19 сентября четверг
СЕЙЧАС +27°С

«ЗаPorscheц» кроссовый: катаемся на самой мятой иномарке в Омске

Три переворота, сломанные заборы — машина натерпелась от детей. И да, она ещё ездит

Поделиться

«Запорожцы» в ДОСААФе живут лет по шесть — это даже для гражданской эксплуатации уже срок

Фото: Елена Латыпова

«Запорожец» чихает, кашляет, плюётся неведомым из выхлопной трубы. Успеваю подумать, что сейчас будем пытаться заводить уже третью по счёту машину, но V-образный двигатель украинской иномарки всё-таки просыпается. Он и с исправным-то глушителем не тихоня, а здесь… В Птичьей гавани экстренно вылупилась и встала на крыло стая утят, водитель экскаватора на соседней улице вжался в кресло и начал вертеть головой, а заходивший на посадку пассажирский самолёт от греха ушёл на второй круг.

— Я же говорил — тарахтит! — читаю по губам механика омского ДОСААФа Евгения.

Верю. Слышу. С опаской обхожу — выходит, оно и правда ездит.

Ой. Царапина. Какая жалость

Ой. Царапина. Какая жалость

Первый, увы, не завёлся

Первый, увы, не завёлся

«Запорожцы» — они, наверное, самые добродушные в мире машины. А когда под управлением детей притворяются кроссовыми болидами — это уже точно в нашу рубрику «Милота».

На базе омского ДОСААФа стоит восемь таких аппаратов. Все разной степени помятости, с выпотрошенными салонами, вваренными каркасами безопасности, некоторые — с форсированными движками. На них учатся ездить подростки — 12–14 лет. Самое грустное, что это одни из последних гоночно-тренировочных «Запорожцев». Они и так очень долго продержались в строю.

Все они ещё бегают, если в хорошем настроении

Все они ещё бегают, если в хорошем настроении

Что это за мятая бумажка? Это заднее крыло с «жабрами»!

Что это за мятая бумажка? Это заднее крыло с «жабрами»!

Крыша носит следы трёх «ушей» — переворотов по-спортивному

Крыша носит следы трёх «ушей» — переворотов по-спортивному

Крепче, легче, дешевле

«Запорожец» — чуть ли не лучшая машина для обучения детей вождению. Во-первых, он крепкий. Кузовного металла сегодня, кажется, хватило бы на две иномарки, а если клепать из ЗАЗа «китайцев», то и на все три.

— Смотришь — он три раза через крышу перевернулся, на колёса встал и поехал дальше. С теми же «жигулями» такой номер не пройдёт, у них кузов слабее, — рассказывает Виктор Фабрициус, директор детско-юношеской спортивно-технической школы мотодрома ДОСААФ.

Во-вторых, «Запорожец» очень лёгкий в управлении: передние колёса поворачиваются чуть ли не пальцем безо всяких гидроусилителей. Всё просто — где движок, там и нагрузка. А движок в багажнике. Это, кстати, хорошо сказывается и на проходимости.

Из предметов роскоши — только водительское сиденье и фанерный козырёк снизу лобового стекла, чтобы гравий в лицо не летел

Из предметов роскоши — только водительское сиденье и фанерный козырёк снизу лобового стекла, чтобы гравий в лицо не летел

Тахометров в «Запорожцы» не ставили, но в гонках это самый важный прибор

Тахометров в «Запорожцы» не ставили, но в гонках это самый важный прибор

Сзади — только каркас. Стёкол, конечно, нет

Сзади — только каркас. Стёкол, конечно, нет

В-третьих, сорок «лошадей» под капотом шустро таскают машину на относительно безопасных скоростях. У «жигулей» мощность почти в два раза больше — и это уже история из другого класса.

Было у «Запорожцев» и ещё одно преимущество — дешевизна. Увы, оно себя изжило. Все экземпляры за пять-десять тысяч из близлежащих деревень уже раскупили, и цены на оставшиеся «Запорожцы» подскочили до 30 с лишним тысяч, а запчасти тем более в дефиците. В общем, если подытожить, непонятно, почему массово в автоспорт эти машинки пришли лишь в некоторых регионах.

— Это мы сами придумали и воплотили. Знаю, в Красноярске было выживание на «Запорожцах». В Кургане делали кросс — но там многое меняли, вплоть до других моторов, — рассказывает Виктор Фабрициус.

А ведь этот «Запорожец» приехал не с гонок на выживания — с обыкновенного кольца!

А ведь этот «Запорожец» приехал не с гонок на выживания — с обыкновенного кольца!

Каким-то чудом на машине остались обе ручки

Каким-то чудом на машине остались обе ручки

Чего только в салоне нет — ничего в салоне нет!

Чего только в салоне нет — ничего в салоне нет!

Маленький советский гражданин

Редкий советский гражданин хотел себе именно «Запорожец» — самую маленькую, не считая мотоколясок, машину. Как их только не звали — «запаршивцами», «мыльницами», «запорами» — с ударением как на первый, так и на второй слог. Но были рады и ему, если всё же удавалось купить, и других вариантов не было. Терпели слабые коробку и тормоза, терпеливо устраняли течи масла изо всех щелей двигателя, проводили в гараже всё свободное время… В этом случае машина радовала. Собственно, та же история — и в гараже ДОСААФа.

— Вредничают, конечно, особенно перед гонками. Обычное дело: вчера все ездили, а сегодня, за 30 секунд до старта, половина встала, — говорит механик Евгений.

Какая тут, к чёрту, Формула-1, с её молниеносными питстопами — вот где жизнь! Гаечным ключом шарахнуть по катушке зажигания — есть контакт! Ногой со всей силы по тормозу, чтобы колодки расклинило. Покатился! У каждого из этих «Запорожцев» свой характер, каждого механики знают, как свои пять пальцев.

Это, конечно, неправильный «Порш» — двигатель спереди. «Запорожец» каноничнее будет

Это, конечно, неправильный «Порш» — двигатель спереди. «Запорожец» каноничнее будет

Кажется, было немного контактной борьбы

Кажется, было немного контактной борьбы

Daewoo? Нет, не слышал — этот ремешок держит крышку багажника

Daewoo? Нет, не слышал — этот ремешок держит крышку багажника

Даже три-четыре года при такой-то эксплуатации — немалый срок, особенно с учётом того, что в ДОСААФ они попадали совсем не новыми. Например, «наш» — мой ровесник, 1988 года выпуска. Его, конечно, дорабатывали: стоят поршни от «жигулей», «восьмёрочный» карбюратор, электронное зажигание, головки блоков цилиндров поджаты под 95-й бензин — в итоге после обкатки должен был выдавать лошадей этак 60. Специально, конечно, не замеряли. В общем, движки разные, но результат всё равно зависит от водителя. В один «Запорожец», например, умудрились поставить «жигулёвский» двигатель. Но, по словам механика, юный водитель к такой машине оказался просто не готов.

Но бывают среди омичей подросткового возраста и самородки, которые чуть не в первый раз, сев за руль, сразу заезжают на «табуреточку» — в призовые места. А кто-то, наоборот, берёт упорством и практикой. Всех их тренируют известный омский гонщик, экс-министр спорта Омской области Александр Фабрициус и его брат Виктор. Под чутким надзором попробовал прокатиться и я.

Подтекающее маслом четырёхцилиндровое сердце воздушного охлаждения<br>

Подтекающее маслом четырёхцилиндровое сердце воздушного охлаждения

Кирилл Дубицкий занимается в ДОСААФе с 12 лет. Ездит, кстати, аккуратно — «Запорш» достался ему уже таким

Кирилл Дубицкий занимается в ДОСААФе с 12 лет. Ездит, кстати, аккуратно — «Запорш» достался ему уже таким

Атавизм, оставшийся от «дворников»<br>

Атавизм, оставшийся от «дворников»

Без тормозов

Ух. Пробираюсь в салон, между трубами каркаса безопасности ещё нужно как-то просочиться. С размаху плюхаюсь в ковш сиденья и по стуку вспоминаю кресла в советских аттракционах — твёрдые такие, деревянные. Совсем не Recaro. Ещё привязаться надо… В общем, пока устраиваюсь, двигатель прогрелся и уже орёт дурниной. Прибираю обороты, и на круг. Начинаю осторожно — не поцарапать бы, не дай бог... А дико тарахтящее юркое купе просит газа.

В общем, история, как в «Порше»: тяжёлая корма при активном маневрировании сразу норовит обогнать лёгкий передок. Сам я на «Порше» не ездил, товарищи рассказывали, но понял, что они имели в виду, когда и газ сбросил, и руль выкрутил, а «Запорш» всё равно несёт боком. Нет, четвёртый переворот машине устраивать не будем.

Руль, кстати, действительно невесомый. А вот тормоза… По меркам любой более-менее современной машины, их вообще нет. Как, кстати, и вакуумного усилителя. Сегодня это дико представлять, а тогда ездили же как-то. Впрочем, если нужно остановиться, останавливался. А ещё удивила динамика. Если моя машина разгоняется до сотни за десять секунд, а эта — за полминуты с лишним, то впечатления от «Запорожца» должны остаться так себе. Но с непривычки внутри такой машины скорость воспринимается по-другому.

Гоночная сага этих машинок заканчивается. По оптимистичным прикидкам, им осталось ещё лет пять

Гоночная сага этих машинок заканчивается. По оптимистичным прикидкам, им осталось ещё лет пять

Машины умирают, когда становятся ненужными. Досаафовских «Запорожцев» это не касается — тем более, за спиной нет молодой смены. А вот молодые гонщики есть.

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Фото пользователя
    11 июн 2019 в 17:35

    Интересная статья)...