10 декабря вторник
СЕЙЧАС -6°С

«Обитель зла» или городская легенда: прогулка по омской Биофабрике

Корреспондент NGS55.RU Александр Зубов знакомит читателей с городом в рубрике «Неизвестный Омск»

Поделиться

Про Биофабрику просили написать многие читатели

Про Биофабрику просили написать многие читатели

После того как «Неизвестный Омск» стал сериалом, читатели стали просить меня рассказать о различных районах города. Среди этих просьб лидировал посёлок Биофабрика, находящийся за виадуком на десятилетии, неподалеку от ИК-6. Неясно, с чем связан интерес к этому району — с тем, что люди сами там живут, или с тем, что хотели бы узнать этот район города поближе, а может быть, и с городской легендой, которая есть про этот поселок. Так что сегодня у нас рубрика по заявкам читателей. Я покажу вам неизвестную Биофабрику.

Биофабрика сейчас — это прямая улица длиной 600 метров, начинающаяся у съезда с виадука, с расположенными с двух сторон от неё домами. Раньше на ней были в основном бараки высотой в два этажа, но встречались и пятиэтажки. Сейчас здесь высятся кирпичные новостройки, в которых продают достаточно дешевые квартиры. Ну, это если сравнивать с другими районами города.

Здание на фото — это легендарный «Киновидеоцентр», который появился в 1920 году вместе Омской губернской фотокиносекцией. Помню, как в школьные времена нас водили сюда смотреть «Братьев Карамазовых» по Достоевскому (три серии, Карл!) и демонстрировали фильм о вреде наркомании. Боги, это были лучшие фильмы, что я видел. Хочу вернуться обратно и пересмотреть их снова (нет). В «Киновидеоцентре» также можно посмотреть «Броненосец Потёмкин» 1925 года, «Бесприданницу» 1935 года, и «Детство Горького» 1938 года — в общем, все молодежные хиты. Здесь же находятся единственный в регионе Музей истории Омского кино, а также Музей омского рока. В первом музее представлена техническая аппаратура, атрибутика, множество афиш со времён зарождения кино, а во втором — экспонаты, связанные с рок-группами.

На въезде в посёлок Биофабрика находится Омский референтный центр Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору. Вот такое сложное название. В нём следят за вопросами ветеринарии, карантина и защиты растений, семеноводства, агрохимии, плодородия почв, качества и безопасности зерна, круп, комбикормов и компонентов для их производства.

Здание биофабрики находится в самом конце улицы, но я хочу сначала рассказать про него, поскольку оно дало название посёлку и улице, а также подарило Омску городскую легенду. Построено здание в 1963 году. До 2004-го в нём находилась омская биофабрика, которая производила вакцины и другие биологические препараты (в основном для диагностики и лечения заболеваний животных), но потом её закрыли по неизвестным причинам. 

Есть городская легенда в духе фильма «Обитель зла». Говорят, что на территории фабрики произошла авария и какие-то препараты разбились. Из-за этого страшные вирусы выбрались на свободу и произошло заражение. А персонал фабрики якобы очень быстро покинул её, побросав там все вещи, в том числе личные. Вот такая страшилка. Официально она нигде не подтверждена. На территории сейчас остались только охранники, которые в здание заходить не хотят и никого туда не пускают. Кивками, вздохами, намеками и глубокими затяжками сигаретного дыма они дали понять, что в каждой шутке есть лишь доля шутки. Сейчас здание принадлежит предприятию «Стройбетон», и никакие вакцины там не производятся.

Кстати, осенью 2004 года, после того как Омский арбитражный суд рассмотрел дело о банкротстве биофабрики, её реорганизовали. На её территорию не раз проникали сталкеры, охочие до заброшенных зданий. И что самое интересное — на предприятии они и вправду нашли массу брошенных вещей: верхнюю одежду рабочих, аптечки, журналы.

Как рассказали местные жители, здание находится «на проветривании». По их словам, еще в 2012 году его хотели отдать под школу, но, видимо, еще не всё выветрилось. Интересно, хорошо бы учились дети в такой школе?

Сейчас здание выглядит удручающе — абсолютно все окна в нем разбиты, а крыша проломлена и провалилась внутрь. Создается впечатление, что это сделали специально, чтобы действительно его проветрить. Сама биофабрика выглядит как локация к компьютерной стрелялке про войну. Здание натурально как после обстрела артиллерии.

Вокруг фабрики и в её помещениях вполне можно было бы снять какой-нибудь хоррор, кино про постапокалипсис или новый фильм Быкова. Картинка вышла бы очень натуральная.

Хотя остальные здания, оставшиеся с момента появления биофабрики, выглядят не лучше. В этих двухэтажных бараках когда-то жили рабочие фабрики. Сейчас кто-то из них уехал, кто-то остался. А дома выглядят так, будто и правда перенесли биологическую аварию. Рыжие здания с проплешинами отвалившейся краски явно не видели ремонта с момента своего появления. Помню, как катался здесь на велосипеде и выяснил такую вещь: возле домов стояли телефонные автоматы и, если снять трубку и приложить к уху, можно было слушать телефонные разговоры местных жителей.

Вокруг старых домов сейчас грязно. Здесь много дикорастущих деревьев и молодняка, а среди старой листвы и поломанных веток, которые никто не убирает, валяется мусор — в основном пивные бутылки.

Округа этих домов выглядит как показанная в молодёжной комедии «Евротур» Братислава, то есть как пародия на жизнь в глубинке Восточной Европы. За тем исключением, что это правда, а не кино.

В самих домах подъезды с деревянными лестницами и перилами. Здесь ничего не изменилось за полстолетия. Несмотря на это, в подъездах живописно, в них есть дух старины и ушедшей эпохи. Вот так входишь за дверь и будто попадаешь в другое время и другую страну.

На стенах одного из подъездов, видимо, тренировался юный художник-граффитист. До знаменитого Бэнкси ему еще далековато, но оформить альбом какой-нибудь местной рэп-группы он уже вполне сможет.

Вокруг дома царит какая-то странная атмосфера. Здесь одновременно уютно и лампово, но при этом как-то некомфортно. Так и ждешь, что из-за угла выйдут парни, которые спросят, с какого ты района.

За углом дома, у гаражей стоял мужчина и покрывал серой краской металлические турники и брусья. Ему помогал внук. Советом.

— У нас тут спортивные снаряды, баскетбольные кольца, щиты, брусья, турники, кольца. Красим их, подготавливаем к установке. Вон там — детская горка. Всё это будет здесь стоять. Распределим по дворам на Биофабрике. Это от бывшего клуба ДОСААФ при заводе Попова осталось. Нас оттуда выгнали. Это всё дети своими руками делали — внешкольная работа, которая развивает технически, — объяснил Александр Александрович, который раньше руководил клубом юных мастеров.

Детская горка, про которую упомянул Сан Саныч, оказалась настоящим произведением искусства. Уверен, что с такой горки не отказалась бы прокатиться и сама матерь драконов Дейенерис. Вот так выйдешь за угол дома, а там тебя встречает этакий Змей Горыныч. Можно и испугаться, особенно если вспомнить легенду о биологической катастрофе на местной фабрике.

Многие местные жители жалуются на отсутствие магазинов поблизости. Я прогулялся по Биофабрике и такого дефицита не заметил. В самом начале улицы находится известный каждому омичу супермаркет, а поблизости стоят несколько павильонов а-ля «продукты у дома» и «фрукты». Единственное, что бросилось в глаза — это отсутствие магазинов с разливным пивом в каждом подъезде. Эта омская мода обошла Биофабрику стороной. Ну, и ни одной аптеки я не встретил.

Во дворах на детской площадке прогуливались с коляской Кристина и Елена. Они рассказали, что в районе живут относительно недавно.

— Мы живем в новом доме, нам всё нравится. Жаловаться нам не на что. Район спокойный, никакого криминала мы не слышали. Ну, мы и не гуляем тут особо по вечерам. У кого есть машина — тем вообще удобно. Хотелось бы, чтобы тут были садик и школа. Пока нет ни одной. Ребятам приходится ездить на 20-ю Линию, — поделились девушки.

«Мусорок, не шей мне срок, прокурорчик между строк», — играло из портативной колонки у двух молодых жителей Биофабрики, которые беззаботно качались на качелях под коктейль из рэпа и шансона. Интересно, за что им можно шить срок? За двойку по математике или за невыученный стих? Щурясь, на них смотрела местная бабушка, следящая за порядком во дворе. Она явно не одобряла их музыкальный вкус. Парни что-то обсуждали и спорили, не иначе новое ограбление банка или громкую аферу. «А я по району под покровом ночи прорываюсь к дому, хочу тебя очень», — надрываясь пел исполнитель. Я, покачивая головой под бит, пошел дальше.

Вообще, у Биофабрики слава достаточно криминального района. В пору моей школьной молодости старшие пацаны не советовали сюда соваться. Сейчас, по словам местных, всё изменилось. Многие связывают это с тем, что снесли большую часть бараков, в которых жили последователи субкультуры «АУЕ».

— Раньше да, можно было получить. Могли ограбить буквально за пару соток. А сейчас здесь все жители в основном новые, хорошие люди, положительные. У всех семьи, дети. Это раньше тут был зек на зеке. Такие, как в кино: «украл — выпил — в тюрьму». Сейчас таких минимум. Район и район стал, не опаснее, чем остальные. Я недавно иду домой с работы в десять вечера, мне навстречу человек восемь парней. Я всю жизнь здесь живу, а никого из них не знаю. Прикидываешь? Я говорю: «Парни, я двоих-троих точно положу». А они мне: «Дядя, успокойся, иди, куда шел». Понял? Я уже «дядя». Единственное — закладчики всякие, наркоманы. Но они просто роются в роще тут, что-то фотографируют. На них никто внимания не обращает. Конченые они, — поделился Владимир, спешащий домой с бутылкой коктейля.

В одном из дворов Биофабрики мне встретился вот такой интересный транспорт. Не очень подходит для омской осени и зимы, конечно, зато весьма оригинально. Вообще, для автолюбителей здесь раздолье: во дворах новых домов учли нынешнюю ситуацию, и с парковкой проблем нет. Никто здесь не ставит машины у подъезда и не паркуется на песочнице — места и так хватает. Но, несмотря на это, отдельные личности всё же хотят нарушать ПДД и паркуются на местах для инвалидов при полностью свободной парковке.

За пятиэтажкой, которая появились тут задолго до новостроек, раскинулись огороды и палисадники. Всё четко огорожено и облагорожено. Сажают тут не только картошку, но и более благородные культуры и растения.

Кроме огородов, жителям окрестных домов отлично видно частный сектор и железную дорогу, а тем, кому повезло больше всего — и виадук с колонией.

«А из нашего окна водонапорная башня видна, а из вашего окошка — биофабрика немножко», — вот так я перефразировал классика. Еще совсем недавно в Омске (а в некоторых местах и до сих пор) за водоснабжение отвечали водонапорные башни. В городе их осталось около пятнадцати штук. В Омске и тогдашнем пригороде водонапорные башни появились в связи со строительством железной дороги, в конце XIX века. Паровозам требовались постоянные заправки водой, которая выкипала из их котлов, поэтому на каждой станции обязательным атрибутом стали красивые каменные башни, через которые вода шла к паровозным колонкам. К сожалению, большинство омских башен сегодня не используются и поэтому стоят в запустении. У многих даже крыш нет. Больше всех повезло башне в СибНИИСХозе — её приспособила под свои нужды «Антенна-7». Нормально себя чувствует башня на Гусарова — у неё официальный статус памятника архитектуры и есть собственник, «Водоканал», как и у башни в депо. У бывших промышленных водонапорок ситуация печальная — почти все они брошены.

А здесь конечная остановка 59-го маршрута, которая так и называется «Биофабрика». Это единственный маршрут, который сюда едет. Остановочного павильона тут нет. Дело в том, что 28 декабря 2017 года росгвардейцы задержали здесь двух мужчин — они с помощью лома разбирали одну из остановок. Нет, они не были недовольны работой общественного транспорта. Просто хотели сдать остановку на металлолом. Находчивых сторонников движения «АУЕ» доставили в полицию, где выяснили, что оба уже были судимы за кражи. Лом у них, кстати, забрали. Вот так — пошли за железом, а у самих ещё и лом забрали. Настоящее «ограбление по-русски». Части остановки, спрятанные в соседней лесополосе, позже находили местные жители.

Неподалеку от остановки стоит частный дом, возле которого навалены мои любимые поддоны. Я уже понял, что это верный признак любого особняка в Омской области. Если у вашего дома нет поддонов, то это точно не коттедж. Уж поверьте моему опыту. В доме живет мужчина с супругой. Он сначала принял меня за закладчика, а потом, узнав о цели визита, начал вспоминать различные истории про Биофабрику. Но его рассказ прервала вышедшая из дома жена.

— Знаете, а мы не будем ничего рассказывать. Без комментариев. Не надо откровенничать, — сказала женщина и буквально за руку увела своего мужа домой.

Я не стал спорить, тем более что у мужчины есть еще один охранник. Пусть и не такой серьезный.

Если пройти чуть дальше, за остановку, то можно увидеть саму биофабрику и промзону, которая начинается сразу за ней. Вдалеке дымят трубы ТЭЦ, кругом бетонные заборы, автомагазины и какие-то цеха и предприятия.

Мужчина, прогуливающийся по дороге с пакетом, представился Алексеем Васильевичем Еремеевым. Он рассказал, что 38 лет проработал на биофабрике разнорабочим, но ни о каких авариях и вырвавшихся наружу вирусах не помнит. Я уже было расстроился — городская легенда разрушена, — но мужчина меня успокоил: оказывается, у него проблемы с памятью, и он в принципе ничего особо не помнит, кроме своей молодости.

— Шут его знает, сынок. Я не помню ничего. Что там только ни было на этой фабрике, может, и убегали эти вирусы. Но утверждать не буду. А то скажут потом, что старик спятил. Давай, я лучше про себя расскажу, — заявил мужчина и поведал историю, по которой можно было снять неплохой фильм. 

Там и сельские вечёрки, и погони на полуторках, и амнезия от падения с моста, и семейные драмы, и деревенские ухаживания. Интересная жизнь у Алексея Васильевича. Советую сценаристам с ним пообщаться, он часто гуляет на Биофабрике. Но если что — я в доле.

А Биофабрика, выходит, и правда опасный райончик — преступления тут грандиозные: если воровать — так остановку, если разувать — так грузовик.

Наверное, поэтому местные автолюбители предпочитают хранить авто в гаражах. Их тут целый кооператив. Сейчас всякие урбанисты и прочие варламовы ругают такие места, но им-то не понять, куда еще уходить мужику из дома после смены на заводе. Сколько семей держится на этих гаражах. Сколько здесь пережарено шашлыков, сколько пар здесь образовалось и сколько детей зачали! Пусть себе стоят эти гаражи, а в них — машины. Лучше здесь, чем на газоне.

Вокруг Биофабрики растет натуральный лес. Видно, что он любим местными жителями. В нем не особо намусорено, тут и там следы от посиделок и шашлыков. Под одним из живописных деревьев устроилась пара песиков. Я не стал влезать в собачьи дела и пошел дальше

Рядом с рощей — детская площадка. Наверное, местным детям это дает огромный простор для игр: вышел из дома — а там целый парк! И у мамы с бабушкой под присмотром.

Через рощу проходит несколько неведомых дорожек, которые пересекают следы невиданных зверей. Не знаю, сидит ли на ветвях этого дерева русалка, но арка, созданная природой, пришлась в тему. Тут и велосипедисту интерес, и прохожему разминка: хочешь пройти — кланяйся.

— Да нормальный район. Я здесь всю жизнь проработал. Сейчас район точно не криминальный, особенно как бараки расселили. Новые жители все семейные, кому тут хулиганить? Это в бараках было, да. Сейчас и местных, старых, тут почти никого не осталось. Но вот когда их расселяли, дома рушить начали — я увидел, как они построены. Это что-то: стены широченные, кирпичные, потолки высокие. Если бы за ними следить, они бы еще сто лет простояли. Я в таком доме квартиру снимал когда-то для собаки: я здесь работал, и мне удобно было, что она рядом — выгуливать там или что. Иногда самому переночевать. Ни она, ни я не жаловались. Нормальный район, — рассказал Анатолий Дмитриевич.

На Биофабрике нет детсада или школы, местные дети ездят в ближайшие школы № 48 и 90 на 20-ю Линию. Зато здесь находится центр социального обслуживания населения «Пенаты». В него могут ходить пенсионеры, инвалиды и дети, у которых различные сложные жизненные ситуации. Здесь и культурные кружки, и кинотерапия, и другие программы, которые помогают людям. А во дворе находится хорошая детская площадка.

Этот монумент находится на въезде на стадион «Молния». Там сейчас есть спортзал, несколько спортивных секций, баня и сауна. На самом стадионе занимаются футболисты и легкоатлеты. Не так давно футбольное поле стадиона обновили — здесь появилось современное искусственное покрытие и система подогрева.

Рядом со входом на стадион находится частный дом на четыре хозяина. Правда, сейчас в нем по факту живут три семьи.

Мне открыла дверь 68-летняя Тамара Викторовна Чухарева, которая уже давно живет в этом доме. Она всю жизнь проработала на биофабрике, из-за чего у нее болят ноги — работать приходилось в цехах, где всегда было холодно.

— Я живу здесь 30 лет, а дом построен в 1954 году. Пенсия 11 тысяч... Мой муж работал юристом на биофабрике и получил этот дом. И я работала там, в подготовительном цехе. Этот район родился только благодаря биофабрике. А с 2003 года она не работает. Единственная фабрика такая была. Перестроечка «помогла». А этот дом должны были расселить. А меня обманули. У нас над головами ходили краны. Обещали — как дом соседний, новый, сдадут, нас туда переселить. Стройка закончилась, а я всё ещё тут. Был бы муж жив, не обманули бы так нас в администрации. Восьмой год уже жду. А район хороший, не криминальный. Сейчас вообще хорошо. Раньше мы всей Биофабрикой праздники праздновали, гуляли, собирались. Сейчас уже не так. Но новые люди тоже хорошие, помогают мне. Спасибо им. Тут единственное — с транспортом и со школами проблема: их просто нет, — поделилась женщина.

Тамара Викторовна угостила меня кофе со вкусным пирогом и еще долго рассказывала про себя, свою семью и судьбу, связанную с биофабрикой.

— Тамара Викторовна, а была авария здесь? Утечка вируса?

— Никаких аварий и утечек там не было, это вымысел, — хитро взглянув на меня, с улыбкой сказала пенсионерка, и я сразу понял, что городская легенда жива.

оцените материал

  • ЛАЙК 15
  • СМЕХ 1
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 4
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
9 ноя 2019 в 10:27

Эти двухэтажные дома только обитатели делают бараками-сараями. Построены они очень добротно. Это фактически таунхаусы. В одном из снесенных домов жил мой друг. Перед сносом мы с отцом приехали, чтобы демонтировать половые доски. Они были сделаны из вечной лиственницы и прибиты кованными гвоздями. Доски пошли на пол в дачной беседке.

ленка
9 ноя 2019 в 08:34

Дааа уж... Не зря здесь квартиры копейки стОят. Одни зеки и наркоманы вокруг. Уж лучше взять хату в порт-артуре или завертяева, чем в этой дырище с видом на зону и тэц5!!! Худший район города, вангую. Одна дичь там...

Фото пользователя
12 ноя 2019 в 13:35

Хорошо, что вы приехали в Братиславу летом. Зимой она показалась бы вам слишком депрессивной. )))