1 июня понедельник
СЕЙЧАС +16°С

Поделиться

Семья Меркушиных: Олег с сыном Артёмом на руках, его жена Марина в розовом, дочь Кристина в зелёном

Семья Меркушиных: Олег с сыном Артёмом на руках, его жена Марина в розовом, дочь Кристина в зелёном

Вчера, 28 мая, в Калачинске без вести пропала семья: 50-летний мужчина, его 40-летняя супруга и 15-летняя дочь. В квартире, из которой в подъезд на улицу идут кровавые следы, остался только 4-летний мальчик. Он ночью спал и ничего не помнит. Следователи выдвигают версию об убийстве и подозревают в преступлении главу семейства — 50-летнего Олега Меркушина. Сейчас он, его 40-летняя жена Марина и их 15-летняя дочь Кристина до сих пор не найдены и объявлены в розыск. О семье все отзываются положительно, но при этом ходит много слухов, что муж был очень ревнив. Корреспондент NGS55.RU Александр Зубов отправился в Калачинск, чтобы выяснить подробности произошедшего и пообщаться с родственниками и коллегами пропавших.

Калачинск с момента моей последней поездки сюда встретил меня обновкой — на вокзале появилась стела. Я решил попытать счастья прямо тут, на площади, и узнать, может быть, кто-то из местных жителей и таксистов в курсе произошедшего. Как оказалось, нет. Семью с такой фамилией никто не знал, а услышав о случившейся накануне трагедии, люди пучили глаза и уточняли, точно ли в Калачинске это произошло.

Возле дома, где произошла трагедия, в гаражах стояли мужики. Они что-то обсуждали, и я решил, что они-то уж точно должны что-то знать. Оказалось, что и местные старожилы не в курсе подробностей.

— Я его так-то видел, но знаю только в лицо. Он ни с кем не общался; видел, что на KIA ездит. А кто он, что он? Я не в курсе. Полиция вчера по квартирам обход делала, от них и узнал, что беда эта случилась. Вот так живешь, а по соседству жуть творится. И не знаешь. Полицейские тоже ничего не говорили. Да и мне, если честно, сказать было нечего, — поделился Александр, стоящий с товарищами.

Подъезд двухэтажного дома оказался закрыт, а на звонок в квартиру, в которой жила семья Меркушиных, никто не ответил. Дверь мне открыл их сосед Сергей Шульга. 

— Мы с другом до часа ночи играли в нарды. В час я его проводил, в подъезде не было ничего. Я спать свалился. С утра звонок в дверь, смотрю — женщина стоит, я спросонья подумал, что почтальон. Начала спрашивать про них. Я ничего не понял. Выхожу — квартира открыта, подъезд полон народу. Смотрю — все в крови. И соседка Наташа звонит, говорит: «Ёксель-моксель, весь подъезд в крови, мясо там, что ли, кто-то разделывал», — рассказал Сергей.

Мужчина добавил, что видны были следы крови и на ступенях, и у подъезда. Потом их затерли, но след все равно остался. По словам Сергея, картина была такая, что у него по спине побежали мурашки.

— Много чего болтают. Я стараюсь сплетни не слушать. Кто-то говорит, что он ревновал и убил. Я не знаю. Никогда не слышал, чтоб он её гонял или бил. Ссор не слышал громких, — пояснил мужчина.

Пока он рассказывал мне про семью Меркушиных, в его квартире на первом этаже было отчетливо слышно веселое застолье его соседей по подъезду. Со звукоизоляцией в доме не очень, так что, скорее всего, все жители подъезда знали бы о конфликтах.

Уже прощаясь со мной, мужчина вспомнил, что к нему два года назад уже приходила полиция, чтобы выяснить информацию про эту семью.

— Открываю дверь, стоит полицейский и прокурор вроде. Начали про них спрашивать. Я рассказал, что знаю о них только состав семьи. Муж, жена, дочь и сын маленький. Я не знаю, может, ударил ее он или что... Подрались они может быть? Они замкнутые, необщительные. Ни с кем не дружили, не общались. К ним никто не ходил. У нас весь подъезд в гости друг к другу ходит, двери не закрывают, а про них никто ни сном ни духом, — поделился Сергей.

Остальные соседи тоже не смогли рассказать ничего нового про семью. Все сходились в одном: необщительные, ни с кем не общались и не дружили. 

В Калачинской ЦРБ, где с мая прошлого года Марина Меркушина работала бухгалтером, женщину тоже почти никто не знал. В отделе кадров больницы о ней рассказывали только положительно. Женщина была весёлая, всегда ухоженная. Никогда не приходила заплаканная или с синяками.

— Она около года у нас работает. Я за это время с ней раза два всего общалась. У нас работа, так сказать, не соприкасается. Но никогда от коллег ничего плохого про нее не слышала, — поделилась заместитель главврача ЦРБ Анна Суринова.

Коллеги Марины из бухгалтерии от разговоров отказались, а одна из женщин расплакалась. Как выяснилось позже, именно она первая зашла в квартиру Меркушиных после трагедии.

Мать пропавшей женщины — Людмила Александровна Теренина — живет в многоквартирном доме вместе с мужем. Мужчина частично парализован после трёх инсультов, поэтому поговорить получилось только с Людмилой Александровной. Женщина рассказала, что накануне перед трагедией у нее в гостях была вся семья. Меркушины в принципе часто заходили к ним в гости, а внуки любили бывать у бабушки с дедом.

— Ничего не предвещало, как говорится. Мы попрощались. Я пожелала удачи Кристине на экзаменах, и они ушли. С утра не вытерпела и в 7:50 набрала ей, чтоб еще раз подбодрить. Она не отвечает. Я Марине позвонила — у нее недоступен. А потом с работы Марины звонят и говорят: «Только спокойно, вы знаете, почему Кристина не вышла на экзамены?» — начала рассказ Людмила Теренина.

Женщина сразу же пошла к Меркушиным, но в 11:00 там уже были полицейские и поначалу ее даже не хотели пускать. Как она узнала позже, коллега не дождалась Марину на работу и решила зайти к ней домой. Ей открыл 4-летний Артём и сказал, что не знает, где родители и почему он в квартире один. Женщина вошла внутрь, и увиденное повергло ее в шок. Она подхватила мальчика, отвела его в садик и вызвала полицию.

— Я сама, когда вошла... Это просто ужас! Стены, обои — всё в крови. В коридоре она будто фонтанировала. Там просто всё в ней. Пол весь. У них новый диван, на нем Кристина спала. Она почему-то не любила в спальне своей спать. Он тоже в крови весь, паласы, ворс аж пропитался спекшейся кровью. Артем удивлялся, почему дома так грязно, воспитателям в садике рассказывал, говорил, что это не он нахулиганил, — рассказала женщина.

Женщина рассказала, что ее зять был достаточно ленивым и даже трусоватым человеком, и она бы никогда не подумала, что он на такое способен. Она объяснила, что после того, как семья Меркушиных переехала в Россию из Петропавловска, Олег почему-то начал очень сильно ревновать Марину.

— Никаких предпосылок тому не было. Но на него находило, и он начинал ревновать ко всему. К кошке, к столбу, ко всем подряд. Они за молоком пошли — машина мимо едет, а он ей начинает: а почему он на тебя посмотрел, а ты на него? А ты с ним спала? Он сам вообще никуда не ходил. Она тоже только дом-работа, да у нас вот. Ни друзей, никого. Ему, видимо, делать нечего, ни с кем не общается, вот и чудит. А вчера я узнала от родственницы, с которой Марина общалась, что Олег её душил, очень сильно и долго, но она сумела отбиться. Он потом всё отрицал — мол, поссорились, ничего особенного, семейная жизнь, с кем не бывает. Но так, чтоб он руку поднимал на нее, синяки там или еще что-то, я никогда не помню. Он ее морально скорее мучил. Она несколько раз к нам с детьми приезжала. Говорит: «Я там больше не могу находиться». А когда они из Петропавловска переехали, она даже хотела уходить от него, тоже у нас жили. Но он её уболтал, и она вернулась, — поделилась Людмила Александровна.

При этом женщина рассказала, что Олег очень любил детей, играл с сыном в футбол. С дочкой тоже старался общаться, но у неё сейчас переходный возраст, и она его немного сторонилась. При этом все друг друга любили, он возил дочь, куда ей нужно было, и нормально со всеми общался. Он часто готовил и делал выпечку.

— Он такой, знаете, семьянин. Ничем особо не увлекался, никуда не ходил. Деньги не умел зарабатывать, работа — это не его. Ему вот дома, с детьми, полежать, приготовить что-то. А она-то с людьми работает. Вот он, может быть, и придумывал себе от делать нечего всякое. Но поводов точно никаких не было, — объяснила она.

По словам матери Марины, также в семье за день до исчезновения произошёл конфликт. У семьи в тумбочке лежали две зарплатные карточки и 10 тысяч рублей. На них Марина собиралась купить выпускное платье для дочери Кристины. Марина решила проверить, на месте ли они, и увидела, что ни карт, ни денег нет. Она позвонила Олегу, чтобы узнать, зачем он взял деньги, и он сказал, что они ему нужны. Она ему ответила: «Я не знаю, зачем они тебе нужны, карты — дело твое, забирай, но деньги Кристине на платье верни». Он вернул деньги и карты. При этом на работе на сегодняшний день, 29 мая, он подменился, сказав, что ему нужно ехать на обследование в диагностический центр, и что он себя очень плохо чувствует. Но его коллеги по работе говорят, что он себя нормально чувствовал. Ни Марина, ни мать ничего про это не знали. Семья Марины очень часто бывала дома у её матери, дети приходили после школы туда. Они виделись каждый день. По мужчине не было видно, что он себя плохо чувствует, но Марина говорила, что он снова начал её ревновать.

— Я не хочу про это так думать... Но всё к этому ведет, что он. Я не знаю даже, что и думать. Но я там была. Всё это сама видела, — сказала женщина.

Пока мы общались, к Людмиле Александровне из Казахстана приехали сестра Олега Лариса и его мать.

— Мы думаем, что это похищение. Или ограбление. Он не мог этого сделать. Он не такой. Он семьянин самый настоящий. Постоянно что-то готовил, стряпал, с детьми играл. Мы очень надеемся, что они найдутся живыми, — поделилась Лариса, еще раз подчеркнув, как Олег любил сына.

Сейчас Артём живет у бабушки с дедушкой, и во время моего визита мальчик был в садике. Он говорит, что ничего не помнит и не слышал, что было ночью. Ребёнок чувствует себя нормально.

— Он без Марины не может, всё: «Мамочка, мамочка». Я ему сказала, что мамочка на учебе в Омске. Он пока успокоился. А что еще ему скажешь? — сказала женщина.

Рядом с Калачинском у Меркушиных есть дача. На ней вчера были полицейские с Ларисой Александровной, но там ничего особенного не нашли.

— Около их дома камера стоит. На ней видно, как около трёх ночи он садился в машину. А в квартиру меня не пускают. Кое-как выпросила вещи для Артема, чтоб в садик его водить, — подытожила женщина.

Родственники пропавших, слева направо: сестра мужа, его мать и мать жены

Родственники пропавших, слева направо: сестра мужа, его мать и мать жены

Когда я подошел к калачинской гимназии, там шли экзамены. Везде стояли озадаченные или весёлые школьники.

— Мы про это, конечно, слышали. Во «ВКонтакте» уже полно всякой инфы. Пишут всякую дичь. Не знаешь, чему верить. То — что их нашли, то — что не нашли. Одно могу точно сказать, что девочка эта, Кристина вроде, была тихая очень. Такая... Серая, спокойная. Не общалась ни с кем почти. Её никто не обижал, не гнобил. Просто её как будто не было. Пришла в класс — так пришла, не пришла — так не пришла. У нее, по-моему, даже соцсетей не было. А версий много уже. Пишут, что отец ревновал её мать и убил. Она, наверное, начала ее защищать и под руку попала. Ну он-то, мужик этот, если на машине поехал, да еще и с ними, то точно где-то спалится, — поделился один из школьников, стоящий в кругу друзей.

В фойе за порядком следила директор гимназии Светлана Шулепова. Она рассказала, что Кристина Меркушина с отличием окончила 9 классов. Её мать была членом родительского комитета. Женщина никогда не слышала, чтобы девочка жаловалась на обстановку в семье.

— Мы верим. Нам очень хочется верить, что всё будет хорошо и все живы, — поделилась директор гимназии.

Сейчас всё ещё есть хоть какая-то надежда найти семью живой. Полиция опубликовала ориентировку на пропавшую семью. Распространите её по возможности. 

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!