Эксперимент

«Одной рукой — 27 тысяч, двумя — 35»: как мы устраивались работать на мусоросортировочный завод

Корреспондент NGS55.RU Виктор Старцев сходил на собеседование в «Магнит» и задумался о своём будущем

Поделиться

Все новости

На самом деле работать не всегда приходится руками, насчёт ног на собеседовании ничего не сказали

Фото: Олег Малиновский

Открытие нового мусоросортировочного завода вызвало небывалый ажиотаж у желающих найти работу. После того как на NGS55.RU вышел фоторепортаж с открытия, во время которого нашим корреспондентам показали завод изнутри, в редакцию начали постоянно звонить люди. Им нужна была работа на заводе, и они думали, что звонят по адресу, — такой нездоровый интерес не мог не насторожить. 

Вторым поводом к тому, чтобы провести наш эксперимент, стало письмо от читателя. Он с недоверием отнёсся к тому, что рабочим на мусоросортировочном заводе будут платить 35 тысяч в месяц. «На самом деле первые три месяца люди получают минималку, испытательный срок, так сказать, потом, может быть, от объёмов отходов зарплата будет расти, наверное, а может, и не будет. Устраиваются по договору. Народу куча пришла устраиваться. По 30 человек запускали на собеседование», — было написано в сообщении. Чего же в итоге ждать людям? Где правда, а где обман? Поэтому я решил сам отправиться на собеседование в компанию «Магнит» и выяснить все условия, которые предоставят будущим сортировщикам на заводе.

В этом офисном здании и расположилась компания «Магнит»

Фото: Иван Рейзвих

Офисное здание на Ильинской, 4, где и расположилась компания, выглядит очень внушительно — 11 этажей и массивное высокое крыльцо пытаются унизить человека уже с самого входа. Но вместо этого я представил, что иду устраиваться на работу своей мечты, и внутри сразу же разгорелась огромная уверенность. Офис компании оказался недалеко от входа (этот этаж оказался вторым), но вход был наглухо замурован домофоном. Ничего не оставалось делать, кроме как позвонить.

Дверь открыли без вопросов. Девушка на ресепшене узнала, что я хочу пройти собеседование, и попросила немного подождать. Не успел я присесть на стульчик в ожидании своей очереди, как дверь за углом распахнулась, и радостный мужчина лет сорока направился к вешалке. «Видимо, пришло моё время», — подумал я и оказался прав. Не знаю, что стало тому причиной — вечернее время или преувеличение нашего читателя, но никаких «30 человек за раз» я не встретил и прошёл в кабинет совершенно один.

Вот такая работа ожидает меня на заводе

Фото: Олег Малиновский

Собеседование со мной проводила девушка по имени Ольга, и первое, что её заинтересовало — на какую должность я претендую. Правда, ответ озвучить я даже не успел. Услышал вопрос: «Сортировщик?», и мне оставалось только утвердительно кивнуть.

После этого, как на обычных собеседованиях, меня спросили о том, где я учился и работал до того, как пришёл сюда. Пришлось рассказывать полуправду — закончил рекламу в ОмГУПС, по специальности поработал специалистом по связям с общественностью в благотворительном фонде, а в других сферах не трудился.

Затем я придумал душещипательную историю о том, почему меня заинтересовала эта работа. Я выдал пафосную речь о том, что с детства интересовался сортировкой мусора, смотрел, как там дела в Европе с этим обстоят, а когда у нас открылся мусоросортировочный завод, радовался как мальчишка и сразу же прибежал сюда.

— Не пугает специфика? Всё-таки мусор... особенно летом, — загадочно улыбнулась Ольга. Действительно, возиться с мусором готов не каждый, но я ответил, что ничего не боюсь, и даже не покривил душой. Сортировка мусора — дело благое.

Наконец начался рассказ о том, что меня ждёт, когда я устроюсь на работу. Оказалось, что в случае успеха я попаду в первую партию сотрудников — отбирают 40 человек, и конкурс бешеный. Всё это из-за того, что комплекс работает в тестовом режиме, поэтому и «первопроходцы» будут трудиться в одну смену, восемь часов, как положено.

— Потом постепенно перейдём на круглосуточный режим работы, тогда сменный график будет — ночные, дневные смены, также по восемь часов. Сотрудников довозим до работы и обратно на служебных автобусах, — пояснила Ольга.

Конвейер, по которому медленно движется мусор

Фото: Олег Малиновский

Сама работа не представляет из себя ничего сложного — стоишь у конвейера, по которому движется мусор (органический отсеивается намного раньше) и отбираешь тот вид, который задали тебе на сегодняшний день.

— Например, вы собираете телефоны. Все телефоны, которые по ленте проезжают, собираете и бросаете вниз в бак. Одной рукой бросаете — получаете 27 тысяч, двумя руками бросаете — получаете до 35. Пока вы первые дни работаете, все будут получать 27 тысяч, это норма. Потом процесс обучения пройдёт, норму сделал, перевыполнил — получаешь до 35 тысяч, — рассказала Ольга.

К работе нельзя будет приступить, пока не пройдёшь медосмотр, — компания выдаёт направление в клинику «Доброе дело», 1600 рублей — и осмотр пройден. После этого нужно вернуться со справкой о допуске к работе и чеком. Через месяц потраченные деньги возместят, приплюсовав их к первой зарплате. Испытательный срок — три месяца, зарплата безналичная и перечисляется на карту любого банка. На рабочем месте — спецодежда, место для переодевания со шкафчиками, раздельные душевые и туалеты.

Неужели и я вскоре так же буду свысока взирать на спрессованный картон?

Фото: Олег Малиновский

На этом рассказ закончился, и Ольга предложила мне оставить свои данные для связи, чтобы, когда я пришлю резюме, можно было легко определить — собеседование я прошёл. Присланные резюме отсматривает мастер, который впоследствии выбирает и приглашает тех, кто ему интересен.

— Вчера было около 50 человек, сегодня — человек 30. В пятницу комплекс открыли, и уже в субботу первые начали звонить, я их перенаправила на понедельник. Боялись, что неоткуда будет брать людей, но в итоге очень много идёт, — поделилась Ольга, пока я вписывал в табличку свою фамилию и инициалы («Напишите «Виктор», чтобы я вас вспомнила»). Свой настоящий номер я оставить не решился и вместо него вписал старый, который заблокировали два года назад, после чего попрощался и направился к выходу.

— Сколько вам лет, Виктор? — неожиданно услышал я и обернулся, не успев даже взяться за ручку двери.

— 24.

— Отлично... самый прекрасный возраст.

И действительно, подумал я, выходя из огромного офисного здания прямо в морозный неприветливый Омск. Судя по тому, что я увидел на листе записи, на работу сюда в основном пытаются устроиться люди старше тридцати, поэтому мои 24 года сильно выбивались из этой тенденции. Как мне распорядиться своим прекрасным возрастом? Остаться в журналистике или пуститься в мусорную авантюру? Только завтрашний день знает ответ, поэтому я направился туда, где меня ждали прямо сейчас — назад в редакцию.

Комментировать

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8 (913) 670-33-77