18 ноября понедельник
СЕЙЧАС -18°С

«Папа был, а потом ушёл»: откровения сибирячек, которые не смогли простить бросивших их отцов

Без мужского воспитания они стали сильнее и жёстче — но хотели бы всё изменить

Поделиться

По семейной легенде отец Дарьи уехал в Париж 

По семейной легенде отец Дарьи уехал в Париж 

Девушкам всегда есть о чём рассказать своему психотерапевту — особенно тем, кто с детства был лишён родительской любви. Во всяком случае любви отца, который исчез и больше в жизни не появлялся. Вырасти полноценным, незакомплексованным человеком после такого трудно, но иногда возможно — хотя отголоски поступка папы многих преследуют всю жизнь. Корреспондент НГС.SHE узнала у четырёх сибирячек, которых воспитали матери в одиночку, как на них повлияло то, что в их жизни не было родного отца.

Александра, 26 лет, специалист по внешним коммуникациям: «Родители разошлись ещё до моего рождения. Каких-то вестей от папы никогда не было, писем и фотографий тоже. Помню, как лет в 5 или 6, ещё до школы, писала ему письмо на почтовой открытке корявым почерком. Отдала его маме с бабушкой. Конечно, никакого ответа не пришло, но такое ощущение, что я его и не ждала. 

Александра хотела встретиться с отцом, но всё же не стала этого делать

Александра хотела встретиться с отцом, но всё же не стала этого делать

В начальной школе и в подростковом возрасте меня спрашивали, как вышло, что семья неполная, но не скажу, что меня это особо задевало. У мамы два брата. Нельзя сказать, что они мне заменили отца, но я воспринимала семью как большую и полную, а не только нас с мамой. Вплоть до окончания универа мои знания об отношениях родителей ограничивались: папа был, а потом ушёл. 

Никто не врал, что он меня любит и думает обо мне. И уже потом я узнала, насколько маме было больно. Я даже не представляю, сколько нужно иметь душевных сил, чтобы это пережить и идти дальше. 

Потом появилась идея найти его, но травматичный опыт подруг с такой же ситуацией уберёг меня от этого шага. В нашей стране есть стереотип, что с детьми из семей без папы что-то не так. И выходит, что за ошибки взрослых детям приходится стыдиться. Со временем я просто поняла, что не могу изменить ничего, кроме своей собственной жизни. Независимо от обиды на, по сути, незнакомого человека. Какого-то недоверия к мужчинам у меня не было. Тут не стоит равнять всех под одну гребёнку. Иначе бы люди всегда поступали по одному сценарию в аналогичных ситуациях».

Ирина, 26 лет, работает в биомедицинской инженерии: «Жили мы с бабушкой и мамой, отец вообще никак не участвовал в нашей жизни, думаю, он и не знал о том, что у него есть дочь. Как таковой травмы в детстве у меня нет по этому поводу — я помню, как маленькая задавала маме вопрос о том, где папа, она мне задавала встречный: "А тебе что, со мной плохо? Чего тебе не хватает?". Разумеется, у ребенка не было логичного ответа на этот вопрос (да и как сказать маме, что тебе плохо живется?).

Образа отца в голове у меня и не сложилось. Меня не обманывали про то, что он был космонавтом или каким-то великим человеком, просто дали действительность как данность, не давая вариантов другого развития событий. Прощён (родной отец. — Прим. ред.) он был сразу. Может быть, одно время было любопытно посмотреть на него, узнать, что собой представляет, наверное, это было в возрасте 14–16 лет. Сейчас же я абсолютно нейтрально отношусь к этому факту. Могу даже ответить, что, скорее, не хочу знакомиться с этим человеком.

По словам Ирины, она не хочет знакомиться с родным папой

По словам Ирины, она не хочет знакомиться с родным папой

Без отца я была до 8 лет — позже мама познакомилась с замечательным вдовцом, который был старше её на 7 лет. У него был взрослый сын от первого брака — сводный брат в целом спокойно отнесся к тому, что у папы появилась новая женщина, на тот момент он уже учился в институте и всё понимал.

Безусловно, анализируя свое поведение сейчас, я могу понять, что во многом мне пришлось перенять поведение матери, а ей — в силу необходимости быть как матерью, так и отцом — во многом пришлось вести себя по-мужски.

Мне позволяет это сейчас быть весьма решительной, не бояться брать ответственность на себя за других, "тащить", даже когда не "тащится", не бояться взять в руки инструмент — поменять кран/розетку или вбить гвоздь. Наверное, поэтому я пошла учиться на инженера — не самая женская профессия, хотя в наше время ничего особенного.

Мужчинам я доверяю, ибо нет детской травмы — это был выбор мамы, и она сделала свою судьбу такой. Наоборот, чётче вырисовывается необходимость заявлять о своих желаниях и помогать человеку рядом увидеть ценность в их исполнении. Ибо и я сама могу многое, а  если ты не помогаешь, не балуешь, не поддерживаешь, не разделяешь со мной труд и обязанности — зачем ты мне тогда?».

Дарья, 27 лет, мастер маникюра и педикюра: «По семейной легенде папа должен был уезжать в Париж, звал маму с собой, но она не поехала с ним. Его образ в моей голове всегда был примерно таким: молодой человек в клетчатой рубашке с гитарой едет в поезде. Не знаю, откуда эти детали взялись, но почему-то с детства они засели в голове.

Несложно догадаться, что всю жизнь я искала общения с мальчиками, мне с ними было как-то проще и интереснее. 

Общение с мужчинами даётся Дарье легче, чем с женщинами 

Общение с мужчинами даётся Дарье легче, чем с женщинами 

В юности прибилась к музыкальной рок-тусовке Новосибирска (гитара же!), в итоге вышла замуж за гитариста, практически полностью совпадающего с тем образом отца, который у меня сложился. Да, и конечно, всю жизнь фонит Париж. В этом году еду туда впервые —отмечать своё 28-летие. Учу французский. Короче, прав был дедушка Фрейд.

Никакой обиды на отца у меня нет, мама вырастила меня одна, было тяжело, но кому легко жилось в 90-е?

Честно, не знаю, наверное, его отсутствие помогло раньше стать самостоятельной, рассчитывать в жизни на свои силы. С 12 лет я постоянно имела какую-то работу или подработку».

Мария, 35, руководитель театральной студии: «Отец ушел, когда мне было 9 месяцев. Он был женат, сошёлся с моей мамой, а потом ушёл — якобы вернулся к жене, через какое-то время женился на другой женщине. В моей жизни не участвовал никак. Мама не хотела навязываться и даже на алименты не подавала. Один раз, когда я попала в больницу с ожогом, мама попросила денег на лекарства, вот и всё.

Мой образ отца сформировался благодаря моему двоюродному брату... А я отца воспринимала как предателя, нехорошего человека. Точнее было бы сказать, что я думала, что, наверное, со мной что-то не так, раз он бросил меня. Конкретно его я не запомнила, и его образа у меня не было.

Мария признаётся, что до сих пор мечтает о любящем отце

Мария признаётся, что до сих пор мечтает о любящем отце

В дошкольном детстве я очень хотела, чтобы у меня был папа, даже двоюродного брата я так иногда называла при других людях. Я думаю, что даже и сейчас у меня есть неосознанная такая мечта. 

Иногда думаю, что я — девочка, которая мечтает о папе до сих пор. Несмотря на то что мне 35 лет. Этот недостаток ощущаю и сейчас. Как будто мне не хватает силы и опоры. Я до сих пор (мне так кажется) не знаю и не умею общаться с мужчинами, не понимаю их, не понимаю, что им надо и как с ними себя вести. 

Позиция мамы была осуждающая, а мне было сложно, потому что я как бы виновата была в том, что он — мой отец. Я скорее отстаивала его, потому что мне хотелось иметь нормального отца, и так как я не знала его, его образ был идеализированным. Мне всегда было больно, когда мама говорила о нем что-то плохое или говорила, что я — как мой отец.

Да, его уход повлиял. Это все бессознательные вещи, но мне действительно до сих пор сложно взаимодействовать с мужчинами. С женщинами проще. Если честно, я их боюсь (мужчин). И при этом я стараюсь обходиться без них, мне сложно просить мужчин о помощи, и я стараюсь все делать сама. Сложно доверять.

Я никогда его не знала. Когда мне было 30 лет, я поехала в Тюмень, чтобы познакомиться с ним. Эту встречу я считаю одним из самых смелых поступков в своей жизни. В ночь накануне знакомства я лежала и думала, зачем это мне. Ответ был простой. 

Когда ты живёшь и тебе говорят, что "у тебя нет отца, нет отца, нет отца", то возникает ощущение, что ты как будто инвалид, что у тебя нет руки или ноги, я поехала, чтобы увидеть, понять, что есть. Есть конкретный человек, который является моим отцом, что со мной все в порядке. 

А какой он — это уже другая история. Мы познакомились, и наше общение не сложилось. Он не хочет этого контакта. Я не могу заставить его. Мне больно от этого, но так бывает. Я сделала все, что могла. Но иногда мне все-таки кажется, что будь у меня папа, я была бы счастливее.

Я и сейчас не уверена, что смогла простить его. Это такая странная история. Вопрос ли это прощения или принятия, что жизнь такова, и это случилось со мной, и здесь ничего я изменить не в силах. Он ушёл не от меня. Это их с мамой история. Я здесь ни при чём».

В нашем Instagram уже больше 53 тысяч подписчиков. Подпишитесь и вы на самые крутые кадры наших фотографов.

Мария Морсина
Фото предоставлены собеседницами SHE

ТЕКСТ

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!