21 сентября суббота
СЕЙЧАС +14°С

О парках, заброшенном кинотеатре в Амуре и зданиях-памятниках: интервью с директором депимущества

Директор депимущества Дмитрий Махиня ответил на вопросы NGS55.RU

Поделиться

Хозяин в просторном кабинете на Краснофлотской поменялся в январе: Дмитрий Махиня перешёл в департамент имущественных отношений из регионального министерства того же профиля

Хозяин в просторном кабинете на Краснофлотской поменялся в январе: Дмитрий Махиня перешёл в департамент имущественных отношений из регионального министерства того же профиля

Директор департамента имущественных отношений, занявший высокий пост два с половиной месяца назад, ответил на вопросы NGS55.RU о работе своего ведомства.

— Дмитрий Александрович, год назад в этом самом кабинете я брал интервью у вашего предшественника, Дениса Денежкина. Он говорил, что работу по многим направлениям приходится начинать практически с нуля. У вас другая ситуация?

— Да, у меня ситуация другая, но она, может быть, даже сложнее. Сейчас происходит реорганизация — перераспределение полномочий между департаментами. Этот период временной неопределённости очень сложен. Полномочия перераспределяются между департаментом архитектуры, управлением делами и собственно департаментом имущества. Теперь департамент архитектуры отвечает в целом за застройку города, за формирование и предоставление участков под строительство. Управление делами занимается сферой дизайна и рекламы, а депимущества в первую очередь отвечает за администрирование договоров и за начисление арендной платы. Функции определены, но сама процедура реорганизации сложна. 1 апреля мы утвердили новое штатное расписание. 52 сотрудника сокращаем, они должны перейти в департамент архитектуры и управделами…

— А сколько всего служащих в департаменте?

— Было 190. Теперь — 138. Сами понимаете — это люди, у каждого своя ситуация. Мы, конечно, максимально соблюдём Трудовой кодекс и попытаемся учесть интересы всех, но процедура эта в любом случае сложна. Мы её завершим в ближайшее время

— Получается, благодаря реорганизации вы сосредоточитесь на некоторых направлениях. Так ведь проще.

— Ну да, часть полномочий мы передали, но это несущественный объём от всех функций департамента.

Стоит уточнить, что не только полномочия департамента сузились. Дмитрий Махиня — первый директор депимущества, который не является одновременно вице-мэром. Он подчиняется заместителю Оксаны Фадиной Андрею Подгорбунских, так что его аппаратный вес куда меньше, чем у предшественника.

Денис Денежкин, предыдущий глава депимущества, оставил свой пост даже без официального сообщения пресс-службы мэрии

Денис Денежкин, предыдущий глава депимущества, оставил свой пост даже без официального сообщения пресс-службы мэрии

— Что с проблемой бесхозных объектов? Денежкин год назад обещал к концу 2018 года решить её на 90%.

— Эта проблема очень масштабная. Сложилась такая практика: когда вводятся в эксплуатацию новые многоэтажные дома, сети остаются бесхозными. Поэтому нельзя сказать, что количество таких объектов конечно — оно прирастает каждый год. Мы с этим работаем, но работа очень объёмная и длительная по установленным законодательством срокам. Сначала надо выявить объекты, собрать все справки о том, что правообладателей у объектов нет, что никто на них не претендует. Эту работу мы проводим совместно с округами и в среднем на сбор документов уходит три месяца. Что примечательно, работа затягивается из-за того, что очень долго отвечают юридические лица, при этом закона, который бы обязывал их отвечать и ограничивал в сроках, нет. Когда справки собраны, нужно отобрать через конкурс организацию, которая произведёт техническую инвентаризацию объектов, подготовит технические планы, поставит на кадастровый учёт. После этого объекты должны находиться один год в Росреестре в статусе бесхозных, чтобы ничьи права не были нарушены. И только когда год прошел, мы заявляем в суд о признании муниципальной собственности на эти объекты. В общей сложности на эти процедуры по каждой сети уходит 2,5–3 года. По итогам 2018 года эта процедура была проведена в отношении 64 объектов. Работы очень много, и поэтому мы втрое увеличили количество людей, которые будут этим заниматься. Но заявлений, что мы за год проблему решим, я делать не буду.

— Что произойдёт в 2019 году с парками? В прошлом сезоне обсуждались разные варианты изменений…

— Буквально перед встречей с вами было рабочее совещание с директором муниципального предприятия «Парк культуры и отдыха им. 30-летия ВЛКСМ» Ильёй Очкиным. Разработана концепция улучшения Советского парка, и сейчас планируется вложить в это 30 миллионов рублей по федеральной программе «Формирование комфортной городской среды». Будет полностью переработана входная группа — мы создадим красивое общественное пространство, разработаем зонирование. Есть идея построить новое колесо обозрения. Сейчас Илья Юрьевич принёс предложения от разных инвесторов, мы их просматривали. Есть рабочая группа, включающая представителей администрации и общественности, в ближайшее время мы им это покажем, пообсуждаем.

Есть хорошие идеи по развитию парка имени 30-летия ВЛКСМ, но там всё менее глобально. Это будет скорее упорядочение пространства. Появится зимний аттракцион «Город Горок», планируется создание зоны фуд-корта. Шашлычные, которые сейчас расположены хаотично, можно собрать на определённой территории и, может быть, оформить в едином и более современном стиле. Думаю, изменения в Советском парке горожане скоро увидят, а работу в остальных парках мы отложим на последующий период.

— Деревья рубить будут? Вы же понимаете, это больная тема.

— Сказать о деталях пока ничего не могу. Но в целом мы не видим необходимости очищать пространство. Сносить деревья — нет такого вопроса в повестке дня.

— Несколько лет назад рубили деревья в парке 30-летия ВЛКСМ, хотели строить какой-то торговый центр. Этот проект заморожен на время или он точно не будет реализовываться?

— Строительство капитальных объектов на территории этого парка мы не планируем. И разрешение на строительство никто не просит.

Отметим, что в связи со строительством колеса обозрения в Советском парке какое-то количество деревьев наверняка будет срублено: это предполагают существующие нормативы. Остаётся надеяться, что это компенсируют в установленном порядке, из расчёта три к одному.

— Давайте поговорим о выносе киосков. Вы в этой ситуации действуете как администратор земель?

— Киосками занимаются округа. Департамент имущественных отношений напрямую в этой работе не участвует, но я знаю, что происходит. Действительно, в городе много киосков, которые стоят без правовых оснований или с основаниями 50 на 50. Например, в схеме он стоит в одном месте, а в действительности — в другом; либо ещё какие-то нарушения. Конечно, надо всё приводить в порядок.

— Безусловно. Но вы же знаете, как это бывает. Есть массовые нарушения конкретного правила, которые не пресекаются, пока чиновников не клюнет жареный гусь. Например, пока не станет известно о скором приезде Путина. Тогда и начинается компанейщина…

— Есть законы, и сейчас ситуация приводится в соответствие с ними. Возможно, это надо было делать и раньше, но отсюда не следует, что этого не надо делать теперь. Если какое-то время и закрывались глаза на конкретное нарушение, то это не могло продолжаться вечно.

NGS55.RU уже писал о массовом выносе киосков в Омске. Многие наблюдатели связывают эту деятельность чиновников с предстоящим визитом Путина и президента Казахстана, но чиновники всё отрицают. Бизнесмены же говорят, что во многих случаях установить киоск на легальных основаниях просто нереально.

— Хорошо, а к проблеме погибающих памятников культуры вы имеете отношение? В СМИ в связи с этим обычно упоминают Минкульт, но ведь есть и муниципальные памятники.

— Да, конечно. Проблема эта очень серьёзная. В муниципальной собственности сейчас около 70 объектов культурного наследия. Часть закреплена за определёнными учреждениями или арендаторами, которые должны исполнять охранные обязательства и содержать объект. Но есть и наиболее проблематичная часть — 12 объектов, которые находятся в казне, то есть ни за кем не закреплены. Сейчас они стоят пустые. В конце 2018 года мы создали специальную рабочую группу, она провела инвентаризацию, обследовала эти памятники. Некоторые находятся в крайне неудовлетворительном состоянии. Теперь мы ищем варианты их спасения. В частности, разработали проект решения горсовета об установлении льготной арендной платы — рубль за квадратный метр, но с условием, что арендатор восстановит объект. Но это возможно только для нежилых зданий. Ряд памятников — это жилые дома по статусу, и такой дом предоставить инвестору невозможно: он по Жилищному кодексу может быть предоставлен только под жильё. Но в то же время он находится в крайне неудовлетворительном, разрушающемся состоянии. Тут мы будем искать выход: изыскивать средства, чтобы отремонтировать объект, потом переводить его в нежилой фонд, потом предлагать потенциальным арендаторам — возможно, для кафе, ресторанов, гостиниц.

А пока эти здания стоят невостребованными. Надо признать, что некоторые из этих объектов действительно представляют собой памятники архитектуры, а некоторые — это просто старые деревянные дома.

Глядя на некоторые дома, человек, не разбирающийся в истории и краеведении, не понимает, почему он стал памятником. Но специалистами вынесено решение — значит, дом является памятником. Соответственно, мы будем работать с тем, что есть.

— К вопросу о разрушающихся объектах: у кинотеатра «Сатурн» есть какие-то перспективы? Его ведь мэрия много раз уже пыталась пристроить.

— Это один из тех объектов, которые у нас постоянно на слуху, в работе. И мэр ставит задачу решить эту проблему. Вот, смотрите, на стене картина. Это «Сатурн» — такой, каким он должен стать.

— Хм. Не узнал.

— В 2014–2016-х, кажется, годах была неудачная концессия с «Сатурном», ничего не получилось. В течение 2018 года мы работали над увеличением инвестиционной привлекательности — провели землеустроительные работы, увеличили земельный участок с 8 до 10 тысяч квадратных метров, чтобы потенциальный инвестор мог создать парковку. Мы готовы рассматривать разные предложения, готовы заключить договор о муниципально-частном партнёрстве. Но пока нет предложений от заинтересованных инвесторов. Если появится инвестор — мы проведём конкурс (может быть, ещё кто-то в нём поучаствует).

Дмитрий Махиня у той самой картины с «Сатурном»

Дмитрий Махиня у той самой картины с «Сатурном»

— Это обязательно должен быть кинотеатр?

— Мы не хотели бы, чтобы это был офисный или чисто торговый центр. Нужен досугово-развлекательный комплекс (кинотеатр, боулинг, кафе) — как в «Первомайском», например, который наконец-то заработал.

— Кстати, история с «Первомайским», наверное, не помогает потенциальным инвесторам принять нужное городу решение?

— Скорее всего. Но будем надеяться. Мы готовы рассматривать любые варианты в рамках законодательства: муниципально-частное партнёрство, концессию, просто аренду с какими-то льготными условиями. Появится кто-то, скажет: «Я хочу», — мы разработаем концепцию, организуем конкурс, выберем лучший вариант.

— А в чём суть концессии?

— Концессия — это одна из форм реализации муниципально-частного партнёрства. Мы предоставляем объект недвижимости, концессионер его реконструирует, использует столько-то лет, чтобы отбить свои затраты и заработать, потом возвращает объект нам. Есть вариант просто сдать в аренду, определив арендную плату, исходя из фактического состояния.

Здание кинотеатра «Сатурн» в Амурском посёлке уже не раз пытались отдать какому-нибудь концессионеру. Пока ничего не получается: видимо, расположен этот объект не слишком удачно для ведения бизнеса. К тому же реконструированный кинотеатр «Первомайский» администрация долго не давала открыть, ссылаясь на нарушение концессионером условий договора. Такой бэкграунд, конечно, не помогает решению проблемы.

— На последнем пленарном заседании произошло довольно драматичное обсуждение отменённого 108-го постановления правительства Омской области. В чём суть?

— Это было мягкое обсуждение по сравнению с комитетами: весь предыдущий год шли очень бурные дебаты. Приняты были два документа: один об арендной плате, другой о выкупе земельных участков. В том, что касается арендной платы, Верховный суд отменил предыдущие нормативные акты, но не целиком, а отдельными пунктами. На то была одна причина: не было финансово-экономического обоснования ставок арендной платы. Это мы исправили — заказали у экспертов обоснование. Других вариантов мы предложить не можем: экономически обоснована такая ставка — значит, она и должна быть. Но при этом создан максимально прозрачный механизм: кадастровая стоимость земли умножается на ту ставку, которая зависит от разрешённого вида использования конкретного участка. Более того: арендаторы могут, если они не согласны с кадастровой стоимостью, обратиться в специальную комиссию в Росреестре, а потом и в суд. Если кадастровая стоимость уменьшится, уменьшится и плата. Принятый документ существенно снижает ставки платы по сравнению с теми, которые отменил Верховный суд. То есть происходит снижение платежей и улучшение условий для ведения бизнеса.

Речь о скандальном постановлении, из-за которого стоимость аренды земли для бизнеса существенно выросла, причём во многих случаях наценка произошла задним числом: за уже прошедший промежуток времени арендаторам начисляли повышенную плату, а иногда даже вместе с пеней. Верховный суд это постановление отменил, но не полностью, и теперь будут продолжаться судебные тяжбы между мэрией и отдельными предпринимателями.

— Стоимость аренды всё-таки будет существенно выше, чем до 108-го постановления?

— Думаю, слово «существенно» здесь неприменимо. Где-то выше, где-то так же, где-то ниже. Надо смотреть по участкам.

— При всём этом Оксана Фадина, выступая в Горсовете, несколько раз повторила слова «трагедия бюджета»…

— Дело в том, что бюджет планируется исходя из арендной платы. Приняли 108-е постановление, приняли 46-е решение — запланировали бюджет. Других правил игры у нас нет. Стали начислять арендную плату по новым ставкам…

— Задним числом.

— Ну, это уже техническая недоработка. Стали начислять. После этого было решение Верховного суда, ставки отменились, и начисленные деньги теперь невозможно взыскать через суд, а у тех, кто платил по новым ставкам, возникла возможность требовать свои деньги назад. Бюджет уже спланирован, но приходится подстраиваться под новую ситуацию. Так что для исполнения бюджета это, безусловно, трагедия. А для департамента имущества это вдвойне острый момент — и реорганизация, и принятие болезненного документа.

Второе — выкупная стоимость земельного участка. Предприниматель, арендующий землю три года и не имеющий долга, теперь может купить его по льготной ставке — за 10% кадастровой стоимости. Обсуждаемым моментом здесь стали ограничения (предоставлять ли льготу на таких условиях, или сроки и наличие долга не имеет значения) и стоимость: установить 10%, 15 или 5. Правительство приняло аналогичное правило в 419-м постановлении, такие же правила есть в федеральном законодательстве в отношении нежилых помещений, — исходя из этого, мы и установили такие условия. Договорились с депутатами, что будем смотреть, как происходит выкуп, и в будущем возможна корректировка льготы.

— Судов-то много ещё будет из-за 108-го?

— Точка здесь уже поставлена. 1 января вступил в силу областной акт, он урегулировал ситуацию с неразграниченными землями. 10 апреля был принят муниципальный акт, он урегулировал ставку по муниципальным землям. Теперь остаётся только предыдущий период. Суды ещё будут, конечно. Мы должны подавать в суд на предпринимателей, несмотря на то что нормы были отменены: ведь органы местного самоуправления не наделены полномочиями менять арендную ставку, указанную в договоре. Поэтому, даже зная, каким будет исход, мы заявляем иски. Да, суд нам откажет, но по решению суда мы сможем урегулировать ставку. И предприниматели со своей стороны обращаются в суд, чтобы вернуть часть выплаченных муниципалитету денег.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!