12 ноября вторник
СЕЙЧАС -2°С

Исчезающий деревянный Омск: в центре города разрушаются столетние дома

К проблеме пытается привлечь внимание омичка Ирина Зинкевич, но в одиночку спасти их тяжело

Поделиться

Здание начала прошлого века расселили год назад

Здание начала прошлого века расселили год назад

Корреспонденты NGS55.RU продолжают изучать, что происходит с деревянными памятниками архитектуры города. Накануне мы прогулялись по улице Почтовой, поговорили с местными жителями и оценили масштабы, не побоимся этого слова, трагедии, которая происходит с историческим наследием города.

Несколько жилых домов постройки начала прошлого столетия, которые в прошлом году расселили, сейчас пустуют и постепенно ветшают.

Дом на улице Почтовой, 37

Дом на улице Почтовой, 37

Но в одном из них живет семья. Людмила и Александр выполняют здесь функции сторожей. Они забили все окна, чтобы никто не мог проникнуть в дом, а сами заняли одну из пустующих квартир. Бывший дом пенсионеров сгорел пятнадцать лет назад, и с тех пор они вынуждены жить в съёмных комнатах. Мы попытались расспросить жильцов о том, как они здесь оказались, но они не захотели рассказывать подробности, а уточнили лишь, что в пустующее историческое здание их пристроила руководитель детской художественной студии «Скворечник», находящейся в соседнем здании.

Людмила, охранница выселенного дома

Людмила, охранница выселенного дома

Мы зашли в студию, чтобы расспросить её руководителя о том, каким образом она заселила семью в пустующее здание, а также поподробнее узнать о разрушающемся историческом квартале города.

— Хорошо, что вы зашли, по адресу, — с порога сказала Ирина Зинкевич, руководитель «Скворечника». — Я могу точно сказать про ситуацию здесь, про этот квартал.

Здание, в котором сейчас находится студия, администрация города предоставила десять лет назад. Тогда износ дома составлял 83%, а единственную пригодную для жизни комнату занимала секта пятидесятников. Ирина со своими сотрудниками несколько лет своими руками восстанавливала здание.

Здание детско-художественной студии «Скворечник», построенное в начале прошлого столетия

Здание детско-художественной студии «Скворечник», построенное в начале прошлого столетия

— Здесь не было ни потолка, ни стен, ни стёкол в окнах, ни крыши, ни подхода, ни коммуникаций — вообще ничего. Только шикарный сруб из лиственницы. За семь лет мы его выскребли, сберегли максимально. Делали всё своими руками и восстановили так, как было изначально. Мы максимально сделали, что смогли, и дальше не знаю, что делать. Ситуация здесь какая: брошенные коммуникации, которые 25 лет никто не ремонтировал. Мы в рамках своего объекта сделали всё, что можно. А в границах ответственности ПТСК (Предприятие тепловых сетей и котельных. — Прим. ред.) сейчас вот тут у нас 50 метров порванных гнилых труб, и это никому не надо. Они к нам приезжают, говорят: «Скидывайтесь на трубы, мы вам тут всё сделаем».

Комод в художественной студии

Комод в художественной студии

Помимо прогнивших коммуникаций район страдает от полного отсутствия освещения. Ирина обращалась в энергосбытовую компанию, но там женщине посоветовали решить проблему простым способом.

— «Покупайте столб, привязывайте его к своему счётчику, вешайте фонарь и платите за электричество». Тут ещё неподалёку Арбитражный суд, у них парковка на 15 машин, а бывает, съезжается по 150 машин, и превращают тут всё в свалку. Ни одной мусорки, ни нормальных коммуникаций. То состояние, в котором находится исторический центр — это немыслимо! Сакральное место, в котором начиналось историческое поселение! Это ужасно, — с сожалением констатирует женщина.

Как объяснили Ирине краеведы, в этом районе проходил почтовый тракт на Москву и Сибирь, и где-то поблизости стоял столб, с которого начиналась точка отсчёта расстояний от Омска.

— У нас в Омске на данный момент историческую ценность представляют именно деревянные жилые постройки начала прошлого века, которые были в квадрате, где мы сейчас находимся. Это историческая Казачья слобода. Это то место, с которого начиналось жилое поселение Омска, — рассказывает педагог. — Омск начинался сначала с крепости — сооружение, которое поставил Бухгольц для защиты. А город сам начинался с Казачьей слободы, это как раз вот эти улицы — Слободская, Почтовая. Этот квадрат — исторический, как начало поселения, там, где стал образовываться город как таковой, как жилой.

Ещё одно историческое здание на соседней улице Успенского

Ещё одно историческое здание на соседней улице Успенского

Вопросом восстановления культурного наследия руководитель художественной студии занимается уже давно. Интерес к этому привил учитель Ирины, омский художник-шестидесятник Геннадий Штабнов, который пытался сохранить деревянное зодчество города. Он сделал большое количество фотоматериалов деревянного Омска. Делал проработанные макеты зданий с декоративными элементами, чтобы потом по ним можно было восстановить первоначальный облик здания. Был даже выпущен фотоальбом «Деревянное зодчество Омска», правда, не в нашем городе, а в Прибалтике.

— Из тех работ, что делал Штабнов, мы уже не видим большинство того, что я видела студенткой. К 300-летию города мы бились, чтобы власти обратили внимание на это поселение, памятники архитектуры деревянного зодчества. Никто не услышал. На сегодняшний день из 60 уцелевших в городе памятников 30 находится на грани полного исчезновения, — говорит омичка.

Ирина показывает картину Геннадия Штабнова с изображением скворечников

Ирина показывает картину Геннадия Штабнова с изображением скворечников

А год назад администрация города по программе переселения из ветхого жилья расселила два соседних двухэтажных здания начала прошлого века. И несмотря на историческую ценность, которая подтверждается даже табличками, прикреплёнными на фасад каждого из зданий, они продолжают стоять в запустении.

— Год назад расселили эти два дома, 34 и 37. На моих глазах их начали разбирать. То, что вы снимали бабушку — это мы упросили городские службы поселить туда семью, чтобы прекратился разбор дома, потому что здесь стали собираться всякие странные элементы, а у нас тут три детских сооружения в округе — станция юных техников, садик и мы. Здесь дорога в школу и безопасность детей. Уже были прецеденты, когда в этих домах непонятно что творилось. Я стала обращаться к депутатам Горсовета, общими усилиями посадили туда людей, которым сейчас жить негде, и они за этим всем присматривают, — рассказала Ирина о появлении в расселённом доме семейной пары.

После расселения соседних домов у Ирины возникла идея по формированию в этом районе общественного культурного пространства.

— В прошлом году мы сделали не просто проект восстановления, а проект наполнения этих объектов. Там был обстоятельный анализ с экспертами того, что происходит с памятниками. Я понимаю, что всё мы уже не спасём, но мы предлагаем в городе выделить несколько очагов, где есть что спасать. Предложили по типу кварталов, которые есть в Иркутске, Тобольске. Горсовет принял все предложения по стратегии развития, которые мы внесли.

Ирина предложила создать на исторической улице города культурный квартал «Город детства».

— Здесь улицы, которые не подвергались конструктивным изменениям. Здесь сама улица может быть объектом культурной охраны. Она не распахана, по ней нет движения. Это такие старые «камерные» уголки Омска, которые во всех городах пытаются сохранить и гармонично вписать в городскую среду. У нас этот вопрос по каким-то причинам постоянно сходит на нет, — с сожалением говорит Ирина. — Мы бы могли здесь сделать открытое арт-пространство, в которое люди могли бы приходить на фотосессии, художники приходить на пленэры. У нас дети из художественных школ здесь сидят, простите, в этой помойке — руководители их приводят рисовать элементы зодчества, наличники. Но это стыдно, когда мы детей приводим в исторический центр города, и он находится в таком состоянии.

У Ирины есть документы, которые она подготовила для презентации своего проекта

У Ирины есть документы, которые она подготовила для презентации своего проекта

В прошлом году торговый центр «МЕГА» возил сюда детей на экскурсии, но женщина попросила это прекратить, чтобы дети не смотрели на свалки, которые образуются вокруг пустеющих зданий.

— Что, состояние разрухи показывать детям? На чём воспитывать? Надо привести в порядок, чтобы детям показывать, — объясняет свою позицию педагог. — Я понимаю, у города нет денег, но есть же федеральные проекты, есть средства на городскую комфортную среду, какие-то гранты. Но нужно думать что-то сообща и решать. Просто я эту тему тяну уже семь лет, и я понимаю, что, если я сейчас уйду отсюда со своими детьми, то тут просто всё подожгут. Потому что мы здесь каждый день, включая выходные, как-то контролируем объекты. Если что-то где-то, я вызываю соответствующие службы.

Разрушающиеся хозпостройки в историческом центре Омска

Разрушающиеся хозпостройки в историческом центре Омска

Недавно Ирина обратилась в Новосибирск, в электронную приёмную полпреда президента по Сибирскому федеральному округу, чтобы он посодействовал Омску в решении проблемы с историческими зданиями, но там порекомендовали обратиться к мэру Омска.

— А какой мне смысл идти к мэру? У города денег нет. Я предложила инициировать муниципальные слушания, чтобы этот квартал привести в достойный вид. Довести памятники до логического завершения, а не убивать их, как, вы видите, они сейчас стоят. Его сейчас доведут до такого состояния, что его разберут или подожгут, — вспоминает омичка, как вопросы с культурным наследием решались в недавнем прошлом. — Потом его спишут, и в центре возникнет какой-то объект. Мы предлагаем проект использования и наполнения памятников и введение их в культурную жизнь города. Почему нужны муниципальные слушания? Потому что здесь необходимо решать ряд вопросов, которые одна [мэр Омска Оксана] Фадина решить не может. У меня задача делать, а не бороться с ветряными мельницами. Я готова запускать музеи, участвовать в рабочих группах, предлагать идеи, планы реализации, вести переговоры, но притом, что у города будет к этому интерес. Мы пытаемся вывести проблему в рабочую плоскость, чтоб люди задумались над этим и поработали. Наша задача — чтобы для детей, которые приходят и обучаются в этом квартале, была создана какая-то достойная ситуация, просто элементарное наведение порядка в городской среде.

По словам женщины, в Москве, Санкт-Петербурге и других городах практика передачи памятников архитектуры очень распространена. Здания продаются за 1 рубль, но новый собственник обязуется полностью восстановить исторический облик здания.

— Если бы они были у меня в подведомстве, я бы уже давно привлекла людей, но я не имею этих полномочий. Есть крупные компании, которые готовы качественно сделать и отдать часть здания под музеи. У нас в России многие солидные организации заходят в исторические здания — это, считается, престижные места. Почему я предложила муниципальные слушания? Потому что необходимо отработать механизм передачи зданий. Это работа и законодательной, и муниципальной власти. Причём это должно идти как-то советуясь с обществом, чтоб не было так, что кто-то протащил проект, на этом заработал и непонятно что из этого сделали. Мне тоже не хочется навредить. Поэтому это должно быть открытое публичное пространство.

Добавим, что весной в интервью NGS55.RU директор депимущества Дмитрий Махиня рассказывал, что в собственности города было около 70 объектов культурного наследия, за часть из них отвечают учреждения или арендаторы, но 12 объектов на тот момент пустовали. Был разработан проект решения Горсовета о льготной арендной плате (рубль за квадратный метр), но с условием, что арендатор восстановит объект. Однако, по его словам, это возможно только для нежилых зданий, а жилые по статусу дома нельзя предоставить инвесторам. 

— Тут мы будем искать выход: изыскивать средства, чтобы отремонтировать объект, потом переводить его в нежилой фонд, потом предлагать потенциальным арендаторам — возможно, для кафе, ресторанов, гостиниц, — пояснял он, однако, очевидно, реального решения этой проблемы так и не нашли.

оцените материал

  • ЛАЙК 9
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Коренной
7 ноя 2019 в 11:06

Вы в своём уме сохранять эти полуразвалившиеся барако-сараи??? Никакой исторической и архитектурной ценности они не представляют.

Евгений
7 ноя 2019 в 14:31

Деревянные памятники-это память поколений нашего народа, историческое и культурное наследие нашей страны. К большому сожалению в России сейчас делают что-нибудь только тогда, когда это приносит деньги и политические дивиденты. На все остальное смотрят сквозь пальцы.Повсюда царит равнодушие, жажда наживы, эгоизм, потребительское отношение. Большинство живёт по принципу моя хата с края. Что мы оставим будущим поколениям детей и внуков?! Выжженную землю и совесть?
Давайте поддержим инициативы по сохранения деревянного исторического центра и лично смелую и самоотверженную женщину Ирину Валерьевну, на таких людях ещё держится земля Русская!

Екатерина
7 ноя 2019 в 16:50

Почему-то не все понимают, что с разрушением памятников деревянного зодчества разрушается и наша русская идентичность... А ведь в этих деревянных домах с наличниками конца 19-начала 20 века хранится то, что мы должны сберечь сами и передать будущим поколениям: основы художественной и строительной культуры русского народа, начиная со славянских времен, любовь русского человека к труду, к земле, к природе. Нельзя допустить, чтобы ценности культурного наследия Царской России ушли безвозвратно. Хочется, чтобы вопрос сохранения Казачьей Слободы встал у властей города и области на повестку дня! Ведь у нас такой красивый город с историей; хочется, чтобы наш город стал ухоженным, уютным и культурно-ориентированным городом для жизни. Омск и его наследие нуждается в любви и защите властей и его жителей как никогда!!