5 апреля воскресенье
СЕЙЧАС +4°С
Джакузи по-деревенски

Джакузи по-деревенски

Вы наверняка уже видели работы омского фотографа Алексея Мальгавко. Недавно его снимок из дома престарелых в селе Сосновское вошёл в список лучших фотографий недели по версии CNN.

Алексей родом из Тары, но сейчас живёт в Омске, снимает для Reuters, ИТАР-ТАСС, РИА «Новости». Фотограф специализируется на социальной тематике и, конечно, довольно часто рассказывает через свои снимки о жизни сибирской глубинки. NGS55.RU сделал подборку самых запоминающихся фотографий Алексея, которые тот снял в разъездах по Омской области, и попросил автора рассказать, как тот их создал.

Печь и безысходность

— Я был в умирающей деревеньке Устюгово на севере Омской области и зашел в один из жилых домов. По этой фотографии особо сказать нечего, она просто мне очень нравится. Люблю фотографии, которые живут без подписи. Сейчас этой деревеньки уже нет.

Устюгово, 2009 год

Устюгово, 2009 год

Русская баня

Какая же деревня без бани! Особенно после насыщенного трудового дня.

— Этот снимок сделан в деревне Бобровка, что в Тарском районе. Там живут обрусевшие латыши. Я уже лет десять езжу туда по разным поводам. Пожалуй, это лучшая деревенька в России. На снимке баня на колесах, которую срубил местный предприниматель Сергей Бенке для работяг на лесозаготовке.

Бобровка, 2009 год

Бобровка, 2009 год

Деревенская свадьба

У настоящих деревенских свадеб особый колорит — там нет тамады, лимузина, ресторана, фотографа. А нет, фотографы иногда есть.

— Снимок из серии «Свадьба без гламура». Если бы я получал деньги за все репосты этой серии, то с ипотекой было бы покончено. Мне очень хотелось найти самобытную свадьбу, чтобы люди праздновали во дворе дома. Для этого я обратился в одно из свадебных агентств: нужна была невеста, которая приобретала бы только платье и никаких больше опций: тамада, помещение, кареты и т. д.

Кольтюгино, 2010 год

Кольтюгино, 2010 год

Домашнее хозяйство

Трудно представить жизнь в деревне без домашнего хозяйства. Однако уход и содержание скотины отбирают почти всё свободное время, и в современном мире всё больше деревенских жителей отказываются от этого традиционного занятия, потому что сходить в магазин куда проще.

— Этот снимок, «Вечернее молоко», сделан во время репортажа о доярке из деревеньки Новоермаковка. В этой фотографии мне очень нравится тональность и цифровой шум, которые были характерны для первых моих камер. Технически сейчас камеры ушли, конечно, далеко и открывают новые возможности, но иногда небольшой брак лучше звенящего качества.

Новоермаковка, 2010 год

Новоермаковка, 2010 год

Труд

Работать в деревне привыкли. И пусть говорят, что деревня пьёт. Деревня не только пьёт, но и работает, и неподготовленному человеку может показаться совершенно немыслимым, как можно совмещать два этих дела в таких количествах.

— «На ферме». Эта фотография сделана всё в той же деревне Кольтюгино. Я участвовал в проекте журнала «Русский репортер» — «Россия за 24». И просто заехал на ферму среди рабочего дня. Все были заняты делом и на меня внимания не обращали.

Кольтюгино, 2010 год

Кольтюгино, 2010 год

Выборы

Выборы в далёких деревнях проходят совершенно по-другому. Там нет стационарных избирательных пунктов, зато есть собаки, которые не сильно рады непрошеным гостям.

Екатериновское, 2011 год

Екатериновское, 2011 год

Власть

Уж очень далека она от народа.

Большие Уки, 2016 год

Большие Уки, 2016 год

Больница

— Я снимал зиму в Сибири и случайно забрел в сельскую больницу. Там же был дом-интернат для одиноких людей, которые на краю земли в тайге доживали свои дни.

Атирка, 2012 год

Атирка, 2012 год

Мороз

Сибирь — это мороз и абсолютное спокойствие.

— Это была крещенская ночь, на улице было около –40, я ехал из Тары в Омск и вдруг увидел такое интересное явление. Думаю, не менее интересно оно выглядело сверху, над облаками.

Трасса Омск — Тара, 2016 год

Трасса Омск — Тара, 2016 год

Преодоление

Преодоление трудностей — вот чему действительно учит сибирская глубинка. Люди здесь привыкли ко всему и по большей части рассчитывают на собственные силы.

— Весенний паводок в Больших Уках. Житель поселка показывает, как добирается до своего дома на лодке.

Большие Уки, 2016 год

Большие Уки, 2016 год

Беда

Пожары — неотъемлемый спутник деревенской жизни. 

— Эту фотографию я сделал в городе Тара 1 января 2017 года. К сожалению, не обошлось без жертв.

Тара, 1 января 2017 года

Тара, 1 января 2017 года

Похороны

А вслед за испытаниями и бедами молчаливым спутником следует и всё остальное.

— Однажды я ехал по проселочной дороге и увидел, как ребята копают могилу. Так я попал на сельские похороны. Показывая жизнь русского села, сложно обойтись без сюжета о смерти. 

Тара, 2017 год

Тара, 2017 год

И снова безысходность и немного надежды

Жизнь в любой малочисленной деревне в большей или меньшей степени пропитана безысходностью. Но пока в деревне остаются дети, всегда есть надежда, что всё может измениться.

— Эту фотографию я сделал совсем недавно в деревне Сибиляково. На снимке — единственный ученик начальной школы Равиль Ижмухаметов. Как и при съемке гармониста и невесты, мне нравится ощущать, как я становлюсь незаметным. При первых наших встречах Равиль был напряжен и застенчив, и это было видно на фотографиях, но со временем он ко мне привык, а я смог следить за ним, как камера видеонаблюдения.

Сибиляково, 2019 год

Сибиляково, 2019 год

Ранее мы рассказывали о другом омском фотографе — Евгении Софийчуке, который отошёл от эстетики мрачных заброшек и через фотографии начал рассказывать истории людей. 

оцените материал

  • ЛАЙК114
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ23

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!