20 мая понедельник
СЕЙЧАС +10°С
  • 6 мая 2019

    Страницы авторов

    На нашем сайте снова обновление. Теперь вы можете смотреть публикации каждого конкретного автора в отдельности. Если вы фанат репортажей Александра Зубова или хотите посмотреть все исторические материалы Николая Эйхвальда - достаточно просто нажать на их фамилию под любым их материалом. 

    26 марта 2019

    Делитесь фотографиями!

    Друзья. У нас новый функционал. Теперь любую фотографию на сайте можно не только открыть, но и поделиться ей в соцсетях, для чего под снимком появились специальные кнопки. Пользуйтесь и пишите нам, удобно ли получилось. 

    15 марта 2019

    Новая рубрика «Не у нас»

    Каждый вечер мы будем делиться с вами интересными и необычными статьями всей нашей огромной «Сети городских порталов». Первый выпуск открыл у нас очень необычный материал из Волгограда о людях, которые живут буквально у подножья статуи «Родина-мать».

    Подробнее
    Еще

Весна на Заречных улицах: остановка «Руины», предвыборные обещания и удобства во дворе

Корреспондент NGS55.RU Александр Зубов знакомит читателей с городом в рубрике «Неизвестный Омск»

Поделиться

Эти дома стоят здесь с хрущевской «оттепели» 

Фото: Александр Зубов

Новое путешествие я решил совершить в места, где никогда не бывал, несмотря на то, что живу от них не так уж далеко, а в находящийся поблизости приют «Друг» стараюсь наведываться, пусть и не очень часто. Это район улиц Заречных и 1-й Учхозной, которые граничат с Омкой. На этих улицах есть дома на любой вкус — от многоэтажек и частного сектора, до бараков 38-го года, «временных» домов для рабочих, в которых живут люди и по сей день, и множества дач. С одной стороны его подпирает река, а с другой — промзона. Словом, идеальное место для путешествия.

Промзона

Этот район не богат на цвета — промзона их как будто пожирает, оставляя только серые и ржавые оттенки.

Фото: Александр Зубов

Железная дорога, заброшенные и не очень корпуса завода, гаражи. Любителям индустриального туризма здесь было бы где размахнуться.

Фото: Александр Зубов

Среди гаражей, за ж/д путями разместился приют для собак «Друг», где несколько сотен хвостатых ребят ждут хозяина. А рядом с ним — «Спецавтохозяйство», где такие же хвостатые ждут хозяина, но уже за госсчёт.

Фото: Александр Зубов

В промзонах всегда обитает множество животных. Заброшенные заводы медленно пожирает растительность, в корпусах производств летают птицы, а рядом бегают собаки, которым не повезло с человеком. Один из таких псов грелся на трубах недалеко от «Друга». Интересно, его кто-нибудь чесал за ухом?

Фото: Александр Зубов

На остановке «Школа № 33» находится вечерняя школа для глухих и слабослышащих людей. На школу она мало похожа. Скорее на проходную завода.

Фото: Александр Зубов

За ней открывается пасторальный вид на частные дома. Благодаря неожиданному снегу в конце апреля (именно тогда проходила съёмка) все выглядит ещё более мило.

Фото: Александр Зубов

Бараки на Учхозных

Среди частных домов находятся три двухэтажных барака. Они были построены в конце 50-х — начале 60-х годов, как временное жилье для работников завода Попова. Но, как говорится, нет ничего более постоянного, чем что-то временное.

Фото: Александр Зубов

Дома, в которых люди должны были дожидаться своей очереди на квартиру, стоят и по сей день. Самих работников завода в них почти не осталось. Дома относятся к аварийным, и теперь место тех, кто ждал в них новых квартир от завода, заняли другие хозяева, которые ждут расселения от мэрии.

Фото: Александр Зубов

Из удобств в этих домах только отопление и электричество. Вода на улице из колонки, а туалет деревянный. Мода на гендеры до Заречных еще не докатилась, так что все по классике — М и Ж.

Фото: Александр Зубов

Среди частично заброшенных и разобранных гаражей живут несколько собак. Сначала они добропорядочно выбежали охранять свой дом и дома людей, живущих по соседству.

Фото: Александр Зубов

Но потом поняли, что человек к ним зашел хороший, и начали ластиться. Вожак стаи немного меня проводил для порядка, ткнулся на прощание лбом в ногу и вернулся к своим.

Фото: Александр Зубов

Пёс показал мне место, с которого открывается отличный вид на Омку и стоящие рядом дачи и частные домики. Глядя на фотографии, трудно поверить, что они сняты в конце апреля.

Фото: Александр Зубов

Фото: Александр Зубов

Раньше здесь было больше домов, но многие остались покинутыми и заброшенными. После хозяев к домам относились не очень бережно: какие-то из них сгорели, а какие-то специально разрушили местные жители, чтобы в них не играли дети. В частных домах остались подполы, и люди боялись, что дети могут провалиться.

Фото: Александр Зубов

Бараки окружены сухостоем, и живущие в них люди, в основном пенсионеры, всегда с опаской ждут лета. Рыбаки, идущие на Омку, кидают окурки в траву, которой достаточно маленькой искры, чтобы вспыхнуть.

Фото: Александр Зубов

Этот барак, по словам местных жителей, был построен в 1962 году. Рабочие завода с радостью получали здесь квартиры. Район тогда был облагорожен, рядом находился магазин, а колонка и деревянный туалет не пугали людей, многие из которых жили так и до переезда в бараки.

Фото: Александр Зубов

Прошло почти 60 лет, но ничего не изменилось.

Фото: Александр Зубов

Только колонок стало меньше. Одна из них стоит за домом по адресу 3-я Учхозная, 4.

Фото: Александр Зубов

Омичка Любовь Борисовна живёт в этом доме уже 20 лет, и, по словам женщины, за все это время здесь ни разу не было ремонта.

Фото: Александр Зубов

В одной из комнат в квартире Любови Борисовны проваливается потолок. Она сделала из комнаты чулан и без лишней необходимости старается туда не заходить. Весной потолок протекает, и приходится подставлять ведро. По словам женщины, такие проблемы есть у жильцов со всего второго этажа дома.

Фото: Александр Зубов

Галина Козлова тоже живет здесь 20 лет. Она купила квартиру в 1999 году за 50 тысяч и поначалу была всем довольна. Территорию убирали, туалеты откачивали, мусор вывозили, рядом находился магазин. Теперь ничего этого нет, и женщина тратит около 100 рублей на проезд, когда ей нужен хлеб.

— Здесь раньше очень хорошо было. Я, когда переехала, радовалась. А теперь от нас все отказались. Сами себе предоставлены, — поделилась она.

Фото: Александр Зубов

Как и во всех остальных квартирах в этом доме, у Галины Васильевны обваливается штукатурка с потолков, с них по весне течет вода. Из-за сырости отклеиваются обои, невозможно делать ремонт. Стены захватывает грибок.

Фото: Александр Зубов

Такой вид открывается из окон дома: куча мусора и деревянный туалет и для М, и для Ж. Управляющая компания отказалась от этих домов, и мусор не вывозится, а туалет местные жители добыли своими силами вместо старого, который давно сгорел.

Фото: Александр Зубов

Жительницы дома, одна из которых живёт здесь 30 лет, рассказали, что он стоит на очереди на расселение. Но только вот очередь все время переносят. По словам женщин, особенно очередь на расселение ускоряется перед выборами.

— Перед выборами к нам целая делегация приезжала. Говорят: «Всё, ждите — вы следующие на очереди». Бурков пообещал, что в первой половине 2019 года вас расселят. Как видите — не расселили. До 2021 года ждать. Я не знаю, как мы тут два года еще переживём. Дом по швам трещит и разваливается. Тут даже у некоторых из-за перекоса стен в окнах стёкла не держатся, лопаются, так что они вместо этого клеёнками их завешивают. Туалеты на улице, там и мужикам-то страшно зайти, а женщинам, детям? Мусор не вывозят. Сюда еще и отовсюду его свозить начали. Устроили свалку у нас во дворе. Магазина нет, аптеки нет. Помыться только в бане можем. Одним словом — ужас, — поделилась одна из жительниц дома.

Фото: Александр Зубов

— Знаете, как эта остановка называется? «Новостройка»! Ага. Я как-то водителю говорю: «На "Новостройке" остановите!» А он оборачивается и говорит: «Это не "Новостройка", а "Руины", или "Помойка"». Вот так. «Руины». Отлично подходит, — рассказал местный житель.

Фото: Александр Зубов

По соседству действительно много руин. Некоторые домики настолько маленькие, что кажется, будто в них жили хоббиты.

Фото: Александр Зубов

Вид, открывающийся на барак на 3-й Учхозной, отлично подошел бы для съёмок фильма про антиутопию или постапокалипсис.

Фото: Александр Зубов

Неподалеку находится еще один барак — деревянный одноэтажный дом, построенный в 1938 году. Он тоже стоит в очереди на расселение. Там сейчас прописаны пара пенсионеров, которые сдают свою квартиру другим людям. 

Фото: Александр Зубов

А вокруг всё та же русская деревня. 

Фото: Александр Зубов

Всем, кто решит прогуляться от Учхозных до Заречных, стоит помнить, что идти нужно будет либо по грязи, либо по дороге. Тротуар тут превратился в чернозем.

Фото: Александр Зубов

Заречные

Улиц Заречных здесь несколько: от первой до пятой. Как и во многих других районах города, здесь открывается вид на частный сектор, переходящий в многоэтажки.

Фото: Александр Зубов

Один из домов — это семейное общежитие. В основном здесь живут молодые семьи. Двор ухожен, в песочницах валяются игрушки, на улице чисто, а между домами проходят асфальтированные дорожки.

Фото: Александр Зубов

— Я живу здесь с 2011 года, здесь все хорошо. Район спокойный, освещение есть. Никаких наркоманов. Мусор вывозится, все организованно. Магазины рядом. Единственное, что не нравится — рядом нет аптеки. А так тут очень хорошо. На субботник все вместе вышли, с детьми, все убрали. Молодцы! — поделилась жительница частного дома, стоящего напротив пятиэтажки.

Фото: Александр Зубов

Заречные везде граничат с промзоной. Слева на гуляющих по такому переулку будут смотреть из окон низеньких домов, а справа за ними будут следить с камер наружного наблюдения производственного цеха.

Фото: Александр Зубов

Детские площадки

Отдельное внимание хочется уделить местным детским площадкам. Они прекрасны в брутальности своей. Мне кажется, что такие площадки запретили бы даже в тюрьмах, но все лучшее нашим детям. Как вам такая горка, скатиться с которой можно прямо в асфальт?

Фото: Александр Зубов

Тут у нас жестяные кольца, прибитые к дереву. Баскетбольное кольцо висит на высоте полутора метров, но в него вряд ли попадет мячом даже Майкл Джордан. Русские дети должны быть меткими и упорными!

Фото: Александр Зубов

Ну и качели, которым позавидовали бы все любители экстрима. Дощечка висит на двух верёвках и никак не закреплена, а чтобы залезть на неё, нужно встать на деревянную табуреточку. Её конструировал или Беар Гриллс, или Чак Норрис. Каждый ребенок, покачавшийся на ней более 10 раз, получает право управлять боевым вертолётом. Но это не точно.

Фото: Александр Зубов

Прогулка

Не знаю как вам, а мне вид нравится. Есть в нем что-то живописное.

Фото: Александр Зубов

На 4-й Заречной тоже осталось несколько бараков. Они выглядят понадежнее тех, что я видел на 3-й Учхозной, да и удобства все, по словам местного жителя, в них имеются.

Фото: Александр Зубов

Видимо, из одного бывшего барака переделано здание мирового суда Омского района, стоящее по соседству с остальными двухэтажными кирпичными домами.

Фото: Александр Зубов

На фоне маленьких домов и серых панелек выделяется красная кирпичная хрущевка. В ней находится продуктовый магазин, на крыльце которого стоял довольного вида мужчина.

— Ты зачем меня снимаешь?

— Фотогеничный!

— Тогда снимай! Но нигде не свети!

Фото: Александр Зубов

Мужчина, представившийся Александром, рассказал, что живет в одном из местных двухэтажных домов уже 54 года. Он знает здесь всех и вся. И тётю Катю, убирающуюся во дворах с шести утра, которая «Человек», и хороших девчонок из соседнего ларька, и начальство магазина, которое делает некоторым местным жителям подарки на Новый год. Пробегающую мимо и неуловимую для фотокамеры бродячую хаски он ласково зовёт Люсей и вспоминает, что её отстояли всем двором от собачьей облавы. Из его уст буквально лился поток информации о местной жизни. Он рассказал и про парня, который поймал на Омке неподалёку полуторакилограммовую щуку, и про ход карася, и про бараки, и про комендатуру, которую снесли. Вспомнил и хамоватых маршрутчиков, и ямы на дорогах. Помянул несправедливо высокие цены на проезд и неоправданные налоги.

— Здесь хорошо, мне нравится. Жить везде можно хорошо. Главное — человеком оставаться, — заключил местный акын.

Фото: Александр Зубов