17 июля среда
СЕЙЧАС +18°С
  • 5 июля 2019

    Скрой комментатора

    Наш сайт продолжает улучшаться. Теперь изменения коснулись комментариев. Мы вернули на новую вёрстку возможность скрыть неугодного комментатора и вы больше не будете видеть его сообщений. Ещё интереснее то, что теперь любым комментарием можно поделиться в соцсетях. 

    3 июля 2019

    Колонки воочию

    На главной нашего сайта теперь вы можете увидеть не только топ-5 читаемых материалов, но и колонки на злободневные темы. Напоминаем, что автором рубрики «мнения» может быть каждый. У вас есть больная тема, о которой вы можете взвешенно и интересно рассказать - пишите на почту news55@ngs.ru

    21 июня 2019

    Новое приложение для IPhone

    Мы сделали принципиально новое приложение для IPhone. По внешнему виду он почти не отличается от мобильной версии сайта, зато комментировать стало легче, а статьи можно сохранять в «избранное» и читать даже оффлайн. Спасибо, что вы с нами. Кликайте на «Подробнее», чтобы скачать

    Подробнее
    Еще

Новый директор «Спецавтохозяйства»: «Ловить собак мы будем только сетями»

Зоозащитница не хочет убивать бездомных собак

Поделиться

«Я вчера сказала коллективу: "Мы работаем теперь гуманно". Они как минимум делают вид, что меня поняли»

Фото: Иван Рейзвих

Едва ли не единственный в стране директор «Спецавтохозяйства» и одновременно зоозащитник откровенно рассказала NGS55.RU о своей новой работе.

«Спецавтохозяйство» — организация, которая занимается отловом, временным содержанием и убийством бездомных собак. В среде зоозащитников это учреждение называют «концлагерем для собак». В его работе не раз выявляли нарушения, которые становились причиной прокурорских проверок. Во вторник стало известно, что прежний директор Владимир Плеханов покинул этот пост.

«Мне досталось очень тяжёлое наследство»

— Вы вчера впервые пришли в САХ в качестве директора. Поделитесь впечатлениями.

— Сегодня не спала, честно признаюсь. На это без содрогания смотреть невозможно: условия ужасные, состояние животных ужасное... Мне досталось очень тяжёлое наследство. Всего девятнадцать клеток, в каждой под два десятка собак. За субботу и воскресенье 14 погибло. Они там так истощены, это жесть.

Валерия Бегма, новый директор САХ

Вчера захотела зайти к ним в вольер. «Дайте ключ», — говорю сотруднику. «Нет». «А директор здесь кто?» — спрашиваю. Сделала копии и отдала одну сторожу, потому что там и визг, и писк, и они грызут друг друга... Так сторож хотя бы сможет прийти, как-то их разнять. Сейчас самый ужас состоит в том, что мне их некуда пересаживать. Вчера с чашкой ходила, разбрасывала [еду], но сильные отбирают у слабых. Их нужно переводить. Сейчас я поеду покупать цепи за свои деньги.

Дальше — корм. Закуплен, но 250 грамм на одну собаку в день — этого мало. Вчера села в машину, думаю: куда поехать, чтобы купить сразу 350 булок хлеба и никто бы про меня ничего не подумал?

«Если кого и родили, то щенков уже съели»

— Про сотрудников что можете сказать? Из разряда «душили мы их, душили» люди есть?

— Как вам сказать… Понятно, какой был посыл предприятия, как работали. Я вчера им сказала: «Мы работаем теперь гуманно». На сегодняшний момент они делают вид, что они меня поняли, но я буду контролировать этот процесс — потому что незаменимых нет, а зарплата у них очень приличная.

— Да вы что. А сколько зарплата средняя у сотрудника?

— Они работают не на одну ставку — около 30 тысяч они получают. Для Омска это неплохо.

«Я решила, что это такой шанс, который нужно использовать. Не будет больше такого шанса»

«Я решила, что это такой шанс, который нужно использовать. Не будет больше такого шанса»

— Какие-то кадровые перестановки уже видите?

— Однозначно. Например, тот ветеринар, который там на протяжении многих лет находится. Спрашиваю про беременных собак, а человек мне отвечает: «Даже если кого-то там и родили, то щенков уже съели».

— ???

— Да, вот так.

«У меня есть шесть месяцев»

— Как вы вообще на такую работу согласились, будучи зоозащитником? Хотя бы из тех соображений, что пройдут шесть месяцев (срок содержания собак, после которого их придется убить. — Прим. ред.)?

— Во-первых, я не одна. Есть волонтеры, которые меня поддерживают. Во-вторых, это для меня было всё-таки полной неожиданностью. Я боролась-боролась, у нас было очень много кандидатов, но вот мэр сказала: «Вы пойдете?». В этот момент я просто поняла, что, если я сейчас откажусь, всё останется так же, понимаете? Поэтому у меня есть эти шесть месяцев, чтобы что-то изменить. И я думаю, это такой шанс, который нужно использовать. Не будет больше такого шанса. 

На каждую собаку из бюджета выделяется по 46 рублей в день (фото из архива)

На каждую собаку из бюджета выделяется по 46 рублей в день (фото из архива)

Мэр дала всем понять, что будет перезагрузка предприятия. И когда наступит шесть месяцев, мы будем кричать в эфир: «Эту собаку завтра усыпят». Её фотографии будут везде. <...>  Нам нужно идти к депутатам, просить землю — нам нужен городской приют. Дугина (Татьяна, руководитель приюта для собак «Друг». – Прим. ред.) заполнена полностью. Для миллионного города – это ни о чём. Всё равно будут те, которые не устроятся. Правильно? Какие-то старики (старые животные. – Прим. ред.).

— Не слышали, чтобы ещё где-то в России зоозащитник становился во главе САХ?

— Говорили, что где-то есть. Но [точно] не знаю. Дочь моя в Москве живет, она говорит: «Мама, где-то есть».

«Нужно пиарить наших бобиков»

— С чего вы начали работу?

— У меня есть индивидуальное обращение к волонтёрам, которые имеют свои передержки, — может быть, часть собак они сегодня возьмут на временное содержание. Чтобы мы могли максимально адаптировать тех собак, которые не будут никем взяты.

Я хочу очень чётко обозначить для нашего населения: САХ — это не приют. Это организация, функция которой — отлов и временное содержание животных. Я буду делать всё, чтобы оба эти этапа были максимально гуманными.

— А поподробнее?

— Например, сейчас у нас будет отлов идти сетями — ССД-2 (сети сковывания движения. — Прим. ред.). Это, в отличие от отстрела, не травматичный отлов, экономный и гуманный.

В САХе скоро должна появиться собственная социальная ветслужба

В САХе скоро должна появиться собственная социальная ветслужба

Нам нужно будет хорошо кормить животных, нужны будут медикаменты, вольеры, будки… Та же каша для собак — это всё-таки тёплое питание. Мэр обещала нам посодействовать в организации холодильной комнаты, чтобы заказывать большие партии [мясной] обрези по доступной цене. Чтобы вот этот бюджет, который минимальный к нам идёт, максимально использовать.

То есть, с одной стороны, нам нужно самим встать на ноги: построить нормальные помещения для животных. С другой стороны, нужно наладить ветеринарную службу, нужно работать с населением, нужно пиарить наших бобиков, как говорит мэр, чтобы их разбирали.

«46 рублей на голову собаки в день»

— Финансирование в ближайшее время не увеличится?

— Кардинально не увеличится. Там субвенции — 45 или 46 рублей на голову собаки в день. Чем руководствовались прежние руководители? Они делали акцент на отлове и через десять дней собаки просто усыплялись. Ну и плюс сразу некоторые убивались, это понятно. Зарабатывали за счет отлова. Там очень много нужно пересматривать. Есть такая фигуральная цифра, сколько мы, например, должны отловить в год собак. А может быть, их на самом деле столько и нет? То есть тут вопросов гораздо больше, чем ответов.

В САХе хотят зарабатывать на льготной стерилизации

В САХе хотят зарабатывать на льготной стерилизации

— А сами как-то планируете зарабатывать?

— Обязательно! Мы хотим организовать там такую службу, в которую волонтёры могли бы привозить собак отловленных, точно как у Дугиной (Татьяна Дугина, руководитель приюта «Друг». — Прим. ред.), и их стерилизовать не за 3,5–4 тысячи [рублей], как это делается в частной ветеринарии. А мы посчитаем деньги — это будет доступно. Мы будем передерживать, мы будем вставлять клипсы и отдавать людям уже простерилизованную [собаку]. Потому что я знаю: есть огромное количество людей, которые бы взяли собаку, но их пугают вопросы размножения. Вот на этом мы будем зарабатывать.

«Я ушла на эту работу с большой потерей финансов»

— Расскажите ещё про себя и про животных.

— По образованию я врач — анестезиолог-реаниматолог. Я работала в родильном доме, потом в фармацевтическом бизнесе, очень удачно. Я ушла на эту работу с большой потерей финансов, честно вам скажу. Но каждый платит свою десятину.

«Я хочу поблагодарить волонтёров, которые поддерживают меня»

«Я хочу поблагодарить волонтёров, которые поддерживают меня»

— А волонтёрством давно занимаетесь?

— Очень. У меня есть участок, где сидят в вольерах собаки, которых я кормлю за свой счёт. Котов у меня очень много: часть пристраивается, часть остаётся. То есть в принципе животных я знаю и очень люблю. А ещё очень надеюсь, что мы сломаем эту старую машину, что всё у нас получится. В общем, главное — ввязаться в драку, а там посмотрим.

«Нам нужно всё!»

— Хочу отдельно отметить: всё это переформатирование — благодаря нашему мэру. Оксана Николаевна предоставила нам уникальную возможность изменить принципы работы САХа. Мы очень надеемся на поддержку мэрии, потому что это бюджетное учреждение, и соответственно бюджет всегда недостаточный. Мы будем максимально эффективно использовать то, что нам будет перечисляться, но при этом, конечно, не обойдёмся без наших граждан. Я хочу сказать огромное спасибо волонтёрам, которые поддерживают меня.

— Может, неравнодушные омичи могут сейчас чем-то помочь САХу? Что вам сейчас нужно?

— Ой! (Смеётся.) Нам нужно всё! Во-первых, на эти субботу и воскресенье… Знаете, что собак по субботам и воскресеньям не кормили раньше? Просто всё закрывается — у них пятидневка. Сейчас мы хотим, чтобы был дежурный волонтёр. Так вот, на эти субботу и воскресенье мы хотим организовать строительство будок из подручного материала. Которого пока нет. Поэтому нам нужно всё: медикаменты, вплоть до зелёнки, бинты, вата, капли в глаза, глистогонное, обработка от блох…

Сейчас в САХе рады любой помощи

Сейчас в САХе рады любой помощи

Что касается еды. Приветствуется тоже всё, потому что они голодные. Их надо кормить, кормить и кормить. Нам нужны кастрюли, которые не нужны в хозяйстве людям, тазики. Только, пожалуйста, не дырявые, чтобы мы могли им кашу туда складывать и чтобы они не дрались из-за одной миски. Нам нужны большие баки, 30-литровые, чтобы варить кашу… Газовые баллоны нужны.

А ещё любые стройматериалы — всё, что применимо к строительству будок, вольеров. Человеческие руки, неравнодушные люди… Да просто приезжайте кормить. Сейчас всё доступно, всё открыто.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Мила-шка
25 окт 2018 в 09:00

Тот случай, когда хочется пожелать героине статьи всего самого лучшего. Потому что она и правда героиня. Только хватит ли сил расчищать эти авгиевы конюшни? Редакция, может, расчетный счет сообщите, чтобы неравнодушные граждане могли бы немного деньжат подкинуть? Как говорится, лучше самая маленькая помощь, чем самое большое сочувствие.

25 окт 2018 в 08:51

Вместо службы отлова, новый приют. Неправильно это. Ну да думаю ненадолго это. Не на своем месте человек.

12345
25 окт 2018 в 11:10

Тот случай когда хочется сказать, дай Бог вам здоровья, сил и терпения разгрести это болото!