критики

Советское оборудование в корпусе на Учебной не выдерживает никакой критики

В отчетах министерств жизнь всегда налаживается, зарплаты растут, а больницы оснащают новым оборудованием. Семья читательницы NGS55.RU столкнулась с одной из самых страшных болезней нашего времени — онкологией. И окунувшись с головой в омское здравоохранение, женщина просто не смогла молчать. Со страниц нашего сайта она решила обратиться к тем, кто отвечает за этот вопрос на высшем уровне. Её прямолинейная и жёсткая позиция, а также рассказ о ситуации в корпусе онкодиспансера на Учебной — в анонимной колонке на нашем сайте. 

Вот прошла бы мимо всех материалов, вышедших ко Всемирному дню борьбы с онкологией, но в силу объективных причин не могу промолчать. Скажу сразу: это никакой не поклёп на врачей-онкологов. Те люди, которым они помогли, родственники, чьим близким они помогли, благодарят врачей за их труд! Я в числе тех, чьей бабушке почти на два года продлили жизнь в филиале на Завертяева, и в числе тех, кто оказался в качестве посетителя корпуса на Учебной.

Люди, которые там лежат, — худые, сгорбленные, лысенькие, жёлтенькие, с совершенно потухшим взглядом. В глазах их родственников, таких же посетителей, как я, читается одновременно надежда и безысходность, вера в лучшее и обречённость. Я нигде более не видела таких глаз.

Но сами пациенты бьются до последнего: ищут помощи у официальной медицины, молятся Богу, читают про альтернативные способы лечения и про неофициальный подход к избавлению от рака... Не у всех получается. И даже новые случаи, даже «рак первой стадии без метастазов» вообще ни разу не гарантия того, что человек поправится, выживет.

Онкологические больные не более чем кусок мяса на рабочем столе хирурга. Жестокие операции стоят на потоке. Только в одном отделении одного корпуса онкодиспансера делают по 20 таких вмешательств в день. Никаких гарантий, никаких объяснений, никакой психологической поддержки. На консилиуме о пациенте принято говорить в третьем лице. Две минуты — назначена дата госпитализации в хирургическое отделение, вырежут/отрежут всё, что можно, но, вероятнее всего, никаких гарантий не дадут. И вот здесь должен сидеть психолог, который после «вынесения приговора» поможет сохранить самообладание 55-летнему состоявшемуся мужчине, что рак предстательной железы — это не самое страшное, что дальше, конечно, жизнь изменится, но в ней ещё много радостей. Психолог, который скажет 24-летней женщине, что вместе с опухолью ей удалят грудь, что с этим нужно будет научиться жить, что на самом деле жизнь будет лучше и полноценнее без опухоли и муж никуда не уйдет. А это начинают говорить в лучшем случае тогда, когда уже через несколько дней после операции зарёванная пациентка не хочет выписываться домой и не представляет, как ей дальше жить «с таким уродством».

Но даже если все анализы на руках в день консилиума, всё равно придется ждать месяц! Кстати, все обследования приходится делать в частных клиниках — это существенно сокращает время ожидания госпитализации. При полном комплекте документов мы ждали месяц!!! За месяц большинство опухолей подрастают, некоторые дают метастазы в лимфатическую систему. И нет никаких миниинвазивных способов — все полостные. 

А дальше — всё только начинается. Уставшие измученные хирурги зверски выворачивают мышцы и суставы при удалении лимфоузлов, потом пациенты мучаются в процессе реабилитации. Зашивают так... Да я куриный рулет аккуратнее сшиваю, когда готовлю! Мне делали несколько операций, но все рубцы быстро рассасывались, потому что швы были нормальные, а не скрученная кожа, которой сложнее срастись, которая долго регенерируется, которая длительное время вызывает воспаление. И уже после выписки пациенты сами себе обрабатывают мокнущие раны. Советский излучатель обжигает большой объем кожи, и от этой боли люди не спят ночами, беззвучно крича в подушку. Может быть, на Завертяева что-то новое и появилось, но на Учебной — старое старьё, и им пользуются только потому, что нет никакой альтернативы. 

Господа губернатор и министр здравоохранения региона! Объясните мне, простому обывателю, родственнику онкобольного, какие пять каньонов вы строите? Вы хоть то, что есть, приведите в порядок! Если у вас есть такое супероборудование, так установите его в том корпусе, где советский агрегат уже сам готов своими заржавевшими ногами уйти на списание. Вы понимаете, что ваши реальные рейтинги здесь, в этом корпусе, в этом разделении финансирования. Зачем так явно издеваться над больными людьми и позориться самим?

Комиссиям показывают корпус на Завертяева, который оснащают современными аппаратами

Комиссиям показывают корпус на Завертяева, который оснащают современными аппаратами

Я даже ничего не буду говорить про мебель, которая там стоит. Всем комиссиям без исключения показывают красивые картинки с Завертяева и ни одного репортажа из корпуса лучевой терапии с Учебной. Потому что стыдно, и я боюсь, что журналистов туда просто не пустят. Потому что именно здесь видно отношение к простым смертным. И, кстати, очень-очень быстро смертным.

Я промолчу про то, как и чем кормят пациентов в онкодиспансере, но я бы очень хотела, чтобы работники столовой с Красного Пути, 1 (здание областного правительства. — Прим. ред.) дали мастер-класс тем недоповарам, что готовят для онкобольных. И главное, что пищеблока в больнице на Учебной нет, а «еду» возят с Завертяева, и приезжает эта «не еда, а беда» уже холодная. Раздатчицы разводят руками: «Кто выиграл конкурс, тот и кормит». Да, наверное, этим все равно умирать, поэтому пофиг, чем их накормить, лишь бы подешевле. Это на деле показывает все прелести 44-го ФЗ (закон о контрактной системе в сфере закупок. — Прим. ред.). Хотя ещё 4 года назад онкодиспансер по праву мог гордиться своей столовой для пациентов!

Реабилитации тоже нужно ждать месяц. И за этот месяц никто не скорректирует лечение, ни у кого невозможно поинтересоваться состоянием своего здоровья и как-то облегчить свои страдания. Если человека тошнит и рвёт от «химических» таблеток, то говорят, что это нормально. Конечно, нормально, человек пьёт невероятные дозы яда, которые действуют не выборочно на онкоклетки, а на весь организм. Побочный эффект. Никто не подбирает новый препарат, если есть установленная аллергия на назначенный. А обычные нурофены не спасают от боли. И онкобольные ходят и просятся на приём, а их отшивают, всё списывая на диагноз и побочный эффект.

И не надо ля-ля про онконастороженность. Нет её ни у первичного звена, ни в государственных учреждениях здравоохранения, ни в частных клиниках. Никому твое здоровье не нужно, кроме тебя. 55-летняя омичка при диспансеризации сдала общий анализ крови, СОЭ (скорость оседания эритроцитов) в два раза выше нормы. Терапевт назначает антибиотики. Показатели снижаются, и женщина выходит на работу. За несколько месяцев она теряет в весе около 10 килограммов, появляются регулярные проблемы с пищеварением, с принятием пищи. Терапевт на голубом глазу говорит: «Что вы все пытаетесь у себя рак найти?». На операционном столе у хирурга-онколога пациентка оказалась, когда метастазы были уже в печени!

35-летняя омичка несколько лет ищет причину своего плохого самочувствия. Прошла не одно и не два учреждения, обратилась к десятку врачей, дважды была на так называемых диспансеризациях — и никто даже дообследование не назначил. Все показатели крови: гемоглобин, гематокрит, сывороточный гемоглобин — на нижней границе нормы или ниже. Тромбоциты и тромбокрит, наоборот, в два раза больше нормы два года подряд — никаких рекомендаций. Через год повышается уровень гормонов щитовидной железы (хотя предвестником этого мог стать тот же тромбокрит, и надо было бы рекомендовать пациентке дополнительно в динамике сдать анализ). Случается гипертонический криз при стабильно низком давлении (в 35 лет!), гормоны щитовидной железы значительно повышены, отёчность, показатель СОЭ — в полтора раза выше нормы! — и женщину со спокойной душой выписывают с больничного. Никакой настороженности, даже УЗИ почек и той же щитовидки не назначили (ну по скорой же почки посмотрели) и на анализ на антитела к ТПО не отправили, пока сама не выпросила. И да, возможность взять эти анализы у государственной поликлиники была только через 32 дня после выписки — талончиков нет. Дорогие друзья, вы и теперь будете на весь город заливать про настороженность? Про доступность медицинских услуг? Вы издеваетесь?

Поэтому и отношение к медицине, к врачам такое хамское, недоброе. Тут под горячую руку попадают и хорошие, и плохие, и руководители высшего звена, и простые санитарочки из стационара.

Ситуация с онкологией в Омске не выдерживает никакой критики. А сами пациенты в большинстве случаев молчат и не жалуются, потому что боятся, что им будет ещё хуже. Уважаемые руководители сферы здравоохранения, главные врачи, руководители отделений! Вы бесстыжие, бесчеловечные и циничные! Вы что творите? Не забывайте о том, что вы помогаете и должны соблюдать простую заповедь «не навреди». А ещё за каждого своего пациента вы получаете деньги. Из бюджета, из наших средств, из средств честных налогоплательщиков. И пугать обречённых людей — это ниже человеческого достоинства. Вопрос в том, есть ли оно у вас, если вы довели онкологических больных до страха, что может быть ещё хуже!!!

Согласны с автором?

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

    оцените материал

    • ЛАЙК38
    • СМЕХ0
    • УДИВЛЕНИЕ0
    • ГНЕВ4
    • ПЕЧАЛЬ18

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!