17 июня понедельник
СЕЙЧАС +18°С
  • 30 мая 2019

    Лёгкие комментарии под статьями

    Вас тоже раздражали капчи? Покажите на картинке все гидранты/витрины/светофоры? Если да, то мы идём к вам. Теперь капчи нет. Просто вбиваете имя, текст комментария и он появляется на сайте. Мы по-прежнему будем удалять маты и оскорбления, так что будьте вежливыми и комментируйте на здоровье.

    6 мая 2019

    Страницы авторов

    На нашем сайте снова обновление. Теперь вы можете смотреть публикации каждого конкретного автора в отдельности. Если вы фанат репортажей Александра Зубова или хотите посмотреть все исторические материалы Николая Эйхвальда - достаточно просто нажать на их фамилию под любым их материалом. 

    26 марта 2019

    Делитесь фотографиями!

    Друзья. У нас новый функционал. Теперь любую фотографию на сайте можно не только открыть, но и поделиться ей в соцсетях, для чего под снимком появились специальные кнопки. Пользуйтесь и пишите нам, удобно ли получилось. 

    Еще

Омск-Фёдоровка в 90-е: перестрелка, коммерсант с Востока и американские инвесторы

Поделиться

В 90-х омичи надеялись переложить финансирование строительства на плечи американских инвесторов

НГС.ОМСК продолжает изучать архивы старых газет, рассказывавших о судьбе многострадального омского долгостроя. В очередной серии — времена зари лихих девяностых: первые коммерсанты и их первые аферы.

Дела на стройплощадке аэропорта Омск-Фёдоровка в самом начале девяностых шли из рук вон плохо — стране было не до того. Если в восьмидесятые годы ответственность за стройку лежала на Совете министров СССР, то теперь правительство отказалось от финансирования строительства омского аэропорта. Наступили тревожные времена. А осенью 1991 года на территории долгостроя прогремели настоящие выстрелы.

Перестрелка из-за кирпича

В сентябре 1991 года омич Игорь Воронков работал в Центре содействия правоохранительным органам «Сибирский щит» — одном из первых российских ЧОПов. Эта организация охраняла недостроенный аэропорт от набегов дачников, которые в огромных количествах воровали со стройки кирпич.

— Ночью на охраняемую нами территорию заехал автомобиль ДОСААФ. Помимо водителя, в салоне сидели женщина и мужчина. Я сделал жест рукой: попросил водителя остановиться. Он послушался. В кузове машины я увидел похищенный кирпич. Попросил людей выйти. Но водитель резко рванул с места и чуть меня не сбил. Я сообщил милиционерам марку и госномер машины — через полчаса её задержали на выезде. Однако в салоне автомобиля сидели только двое — ещё один пассажир куда-то исчез. Далее события разворачивались как в криминальной драме. Я вернулся в пункт охраны, который находился в будущей авиадиспетчерской, и увидел, что там меня ожидает тот самый пассажир. В руках он держал пистолет. Он прицелился в меня и сделал выстрел. К счастью, на улице было слишком темно — мужчина промахнулся. Я сделал предупредительный выстрел вверх, а следующим выстрелом ранил его в руку, — вспоминает Воронков.

Вскоре подоспели сотрудники милиции и задержали стрелка. Позже выяснилось, что это был бывший заключенный. По словам Игоря Воронкова, в те времена на объекте дежурила еще и пожарная охрана. Пожарным не раз приходилось догонять на служебном грузовике машины, груженные ворованным кирпичом.

Новые горизонты

Помимо поводов для беспокойства, у жителей постсоветского пространства появились и новые, неведомые раньше возможности. В лексиконе корреспондентов местных газет прочно закрепились слова «приватизация», «акционерное общество» и «кооператив». Типичным героем этого времени стал «коммерсант» — человек, который успел ухватить за хвост ускользающую из рук наживу. 

«Сейчас уже можно с уверенностью сказать: "Пошло". Те люди, которые хотели заниматься предпринимательством, в полную силу включились в это дело. Создается множество кооперативов, малых предприятий, фирм. За короткое время сколачиваются громадные состояния», — рассуждал корреспондент газеты «Молодой сибиряк», увидевшей свет в 1991 году.

Одним из таких предприятий была новоиспеченная фирма БМХ. Аббревиатура расшифровывалась просто — Баталов Марат Хатыпович. Так звали героя нового времени, которого местные газеты иронично окрестили «восточным принцем». Баталов заявил о намерении выкупить недостроенные здания аэропорта. Ротацией молодого и смелого «коммерсанта» активно занялся первый мэр Омска Юрий Шойхет. В относительно давнем прошлом — военный летчик, в совсем недавнем — предприниматель, он как никто другой смог оценить перспективы предложения Баталова.

К тому времени Баталов уже снискал славу автора грандиозных проектов — таких как строительство в Омске пивоваренного завода и завода по производству лимонной кислоты, для которого оформил через другую фирму кредит на полмиллиарда рублей. Эти деньги ушли «под спекуляцию французским коньяком». Ни один бизнес-проект Баталова так и не был реализован, но мэрию это почему-то не смущало. 

Для быстрого завершения строительства (к 1 января 1994 года) Баталов пообещал привлечь к делу сингапурцев и таинственную фирму из Гонконга. А еще построить для работников авиапредприятия новое жилье. 

Однако въедливые журналисты очень скоро почувствовали, что благие намерения Баталова больше похожи на аферу: 

«Не обращая внимания на прошлые деяния БМХ, авиаторы уподобляются девушке, отдающейся прожженному ловеласу и на все предупреждения отмахивающейся, мол, уж со мной у него этот номер не пройдет», — с тревогой сообщал своим читателям «Молодой сибиряк».

В стране нарастала инфляция. Требуемый объем вложений в строительство аэропорта достиг 230 миллионов рублей. Леонид Полежаев считал, что для продолжения строительства аэропорт нужно реорганизовать в акционерное общество, а командир авиапредприятия Сергей Круглов настаивал на продаже аэропорта в частные руки. 

«Ох, оглянись капитан, тебя обходят»

В 1992 году компания «Мостовик» и строительно-монтажный трест № 1 получили от Центрального банка России кредит на 140 миллионов рублей. Эти деньги планировалось потратить на строительство очистных сооружений и аэровокзального комплекса.

Но омичам казалось, что этих денег слишком мало, и они стали предпринимать отчаянные попытки завести дружбу с заокеанскими инвесторами. Для достижения этой цели был создан специальный консорциум, в который вошли представители муниципальной и региональной власти, компания «Нефтеторгсинтез», региональный банк, а также пока еще не списанная со счетов фирма БМХ. 

Дружная компания из окрыленных надеждами омичей отправилась путешествовать по миру — побывала в Нью-Йорке и Лондоне. Мэр Омска Юрий Шойхет ждал ответного шага именно от инвесторов из Штатов:

— Американцы чем-то похожи на нас, россиян. Они не так консервативны и осторожны, как англичане. И все-таки у них возникают серьезные опасения, они не уверены, что в Сибирь можно вкладывать капитал. Нет гарантий: приедешь в Россию с долларами, а вернуть эти доллары потом не сможешь, — рассуждал градоначальник. 

Американцы прилетели в Омск с ответным визитом, и вскоре омские газеты облетела новая сенсация:

«Наконец-то, кажется, появились реальные шансы сдвинуть дело с мертвой точки. Заинтересованность проявила солидная американская фирма 2MS Incorparation, штат Колорадо», — рапортовал «Бизнес-Омск».

Правда, ниже сообщалось, что американцы подписали лишь некий загадочный «протокол намерений». Но уже поставили перед омичами условие об обязательной реорганизации аэропорта в акционерное общество. Это условие оказалось трудновыполнимым. 

К тому времени «коммерсант» Баталов уже полностью утратил доверие омских властей. 

«Фирма Баталова сегодня не больше, чем голый король, который покупает аэропорт для того, чтобы через несколько лет перепродать его неизвестно кому», — цитирует мэра «Бизнес-Омск». Шойхет призвал беречь аэропорт как «золотое яичко», и продолжать поиски более солидного инвестора. 

«Вокруг аэропорта в Федоровке идут настоящие закулисные игры, подозрительная возня. Каждый хочет урвать кусок пожирнее, ведь аэропорт-то будет международным», — цитирует оставшегося неизвестным сотрудника дирекции аэропорта корреспондент «Омской правды» Валерий Куницин. 

Вскоре выяснилось, что американская 2MS Incorparation — лишь посредник. Фирма привлекла в Омск еще одну компанию из Штатов. Об этом с радостью рапортовали местные газеты:

«Федоровке быть! Сергей Круглов подписал договор на завершение работ с "Ральф М. Парсонс Лимитед", Полом Найглом. Американцы были шокированы качеством исполнения, но остались довольны объемом проделанной работы».

Как выяснилось, эта компания строила еще и нефтекомплексы. За включение в сферу международных авиалиний Омская область обещала рассчитаться с американцами по бартеру — лесом, нефтью и другими видами сырья.

Однако американцы снова поставили перед омичами условие, угрожая, что контракт будет разорван, если акционирование займет больше полугода. Так омское авиапредприятие разбилось на две самостоятельные компании — АО «Омскавиа» и АО «Омский аэропорт». 

Параллельно с этими событиями омичи с ревностью наблюдали за соседним Новосибирском. В 1992 году местный аэропорт Толмачёво приобрел статус международного. Для Омска это значило, что иностранцы могут усомниться в необходимости финансирования нашего аэропорта. 

«Наши конкуренты из Новосибирска, также затеявшие строить международный аэропорт, заметно продвинулись вперед. С метро они нас обскакали, похоже, и "Боинги" новосибирцы посадят у себя раньше», — беспокоились журналисты.

Ирина Буркина
Фото Евгения Кармаева

Подписывайтесь на нашу группу «ВКонтакте».
Пишите нам в Viber и WhatsApp: 8–913–670–33–77.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
леха777
22 авг 2018 в 19:14

Воровать надо меньше , аэропорт бы давно был построен .

анон же
23 авг 2018 в 10:40

да, с живыми комментами вообще хорошо. спасибо