«Неприличная форма» и эзопов язык: чего нам ждать от новых законопроектов, регулирующих интернет

Пока документы подвергаются критике даже в Госдуме

Поделиться

Российский парламент в ближайшее время примет два закона, после которых свободы в интернете может стать ещё меньше

Фото: duma.gov.ru

Первые пояснения

В Госдуме сейчас рассматриваются два законопроекта о регулировании информационной сферы, которые могут заметно изменить жизнь некоторых (или многих) россиян. Оба они уже одобрены в первом чтении и, видимо, получат силу закона, а потому стоит изучить их повнимательнее.

Один законопроект должен «пресечь распространение недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений». Это информация, которая может создать угрозу для жизни и здоровья людей, привести к массовым нарушениям общественного порядка и общественной безопасности, создать проблемы для социальной и транспортной инфраструктуры и другие тяжкие последствия. Распространение такой информации в СМИ предлагается считать «злоупотреблением свободой СМИ». Наказывать за это предлагается так же, как за призывы к массовым беспорядкам, к «осуществлению экстремистской деятельности» и к участию в не одобренных властью массовых акциях.

Получается, что интернет-ресурсы будут блокироваться Роскомнадзором по требованию Генеральной прокуратуры, и для этого не будет нужно решение суда. Людей же, уличённых в распространении недостоверной информации, будут штрафовать: физических лиц на 3–5 тысяч рублей (это в изначальной редакции), должностных лиц — на 30–50 тысяч, юрлица — на сумму от 400 тысяч до миллиона «с конфискацией предмета административного правонарушения», то есть гаджета, с помощью которого человек выходил в Сеть.

Второй законопроект тоже про «распространение информации». На сей раз речь идёт о выражении «в неприличной форме явного неуважения к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции РФ и госорганам, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния». Наказывать за такое предлагается по административной шкале — штрафом от одной до пяти тысяч рублей или арестом на срок до 15 суток.

Авторы пояснительной записки к первому законопроекту настаивают на том, что поправлять существующие законы необходимо: недостоверная информация очень опасна, и это осознают «государственные институты многих стран». Вот и Еврокомиссия думает, как противостоять онлайн-дезинформации. Вторая пояснительная записка никакого обоснования не содержит. В сопроводительном письме от авторов законопроекта есть ссылка на 104-ю статью Конституции, но она чисто техническая: речь о праве Госдумы на законодательную инициативу и о том, что именно в нижнюю палату парламента должны вноситься новые проекты.

Между чтениями

Работа СМИ после принятия законов определённо изменится. Насколько сильно — зависит от результатов второго и третьего чтений

Работа СМИ после принятия законов определённо изменится. Насколько сильно — зависит от результатов второго и третьего чтений

Стоит уточнить: одобрение законопроекта в первом чтении не значит, что он будет принят в изначальном виде. Как раз наоборот: в промежутке между чтениями профильные комитеты и отдельные депутаты могут предложить свои поправки, в том числе и достаточно серьёзные. Законопроект о «недостоверной информации» уже подвергся критике со стороны комитета по информационной политике. В заключении говорится, что местами документ противоречит существующему законодательству, а некоторые формулировки нуждаются в уточнении.

— Предлагаемые законопроектом формулировки, — пишут авторы заключения, — содержат открытый перечень информации, запрещаемой к распространению и допускающей возможность отнесения к запрещаемой любой информации, которая создает угрозу «наступления иных тяжких последствий», при этом критерии отнесения последствий к тяжким в законопроекте не установлены, что не согласуется с требованиями правовой определенности.

Ещё нынешняя редакция документа позволяет Роскомнадзору либо закрывать интернет-ресурс, либо штрафовать его владельца (на свой выбор), так что здесь тоже страдает правовая определённость. Наконец, закон «О СМИ» с начала 1990-х годов предусматривает наказания за распространение слухов под видимостью правдивой информации и за «фальсификацию общественно значимых сведений», так что здесь происходит дублирование. Для журналистов это может быть хорошей новостью: получается, что тут, возможно, ничего не изменится (впрочем, посмотрим на третье чтение).

Со вторым документом возникли примерно те же сложности.

— Содержащееся в законопроекте понятие «выражающее в неприличной форме явное неуважение» носит оценочный характер, — говорится в заключении комитета, — что не соответствует требованиям правовой определенности и может привести к злоупотреблениям при дальнейшем правоприменении.

Следствием может стать «противоречивая применительная практика». Одним из критериев при определении нарушения должно стать предназначение информации «для неограниченного круга лиц», но в основном «Законе об информации» ничего такого нет, так что тут, по мнению комитета, нужны дополнительные аргументы.

Получается, что сейчас в законопроектах нет ничего окончательного. Что-то будет убрано, что-то изменено; теоретически документы могут вообще задержаться в Госдуме на годы — хотя это, наверное, не наш случай. Но тенденция в любом случае ясна: определённые вещи, которые до этого можно было делать в интернете, скоро нельзя будет делать.

«Поправки подъехали»

Не все депутаты считают, что законопроекты достаточно суровы: например, единоросс Анатолий Выборный хочет их ужесточить

Не все депутаты считают, что законопроекты достаточно суровы: например, единоросс Анатолий Выборный хочет их ужесточить

После принятия в первом чтении появились первые поправки. Уточнений в них нет — есть предложения усилить наказания для нарушителей. Физические лица, по мнению депутата Госдумы Анатолия Выборного, должны платить за фейковые новости не 3–5 тысяч рублей, а от 30 тысяч до 100 тысяч. Штрафы для должностных лиц могут увеличиться в два–четыре раза — с 30–50 тысяч до 60–200. 

Наказания за «неуважение» могут стать более суровыми в десятки раз. В первой редакции говорится о штрафе от тысячи до пяти тысяч рублей, а в поправке Выборного — от 30 до 100 тысяч; при повторном же нарушении до 300.

— Мы очень легко реагируем на высказывания, которые реально могут принижать символы государства, — цитирует слова Выборного ТАСС. — Чтобы дисциплинировать наших граждан, каждого из нас, устанавливается повышенная ответственность, чтобы она была действенная, чтобы десять раз подумали, стоит это делать или нет... Штраф в 500 рублей, одну тысячу рублей ничего не значит для многих граждан. Но если человек заплатил 100 тысяч рублей, он будет это помнить всю оставшуюся жизнь.

«Забота о людях»

Юрист омского штаба Навального высказала своё мнение о законопроектах. И оно не слишком комплиментарное

Юрист омского штаба Навального высказала своё мнение о законопроектах. И оно не слишком комплиментарное

За комментарием NGS55.RU обратился к специалисту — Анастасии Васильевой, юристу омского штаба Навального. Понятно, что для неё новые законопроекты представляют особый интерес, поскольку могут трактоваться как ограничение действующей властью свободы слова.

— Несмотря на то что эти инициативы позиционируются авторами как направленные во благо (в целях обезопасить граждан от недостоверной и опасной информации), я воспринимаю эти законопроекты именно как попытки запретить людям высказывать свое мнение, — рассказала Васильева. — В нашей стране все принято обосновывать заботой о людях, однако в последнее время все очевиднее тенденция запретить говорить о власти нелицеприятно.

Еще одна проблема, которая видится относительно «фейковых новостей»: журналистская деятельность всегда несет в себе долю авторского мнения, оценки происходящего, а власти часто создают некий информационный вакуум относительно общественно важных событий. Это порождает разные версии, слухи и прочее. Теперь все это можно обзывать «фейк-ньюс» и блокировать. А что будет с материалами, основанными на информации от анонимных источников в органах власти, полиции, судах? А что с заявлениями о пытках в отделах полиции и колониях?! Как подтверждать достоверность этих сведений?

В счастливой судьбе законопроектов Васильева тем не менее уверена.

— Я думаю, поправки будут приняты, — объяснила она. — Вопрос скорее в том, как они будут выглядеть в окончательном виде. Сейчас для меня очевиден ряд негативных моментов: во-первых, огромное количество оценочных понятий: «неприличная форма», «явное» неуважение, «неуважение» в принципе. Ни одно из этих понятий ни в законопроекте, ни в действующем на сегодняшний день законодательстве не определено, не установлены какие-либо объективные критерии для их оценки. Как показывает практика, любая статья, содержащая такого рода оценочные понятия, «резиновая». Суд должен будет самостоятельно определять степень неуважения и оскорбления. Как определить, что информация несет угрозу массовых беспорядков? Как устанавливать заведомость распространения недостоверной информации? Даже если будет установлено, что информация не соответствует действительности, это не означает, что об этом известно репостнувшему её автору.

Появится огромное количество «экспертов», — продолжала Васильева, — которые будут клепать лингвистические экспертизы, обосновывающие наличие умысла на неуважение и неприличный этого неуважения характер. К сожалению, это не может закончиться хорошо для рядового гражданина или нежелательного СМИ. Нужно понимать, что с помощью такого рода статей возможно «устранение» любого человека или организации: ведь не нужно даже решение суда для того, чтобы блокировать медийные ресурсы. А разблокировка возможна только после удаления этой информации. Такие действия я не могу не расценивать как цензуру и борьбу с инакомыслием. Когда в законе имеется такая неопределенность, это всегда влечет за собой возможности злоупотребления со стороны отдельных властных фигур.

«Неуважение к обществу»

Политолог из ОмГУ сравнил законопроект о «неуважении к власти» с дубиной, которая может опуститься на кого угодно

Политолог из ОмГУ сравнил законопроект о «неуважении к власти» с дубиной, которая может опуститься на кого угодно

Критично настроенным оказался и политолог Иван Жуков, доцент ОмГУ. Особенно ему не понравилась идея законопроекта о «неуважении».

— Это тот случай, когда даже не знаешь, с чего начать характеристику: отовсюду пахнет одинаково, — признался Жуков.

Дальше он излагал по пунктам.

— Первое, — начал политолог. — Как минимум двое инициаторов законопроекта становились фигурантами общественных расследований (сенаторы Андрей Клишас и Людмила Бокова. — Прим. ред.). И как минимум один был автором фразы, которую я считаю неуважением к обществу, — это фраза депутата Думы Петра Толстого про то, что лучше лечиться корой дуба, а импортные лекарства надо выплёвывать. Отсюда — второе. Возникает вопрос: а как предусмотреть меры воздействия на должностных лиц, допускающих в публичных (или ставших публичными) высказываниях явное неуважение к обществу и государству?

Третье. Текст законопроекта примитивен и напоминает дубину. Нет ни порядка определения того, что считать «неприличной формой», ни определения «неуважения». Зато приводится столь любимое нашими властями слово «незамедлительно» (аж пять раз на пяти страницах — на всякий случай, видимо). Разумеется, за публикацию статьи на сайте блокируется сайт целиком.

Пояснительная записка к законопроекту — даже не детский лепет. Это просто анонс законопроекта, не более того. В ней не приводятся причины, хоть какое-то обоснование принятия законопроекта.

Отсюда Жуков делает неоднозначный вывод.

— Думаю, что каждому ясно: данный законопроект ничего не изменит, — констатирует он. — Не отменит неуважение, не снизит число критических материалов, а лишь сделает язык более изощрённым. Проиллюстрирую примером: «инициатор законопроекта, сенатор Клишас, да продлят его дни боги, сможет спокойно пополнять свою коллекцию часов, не опасаясь гнусных провокаций. Выбор такой прекрасной коллекции часов на несколько миллионов рублей показывает, что вкус сенатора Клишаса не уступает его интеллекту и порядочности».

Кстати, в некоторых пабликах в социальных сетях уже сейчас можно найти своеобразные «ликбезы» на тему «Как избежать наказания после принятия новых законов». Но при сегодняшней неопределённости с терминами в законопроектах и ликбезы тоже получаются несколько размытыми. Россиянам остаётся подождать, чтобы увидеть, что конкретно выдаст им думский принтер — и, главное, помогут ли новые законы решить хоть какие-то из существующих сейчас проблем.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
26 фев 2019 в 09:13

Чиновничья рать недостойна уважения, чиновник это враг любого среднестатистического россиянина , ну а если он член едра то вдвойне

Омич
26 фев 2019 в 11:25

Цитата: "Физические лица, по мнению депутата Госдумы Анатолия Выборного, должны платить за фейковые новости не 3–5 тысяч рублей, а от 30 тысяч до 100 тысяч."
А теперь давайте вспомним, сколько получают у нас депутаты. По данным сайта rbc.ru, "В 2018 году средняя заработная плата депутата Госдумы после уплаты подоходного налога в 13% составила 347,4 тыс. руб."
Т.е. для наших депутатов, штраф 100 тысяч - это примерно 1/3 зарплаты.
А для обычных граждан (проживающих за пределами Москвы), 100 тысяч - это несколько зарплат.
Т.е. указанный депутат госдумы, предлагающий увеличить размер штрафа, иногда сможет нарушить обсуждаемые законы даже со 100 тыс. штрафом, а обычные граждане РФ с таким штрафом несколько месяцев (если не лет) после такого наказания на воде и хлебе (в лучшем случае) будут жить.
Вот такие у нас законы - одинаковые для всех.
Только доходы разные.

сеня
27 фев 2019 в 08:10

когда уже их разгонят да наберут прорассийское правительство