11 августа вторник
СЕЙЧАС +27°С

«Села в троллейбус и начала рыдать»: омичка о жизни в элитном районе Сиднея и возвращении на родину

Девушка три года прожила в Австралии, но решила вернуться обратно в Омск

Поделиться

Попугаи в Австралии такое же обычное животное, как у нас голубь

Попугаи в Австралии такое же обычное животное, как у нас голубь

NGS55.RU продолжает рассказывать об омичах, уезжавших жить в другой город или страну, а затем вернувшихся домой. В прошлый раз мы писали об омичке, прожившей шесть лет на Брайтон-Бич в Нью-Йорке. Сегодня расскажем историю из другой части света — Австралии.

Анастасия три года прожила в элитном пригороде Сиднея, но так и не стала своей в солнечной Австралии. Богатый район, семейный бизнес мужа, океан и регулярные вечеринки: что могло пойти не так? Мы пообщались с девушкой и расспросили о жизни в этой далёкой стране.

История её переезда отлично отражает наше время. В интернете девушка познакомилась с жителем Австралии. Несколько лет они общались, ездили друг к другу в гости и в итоге решили пожениться. Анастасия училась в медицинской академии и сразу после её окончания переехала в Австралию.

— Общались ещё со школы. На четвёртом курсе завязались отношения. Он приезжал в Россию, я ездила к нему в гости. И под конец моей учёбы мы решили пожениться, — говорит девушка.

«Как россыпь сверкающих бриллиантов, невообразимое, сумасшедшее небо»

И первые впечатления от нового континента были просто восхитительными.

— Климат шикарный. Когда у нас лето, у них зима. Летом +25…+35, зимой около +10…+15, но близость к океану, сильный ветер, влажность — ощущается, наверно, как наши –15. Но это быстро проходит — месяц-два, и начинается весна. Температура океана около +20, но на каждом пляже есть бесплатный бассейн, в котором вода очищается и подогревается.

Для отдыха и беззаботного времяпрепровождения Австралия — идеальное место.

— Деликатные улыбчивые люди, чистота, наличие океана, наличие огромного количества развлечений, мест, где можно вкусно покушать, разнообразная кухня, ночная жизнь, много молодёжи. Никто не сидит дома. Все выходят в рестораны, в кафе, на прогулку. Нет такого, что после работы ты идёшь домой и тухнешь за телевизором. Там же британская культура — это пабы, общение, нахождение в обществе: поесть, поговорить, во что-то сыграть, куда-то сходить.

Ещё девушку поразило австралийское небо.

— Там совсем другое небо в принципе. Если выйти ночью, ты увидишь этот Млечный Путь. И он как россыпь сверкающих бриллиантов, невообразимое, сумасшедшее небо. Оно более яркое и больше звёзд, другие созвездия.

Из-за того, что Австралия находится в южном полушарии, луна там растёт в другую сторону, а вода в раковине закручивается по часовой стрелке.

«Решил подразнить рыбу, которая почему-то его не боялась. В конечном итоге фонтан крови»

Большая часть Австралии — это безжизненная пустыня. Но вот узкая полоска восточного побережья поражает разнообразием флоры и фауны.

— Очень много всякой разной живности. По вечерам много скатов, они прибиваются к берегу и ждут, пока ты выйдешь с ними поиграться. На проводах сидят пеликаны. Пойдёшь на работу, вокруг будут маленькие кенгурушки прыгать. Вечером опоссумы бегают по деревьям. Много-много кроликов, они там как бешеные плодятся, ты идёшь вечером, они врассыпную от тебя разбегаются. На побережье замечательные цветы, растения, пальмы, всё что хочешь. Австралия запоминается тем, что постоянно поют какие-то птицы, шумит океан и постоянное благоухание цветов и растений.

Однако местная фауна может быть не только милой, но и достаточно опасной.

— В туалете с утра обязательно увидишь пару пауков, — Настя показала размеры пауков, но мы не испугались. — Чем больше, тем лучше: маленькие — они, наоборот, более опасные. Очень много рыбы. Был казус: Ёрик (так Настя называла мужа, полное имя Уорвик. — Прим. ред.) выпил и решил подразнить рыбу, которая почему-то его не боялась. Все закончилось тем, что я повезла его в больницу. «Какая веселая рыбка, давай мы ее потрогаем. Можно я почешу её за пузико». В конечном итоге фонтан крови. Ёрик зеленый, я его вытаскиваю, сажу в машину; слава богу, больница была рядом. Я затаскиваю его туда всего зелёного, его откачивают. Он напоролся на какой-то ядовитый шип, который остался в нём. Я не знаю, что это было, но было весело.

Австралия — райское место, но только для тех, у кого есть работа и зарплата для поддержания такой жизни. А с этим у Анастасии сразу возникли проблемы.

— Когда я ездила туда как гость — это одно. Но когда переезжаешь на постоянку — это совсем другое. Конечно, первый месяц ты находишься в эйфории, второй месяц начинаешь привыкать, третий месяц — депрессовать. По той причине, что ты не можешь найти себе дело, чем заниматься. И очень трудно найти работу, несмотря на то что у тебя очень хороший английский, хорошее образование.

«Прооперировали, полдня побыл и пошёл домой, потом приходи, мы тебя посмотрим»

Муж девушки был родом из соседней Новой Зеландии, но за несколько лет до знакомства с Анастасией переехал с родителями в Австралию. По договору между странами граждане соседнего острова имеют абсолютно такие же права, как и местные жители. Но вот их супруги никакими благами уже не пользуются. У Анастасии были ограничения по визе, из-за которых она не могла себе позволить учиться в местном вузе, чтобы подтвердить свой диплом дантиста.

— Чтобы учиться или доучиваться, мне надо было в Омске продать квартир пять, наверное, — смеётся Анастасия. — На это ушло бы года три и много денег. Потом бы это всё окупилось. Но мне неоткуда было брать эти финансы.

Если бы муж Анастасии был австралийцем, то она спустя два года тоже получила бы гражданство и, со слов девушки, всё могло пойти совсем по-другому.

— У меня очень много проблем решилось бы. У меня были бы совершенно другие тарифы на учёбу, бесплатное медицинское обслуживание, совсем другие налоги. А с этой визой я всегда висела никем — подругой жителя соседнего государства. Мне пришлось взять себе страховку, которая только через год стала что-то более-менее выплачивать. А естественно, заболела я в первый год. То есть за все приёмы врачей я платила по полной.

Так, за приём обычного терапевта приходилось платить 50 долларов, а узкопрофильного специалиста — 200. Полечить зуб — от 500 до 2000 долларов. Скорую в Австралии вызывать не принято. Она ездит только на какие-то по-настоящему неотложные вызовы типа аварий и других чрезвычайных происшествий.

— Я там ни разу не видела скорую. Если надо, тебя отвозят родственники или друзья. Ещё там нет таких тенденций, как у нас, чтобы полежать недельку. С тобой разобрались и выпнули: долечивайся дома, быстрее заживёт. Прооперировали — полдня побыл и пошёл домой, потом приходи, мы тебя посмотрим.

«Здесь ты никто, мы тебя спрашиваем, умеешь ли ты держать отсос. Засунь куда подальше свои дипломы и посмотри на себя с другой стороны»

Не имея возможности подтвердить свой диплом, девушка была вынуждена устроиться ассистентом в стоматологический кабинет.

— Заняло это полгода, за которые я из радостного, счастливого человека в надеждах на лучшее будущее превратилась в какого-то депрессующего человечка. Там нужно было пройти какие-то буквально адские собеседования с местными ребятами, которые хотят, чтобы ты был супергероем, не меньше. На одно рабочее место было около ста претендентов.

Для того чтобы работать ассистентом стоматолога в Австралии, не нужно иметь медицинского образования. Это считается низкоквалифицированной работой. Потому на эти места и выстраиваются огромные очереди соискателей.

— Они звонят, спрашивают: «А ты вообще разбираешься в стоматологии?» — «Ну да, я же врач» — «Здесь ты не врач, я ещё раз спрашиваю: ты разбираешься в стоматологии?», — смеётся Анастасия. — В общем: «Здесь ты никто, мы тебя спрашиваем, умеешь ли ты держать отсос. Засунь куда подальше свои дипломы и посмотри на себя с другой стороны».

Девушку сильно расстраивало, что её не берут на работу: она думала, что не подходит по профессиональным навыкам. Но доктор (тоже мигрант), к которому в итоге устроилась Настя, объяснил, в чём была её главная ошибка: «Не нужно было говорить, что ты врач. Нужно было просто прикинуться дурочкой. Тут стараются не брать людей с образованием, чтобы ты не умничала и не бесила врача. Ты чрезмерно образована для этой работы».

Ещё в Австралии часто берут людей на испытательный срок, месяц платят им минимум, а потом увольняют. Девушка попала к одному такому работодателю и через месяц поняла, почему у него постоянно висит вакансия медсестры.

— Ради интереса зашла сейчас поискать работу в этом районе — у него до сих пор висит это объявление, — смеётся Настя.

«Я ходила на работу, и мы принимали зажиточный класс. И с ними я общалась. Меня это очень сильно коробило»

Работая медсестрой, девушка получала в переводе на рубли около ста тысяч. Притом что только аренда квартиры в элитном пригороде Сиднея, в которой они жили с мужем, была в два раза выше.

Хотя супруг девушки и имел свой небольшой бизнес, который ему достался от родителей, но его объёмы были очень малы и он не стремился его развивать, а всю прибыль тратил на развлечения.

— По сути, он работал в ноль. Что-то произвёл, что-то продал, расходы отбил, но никакой маржи толком не получил. Проблема эта была из-за того, что он не сильно-то стремился. Потому что он привык всю жизнь тусить, бухать, веселиться и быть таким нормальным диджеем, — объясняет Настя. — Так получалось, что какие-то планы на завтрашний день было только моей проблемой, а его это совершенно не волновало.

У Анастасии с супругом была общая банковская карта, на которую она получала зарплату. Однажды они поехали отдыхать за город, Анастасия устала и пошла спать.

— Просыпаюсь и вижу, что мой муж по старой памяти решил напоить весь бар и всю мою зарплату вылил на пивасик для незнакомых чуваков, которые там собрались. Всё, что я заработала в течение двух недель.

Свою работу девушка охарактеризовала как «10 в 1». Она работала на стоматолога, ведущего частную практику, и выполняла обязанности медсестры, администратора, уборщицы и прочих. Несмотря на то что мужчина был начинающим специалистом, в день он зарабатывал около 5000 долларов до вычета расходов. Отсутствие возможности профессионально развиваться всё сильнее давило на девушку.

— Ты едешь на работу по побережью вдоль океана, а тебе уже всё равно, потому что тебя тупо напрягает всё, что дома, на работе, что ты не можешь позволить себе то, к чему привыкла. Не можешь позволить абонемент в зал, потому что он дорогой, автомобиль. Я ходила на работу, и мы принимали зажиточный класс. И с ними я общалась. Меня это очень сильно коробило. Я вижу, что здесь можно жить нормально и люди так и делают, а я вынуждена перебиваться, маленько откладывать, ещё родителям высылать.

«Если у нас всё приравнено, что учитель, что бармен примерно одинаково могут получать, то там совершенно другие градации»

В Австралии большое социальное расслоение. Все коренные белые австралийцы делятся на три группы. Динго, или реднеки, — местный низший класс общества, живущий на окраинах, ближе к пустыне. Успешные австралийцы, обосновавшиеся в основном на побережье, среди которых жила Анастасия. И элита общества, к которой относятся врачи, юристы, учителя.

— Каждого можно определить буквально с первого взгляда. Эти слои не общаются друг с другом, не перемешиваются. Твоё образование — это твоё будущее. И если у нас всё приравнено, что учитель, что бармен — они примерно одинаково могут получать, то там совершенно другие градации, уровни зарплат и уровни жизни. Эти люди не пересекаются, живут в своих прослойках, общаются, женятся. Я никогда не видела, чтобы какой-то врач женился, например, на бармене. Такого там не встретишь, каждый ищет себе подобного.

Местные аборигены живут в своих резервациях в пустыне. Им платят пособие, на которое, по словам девушки, они в основном пьют и употребляют наркотики. Также очень много мигрантов со всего мира: чернокожие, азиаты, европейцы, индусы. В основном все они селятся диаспорами. 

— Создаётся очень много конфликтов, они стараются не пересекаться, каждый живёт в своих районах. Чёрные недовольны, что их никто не берёт на работу потому, что он чёрный. Даже хорошим специалистам трудно найти работу. Очень конкурентный рынок труда. Они там в ещё большем стрессе, чем я, прибывают. Мне хотя бы повезло найти какую-то работёнку.

«Объявления на русском языке: "Врач наркотики не выписывает"»

Разумеется, в Австралии есть и русскоговорящая диаспора. Но с ней Анастасия почти не общалась, потому что в районе, где она жила, русских не было. Настя была в русском районе только один раз, во время поиска работы. Она пробовала устроиться там в обычную клинику.

— Там были объявления на русском языке: «Врач наркотики не выписывает». Такая загаженная клиника, линолеум в разводах. Но даже туда меня не взяли, — смеётся Анастасия. — Там действительно как в России. Мне говорили: «Ты туда не ходи, Настя, там очень страшно». Самый криминальный район. Он вроде и центральный район Сиднея, но он какой-то обособленный. Там определённый контингент и определённая культура. «Панельки» без балконов типа наших малосемеек. Очень напоминало Россию.

Русскоговорящий район

Русскоговорящий район

Ещё один русский район, Бондай Бич, в котором Анастасия также была только один раз, сильно контрастирует, как и вся Австралия.

— Это элитный район, там все такие небожители. У них совсем другая подача себя, они живут совсем другими материями. Там свой променад, видно, что там совсем другой класс людей живёт. Если даже открыть Google.Maps и погулять там и там, ты поймёшь что в каждом районе своя сегрегация, свой типаж и свои люди, и то, где ты живёшь, объясняет, кто ты есть.

«Это очень комфортная страна, там можно жить при условии, что ты что-то из себя представляешь»

Но даже самые зажиточные слои населения живут в кредит. И любая потеря работы или трудоспособности может серьёзно ударить по дальнейшим планам на жизнь.

— Никто не может позволить себе подкопить и купить, как здесь, малосемейку какую-нибудь. Стоимость домов в нашем районе на тот момент была пять миллионов долларов. А вот обычные реднеки живут в простеньких домах тысяч за семьсот долларов. Но это всё на отдалении от побережья.

Зима в Австралии

Зима в Австралии

Вообще, центр Сиднея — это уменьшенная копия американского мегаполиса. Все люди в деловых чёрных костюмах, муравьиная беготня, все снуют между высотными зданиями. На ночь жизнь не останавливается, отрываются всевозможные клубы.

— Много баров, много алкоголя, много общения. Люди общаются, танцуют, не стесняются знакомиться. Очень открытое общение друг с другом. Там целые улицы этих клубов, баров, пабов, забегаловок. С одного места перекатываясь на другое: «Давай туда — давай сюда». Здесь посидим, потанцуем, пообщаемся и дальше.

Жизнь в Австралии очень дорогая. А если жить на широкую ногу, как привык муж девушки, то поддерживать такой уровень становится очень трудно.

— Ты выходишь из квартиры, и у тебя пятьдесят долларов куда-то улетают, испаряются — их нет. Еда стоила в десять раз больше, чем в России. Посидеть — просто стейк, пиво — это будет уже под пятьдесят баксов. А так как мой муженёк очень любил выпить, то у нас счёт подходил к двумстам долларам, плюс такси туда-сюда — это ещё соточка. Как можно было развиваться, если всё, что заработал, ты потратил на вечеринки, встречи с друзьями. Это очень сильно било по бюджету. И не давало никакого ощущения стабильности и надежды на лучшее. Если б он был нормальный, то я бы осталась. Это очень комфортная страна, там можно жить, при условии что ты что-то из себя представляешь, что ты работаешь. Работа, социальный статус — это обязательно. Ты не можешь там сидеть на пособиях, если ты хочешь нормально жить, ты должен работать, работать и работать.

Акула на удочке

Акула на удочке

«Они очень пьющая нация. Единственное, что алкоголь качественный и как-то они не травятся»

Из-за того, что муж пил, Настя даже пробовала кодировать его, но это не помогло.

— Там очень много алкашей. Они очень пьющая нация. Единственное, что алкоголь качественный и как-то они не травятся, у них это легко и просто протекает. Но бухают они феноменально. Он мог один выпить ящик пива за вечер и ещё бутылочку водки поверху зашлифовать — и по нему не скажешь. Я думала, он один такой, потом посмотрела на других, а для них это норма. То, что он алкаш, надо было задуматься раньше, когда мы просто приезжали друг к другу в гости. Я просто считала, что эти мероприятия, потому что я в гостях и мы веселимся, но теперь я поняла, что он каждые выходные веселится.

Родителей мужа не заботило его поведение и то, что алкоголь всё больше оказывает влияние на семейный бизнес, который они ему оставили.

— Его родители не хотели меня слушать, что у него проблемы. «Разбирайся с ним сама, нам не до нашего сынка, у нас своих проблем хватает». Расхлёбывай как можешь, там так принято. С виду все доброжелательные, но если у тебя действительно проблемы, то никто не будет стараться чем-то помочь.

«Села в троллейбус и начала просто рыдать, и мне сложно сказать, от счастья или от несчастья»

После трёх лет такой жизни с низкооплачиваемой работой и постоянными гулянками, которые сильно били по бюджету, Настя решила всё это прекратить.

— Я понимала, что я теряю время, я деградирую, стагнирую. Потому что все мои друзья уже работают врачами, рассказывают про свои успехи, а я сижу, собираю чужие австралийские слюни. Получаю по местным меркам какие-то гроши. И не могу ни опереться на мужа, ни обучиться, ни купить нормальное жильё. Вообще никакого будущего и просвета. Около трёх лет пробарахтались, и в конце концов мне это всё надоело. Я сказала, что мне надо сгонять быстренько домой, получить пару документов. Но я не вернулась.

— Я очень сильно соскучилась по дому и по ощущению, что ты в своём доме, в своей тарелке. Что ты можешь говорить на своём языке, делать то, что ты хочешь, у тебя развязаны руки, можешь работать на любимой работе, развиваться. И твои друзья — не какие-то друзья твоего мужа, а это твои друзья.

Но возвращение из солнечной Австралии в родной Омск, где девушка не была три года, оказалось не таким гладким. Особенно Анастасии запомнились первые впечатления от города.

— Кардинальная смена картинки с зелёных, ярких голубых цветов на серые. Контраст 60 градусов. После запаха океана тебя обдаёт этим холодным вонючим зимним воздухом, пропитанным городским смогом. Я помню, что села в троллейбус и начала просто рыдать, — смеётся Настя. — И мне сложно сказать, от счастья или от горя, но я просто расплакалась, и все смотрят. Смотрю на эти серые многоэтажки и рыдаю. Потом быстренько начинаешь расхаживаться, потом чувствуешь себя полноценным человеком. Картинка совсем другая, но потом начинает всё притупляться из острого состояния в хроническое. И потом: «Ну, это же норма. Чёрный снег — это же норма», — смеётся девушка. — Угрюмые люди — да нормально.

Но главное, теперь девушка наконец смогла реализоваться в профессии. Хотя и с этим оказалось не всё гладко.

— Мне было очень трудно входить в профессию. Я что знала, то забыла. А стоматология в российских условиях сильно отличается от их стоматологии, где в основном упор на профилактику. У нас же приходят только в крайних случаях запущенности. Для меня это было шоком и погружением в другую реальность. Эти пульпиты, работа в деревне без ассистентов, потому что в городе я не чувствовала уверенности работать, — признаётся Настя. — Но зато это меня встряхнуло, окунуло в реальность, я поняла, что к чему и где настоящая жизнь. Но зато я почувствовала себя более важным человеком. Но подчеркну, что моя история не стандартная и люди чаще всего более разумно подходят к выбору партнёра. И у тех девочек, кого я знаю, кто уехал в Австралию, всё немножко по-другому. Они счастливы, они в достатке, у них нормальные мужья, дети, дома, работа, и они не думают возвращаться, — подытожила девушка.

оцените материал

  • ЛАЙК16
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!