22 ноября пятница
СЕЙЧАС -14°С

Слишком много золота: строители и депутаты — о причинах «фасадного кризиса»

NGS55.RU собрал мнения экспертов по животрепещущей проблеме

Поделиться

Ремонт фасадов в Омске дал повод поговорить о проблемах всей строительной отрасли. Интересно, что начал этот разговор губернатор

Ремонт фасадов в Омске дал повод поговорить о проблемах всей строительной отрасли. Интересно, что начал этот разговор губернатор

Совсем недавно мы узнали, что денег в Омске немного прибавится. В следующем году федеральная власть даст нашему городу ещё миллиард рублей, чтобы продолжать ремонтировать фасады домов. Списка улиц пока нет, но, может быть, в этот раз речь пойдёт не только о нескольких центральных магистралях. Затея очень хорошая: понятно, что город нужно приводить в порядок. Но возникают и вопросы, связанные с тем, как проходит ремонт фасадов в этом году.

Собственно, не только в фасадах дело. Работы вдоль гостевого маршрута, как выясняется, будут заканчивать к 31 декабря, хотя всё затевалось в рамках подготовки к ноябрьскому Российско-казахстанскому форуму; установка площадок для мусора в частном секторе затянулась невообразимо (сдать объекты следовало к 8 июля, но пока всё готово только на треть); не раз сдвигались сроки по ремонту дорожного покрытия на отдельных улицах, по благоустройству на бульваре Мартынова и вокруг озера Кирпичка. Если где-то в Омске начинается строительство, то, насколько бы высокими ни были ставки, появляются проблемы нехватки техники, рабочих, энергии и чего-то ещё.

Эту неприятную особенность уже заметили первые лица региона. Губернатор Александр Бурков во время недавнего объезда «гостевого маршрута» констатировал очевидное и тут же нашёл виноватых.

— К сожалению, мы видим, — признался он, — что строительная отрасль города была не готова к таким большим деньгам, и видим, что приходится менять подрядчиков по нескольку раз. Есть компании, качество работы которых не вызывает нареканий, а есть недобросовестные…

Понятно, что выступления перед прессой во время такого рода мероприятий — особый жанр, и оратору было не до тонкостей. Но что это за «неготовность» такая и стоит ли всё списывать на недобросовестность отдельных коммерческих организаций? NGS55.RU решил узнать, что об этом думают люди, имеющие отношение к строительному бизнесу. Картина получилась неоднозначная.

«У омских строителей нет больших денег — так надо говорить»

Есть мнение, что для строителей установлены слишком низкие расценки, к тому же работы будут оплачены только после сдачи

Есть мнение, что для строителей установлены слишком низкие расценки, к тому же работы будут оплачены только после сдачи

Директор ООО «Трестстрой-2000» Алексей Шемберко о ремонте фасадов знает не понаслышке: его компания производит работы в четырёх домах на «гостевом маршруте». У него выступление Буркова вызвало бурю эмоций.

— Если сначала пять лет убивать строительную отрасль, не стоит думать, что ты привёз миллиард — и тебя все ждут, — констатировал Шемберко. — Если сегодня весь город перестанет покупать хлеб, то через пять лет вы с любыми деньгами в булочную идите — его печь перестанут! И никто зараз не запустит все пекарни (это если образно). Пусть губернатор расскажет, почему минстрой уже несколько лет не меняет индексы ФЕРов. Почему в ТЕРах не стали делать, хотя федеральное министерство не ответило отказом?

Уточним: ФЕР (федеральные единичные расценки) — это коэффициент пересчёта сметной стоимости строительно-монтажных работ, определенной в нормах и ценах сметно-нормативной базы ФЕР-2001, в текущий уровень цен. ТЕР — это территориальные единичные расценки.

— А ФЕРы от ТЕРов — это минус почти 30%, — продолжал Шемберко. — Все расценки занижены капитально. Центр ценообразования каждый год готовит пакет документов, направляет его — а наш минстрой его героически не подписывает! Последним, кто подписывал, насколько я знаю, был Гребенщиков. У нас инфляция 4% каждый год, а индексации нет уже 4 года. Набирается уже 20%, а это огромные суммы. Например, мы занимаемся реконструкцией мемориала на бульваре Победы, цена контракта — 50 миллионов. Если бы индексы были повышены, то это были бы уже не 50, а 60 миллионов за ту же самую работу! Я бы платил людям нормальную зарплату, я плачу НДФЛ, который остаётся в области, плачу налог на прибыль. А потом нам «прилетает»: «Почему у вас прибыль такая маленькая?» Да потому, что вы не индексируете! Они размазали миллиард на 169 домов — всё вроде бы круто… Нет, это не круто. Вы расценки посмотрите!

По словам Шемберко, если поделить общую стоимость работ на гостевом маршруте на количество квадратных метров фасада, получаются очень скромные для отрасли значения. К тому же «фасадный» миллиард появился слишком неожиданно.

— Эту тему начали обсуждать в апреле, но чиновникам у нас слабо верят, и поэтому никто сильно не готовился, — признался директор «Трестстроя-2000». — Мы должны были начать в мае, а начали в июне (в середине, а то и в конце), когда стало ясно, что деньги пришли. А у меня уже в мае был сформирован пакет заказов на летние работы, и мои люди ушли трудиться — в частности, на нефтезаводы. А в июне нам вывалили: вот 169 домов, это тебе, а это тебе. Ещё и по таким ценам. Вот мы и имеем то, что имеем.

Ситуация улучшится, только если появятся гарантии.

— Если три-четыре года вливать по миллиарду, тогда у нас будут и леса, и штукатурные станции, всё будет, — отметил Шемберко. — А если раз в 20 лет говорить «давайте поработаем» — рынок не будет готов. К тому же откуда взять коллективы? Если у тебя работа два месяца в году, то коллектива нет и никогда не будет.

Есть и ещё одно обстоятельство: госзаказ нужно выполнять на свои деньги.

— Когда готовились к ремонту фасадов, минстрой задавал три вопроса, — рассказал Шемберко. — Сколько есть строительных лесов, сколько людей — и сколько денег мы готовы вложить в проект. Потому что 30% аванс, а остальное подрядчик должен сделать за свой счёт. Промежуточных оплат выполненных работ нет! Получил аванс — а 70% остатка только после сдачи готового дома. Соответственно, чтобы закончить дом, нужно иметь процентов 80–90 от сметной стоимости. Поэтому, когда Бурков говорит, что омские строители не готовы к большим деньгам, он говорит неправильно. «У омских строителей нет больших денег», — так надо говорить. Миллиард пришёл, 300 миллионов выдали аванса, и соответственно ещё миллионов 500 строители должны были найти сами, чтобы закончить дома.

«Я строил 12–15 домов одновременно, а сейчас — один»

До относительно недавних пор в Омске существовала система регулярного обновления фасадов. Теперь это разовые акции

До относительно недавних пор в Омске существовала система регулярного обновления фасадов. Теперь это разовые акции

Директор СК «Трест № 4» Борис Кардаев узнал о высказывании губернатора от корреспондента NGS55.RU — и отнёсся к этой новости слегка недоверчиво.

— Я думаю, губернатор не мог так сказать, что весь комплекс не готов, — сказал Кардаев. — Он, наверное, имел в виду ремонт фасадов, и тут всё верно: у нас сейчас отделочников нет. А в целом строительный комплекс у нас мощный, хороший. Допустим, я жилые дома строю, — и ни один срок мы не сорвали. Пятый бетонный работает, и первый бетонный, и гуриновский («Завод сборного железобетона № 6. — Прим. ред.). И эти заводы, и кирпичные функционируют полностью, но они без нагрузки — нет работы у нас.

Нет работы, по словам директора «Треста № 4», из-за закона о жилищно-строительных кооперативах.

— В июне 2018 года Путин подписал закон, по которому ЖСК, если они созданы до 1 июля, будут работать дальше и не будут привлекаться к исковым счетам. А в декабре вышел указ, добавляющий только одну строчку, которая зачеркнула всех нас: «Те ЖСК, которые имеют разрешение». Разрешения в Омске подписывают очень плохо. Вы же знаете, как город и область относятся к строителям!

В результате старые строительные мощности в городе остаются, но они простаивают без работы, а работников приходится сокращать. У Кардаева было 650 каменщиков, а осталось 70–80; были три генподрядные организации, а теперь остаётся «половинка» от третьей.

— Когда были ЖСК, я строил 12–15 домов одновременно, — вспоминает директор треста. — Сейчас — один девятиподъездный дом, это 22 тысячи квадратных метров. Смотрите сами: я буду его строить два с половиной года, а квартиры придётся оформить на себя и потом год продавать. Если брать на это кредит, расходы вырастут на 25–30%, а прибыли ведь и так почти не остаётся.

Проблемы усугубляются из-за безначалия: министр строительства работает без замов (есть только первый заместитель, а остальные разбежались), нет главного архитектора, департамент строительства в городской администрации не имеет постоянного руководителя уже больше года.

— А на отделке фасадов работы сорвались, потому что в советское время за каждым кварталом, домом были закреплены специальные бригады, и фасады постоянно обновлялись, — констатирует Кардаев. — Эти бригады развалились — заданий нет. Ещё при Шрейдере и Белове были, а сейчас нас никто на это не нацеливает. Мы у себя на домах заключаем договоры с узбеками, заказываем столько, сколько нужно, потому что знаем, сколько домов сдаём. Если бы знали заранее, что будет этот ремонт по гостевому маршруту, я набрал бы ещё узбеков, и они бы с удовольствием поработали под моим надзором.

«Пришли большие миллиарды! Побежали быстренько!»

Директор «Треста № 6» настроена умеренно-оптимистично: всё исправимо, просто нужны определённость и немного времени

Директор «Треста № 6» настроена умеренно-оптимистично: всё исправимо, просто нужны определённость и немного времени

Доцент юрфака ОмГУ Наталья Чебыкина, которая по совместительству возглавляет ООО «СК "Трест № 6"», согласна с тем, что строительная отрасль не совсем готова принимать большие заказы. Виноват здесь в том числе и общий кризис.

— В последние годы, — рассказывает Чебыкина, — сколько ни происходит совещаний и отмечаний Дня строителя, очень часто звучат фразы: «Да, наши строители в очень сложном положении, объёмы строительства падают, у нас падает количество вводимых метров жилья и других объектов. Идёт постоянный отток населения, и в том числе квалифицированных кадров, а на этой волне и строительная отрасль не испытывает подъёма и оживления».

Нет подъёма — и поэтому строители отказываются от части ресурсов, которые раньше держали в постоянном мобильном состоянии.

— Бригады рабочих либо в штате были, либо только клич бросил, они все прибегали и начинали работать, — вспоминает Чебыкина. — А сегодня эти бригады распадаются, расползаются, кто-то уехал, кто-то стал заниматься другой деятельностью. Наверное, строительный бизнес и правда не готов, но не потому, что не хочет, а из-за общей финансово-экономической ситуации не мобилизовался. Если поступления из федерального бюджета будут на постоянной основе и строители увидят, что есть перспектива, если они поймут, что на следующий год смогут принимать участие в конкретных проектах, они смогут нанимать рабочих заранее.

Сейчас настрой такой: «Да, я не могу содержать большой штат, потому что объёмов работы нет». Если строить только за счёт собственных ресурсов, то есть риски, что денег не хватит, либо мы настроим жилья и не сможем его продать. А поэтому строители ужимаются: сокращают коллектив, запасы материалов, производство. И когда нам вдруг говорят: «Тут пришли большие миллиарды! Побежали быстренько на капремонт или на фасады», мы отвечаем: «Ну как же? Мы ведь всех распустили, того нет, этого нет».

По мнению Чебыкиной, исправить ситуацию — дело техники: была бы только информация о бюджетном планировании и о федеральных целевых субсидиях, а омские строители разберутся.

«Нет якорных компаний»

Депутат Сокин считает, что строительному бизнесу помогут системный подход со стороны власти и выделение одного «якоря», на который бы чиновники могли делать ставку

Депутат Сокин считает, что строительному бизнесу помогут системный подход со стороны власти и выделение одного «якоря», на который бы чиновники могли делать ставку

Депутат омского горсовета (в предыдущем созыве вице-спикер) Алексей Сокин согласен с тем, что в строительной сфере есть кризис, и видит три причины.

— Первая, — рассказал он, — в том, что нет якорных компаний, таких как «Мостовик». Вторая — несистемное финансирование. Сегодня деньги есть, завтра денег нет, строители собрались и уехали в Тюмень. А третья причина — активность надзорных органов: проверки, надзор, контроль... Нормальный строитель просто не связывается с бюджетными средствами, потому что это слишком хлопотно. Там либо, скажем так, определённые фирмы подписываются на эти темы, чтобы получить свои генподрядные, либо появляются вообще непонятные конторы. А нормальные организации работают с частным сектором, где есть чёткие задачи, реальные сроки, доверие. Ведь на том же «гостевом маршруте» как бывает: кто-то не пустил строителей в свою квартиру, чтобы они перекрыли стояк и потом отремонтировали часть фасада, кто-то пожаловался — и пошли проверки. К тому же и расценки на госзаказах низкие. Поэтому нормальные компании на этот рынок не заходят.

Кстати, в своё время Сокин энергично выступал в поддержку Олега Шишова — главы «Мостовика». Эта компания получила от властей множество значимых заказов: она занималась и Успенским собором, и метрополитеном, и Красногорским гидроузлом, и другими объектами. Но «якорь» оказался не очень крепким. Из-за накопленных долгов началась процедура банкротства, а Шишов пошёл под суд за мошенничество, растрату и уклонение от уплаты налогов.

«Они начали искать на субподряд кого попало»

Парламентарий-коммунист уверен, что проблемы с ремонтом фасадов возникли из-за городской власти

Парламентарий-коммунист уверен, что проблемы с ремонтом фасадов возникли из-за городской власти

Дмитрий Петренко, депутат горсовета из фракции КПРФ и замдиректора ООО «ЗСЖБ № 5 Трест Железобетон», которое возглавляет его отец (Константин Петренко), видит корень зла в политической сфере.

— Проблемы в реализации городских проектов связаны с полным отсутствием мотивации в среде управленцев мэрии и у главы города Оксаны Николаевны Фадиной, — рубит он с плеча. — Вторая причина — попустительство правоохранительных органов. Получается, что некачественная работа мэра никем не может быть проконтролирована. Карманная фракция партии «Единая Россия» в горсовете просто неспособна указать Оксане Николаевне на неэффективность её работы. Как следствие, мэр не чувствует контроля за своей работой, а значит, нет и ответственности.

Бюрократические проволочки могли привести к затягиванию работ

Бюрократические проволочки могли привести к затягиванию работ

Петренко утверждает, что в сметах цены откровенно завышены.

— Мне пишут субподрядчики, — рассказал он, — и жалуются, что на многих фасадах в смету была заложена декоративная штукатурка, а ремонт производится простым цементным раствором. Где-то штукатурная сетка используется совсем не та, которая нужна. Во многих домах даже не сбивали штукатурку, а сделали шпаклёвку поверх старой, да так и закрасили. Комиссия при приёмке закрывает на все эти факты глаза.

— Были нарушены все сроки, — продолжает депутат. — В июле мне поступали жалобы от субподрядчиков, что «рыба» договора в департаменте всё ещё не готова. Подрядчики были готовы приступать к работе, но получили договоры они только в июле-августе. В результате многие компании, имеющие реальные мощности, просто ушли с дистанции и не стали сотрудничать с мэрией, а остались угодные департаменту. И только в августе, когда были подписаны договоры, они начали искать на субподряд кого попало, кого могли найти. Отсюда и срыв сроков...

Таким образом, мнения людей, связанных со строительной отраслью, разошлись. Все винят в происходящем власть, но делают это по-разному. Определённые властные структуры, по разным мнениям, либо ничего не делают, либо делают многое, но совсем не то. А для строительного бизнеса ещё может начаться расцвет — для этого нужна корректировка основной парадигмы и немного везения. Ну и миллиарды из федерального бюджета, конечно.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
17 окт 2019 в 15:46

индексация расценок? какая зарплата? макарошки всегда одинаково стоят. строитель - это не работа, а призвание, хотите больших денег-идите в бизнес. власть не заставляла вас рожать (тьфу, блин, строить).

*Андрей*
17 окт 2019 в 10:11

Уважаемые руководители, вас силой заставляли брать фасады для ремонта?
Если да - пишите в коментах.

Фатима.
17 окт 2019 в 18:08

Чё он вообще несёт, этот дурень о заявленном в документах? Декоративная штукатурка в основном используется для внутренних работ, так как она тонкого слоя, для внешних - это отделочный камень, сетка накладывается, если штукатурный слой кладется более 5 см на стену, до 5 см только на потолок, шпатлёвка вполне себя оправдывает, если в штукатурке нет трещин и она накладывалась сравнительно недавно. Вот с чем соглашусь, так это с выбором цвета для зданий и покраской. Таких РАЗВОДОВ я не видела давно. Ахахаххахапахпхахахааа. )