18 июня вторник
СЕЙЧАС +14°С
  • 30 мая 2019

    Лёгкие комментарии под статьями

    Вас тоже раздражали капчи? Покажите на картинке все гидранты/витрины/светофоры? Если да, то мы идём к вам. Теперь капчи нет. Просто вбиваете имя, текст комментария и он появляется на сайте. Мы по-прежнему будем удалять маты и оскорбления, так что будьте вежливыми и комментируйте на здоровье.

    6 мая 2019

    Страницы авторов

    На нашем сайте снова обновление. Теперь вы можете смотреть публикации каждого конкретного автора в отдельности. Если вы фанат репортажей Александра Зубова или хотите посмотреть все исторические материалы Николая Эйхвальда - достаточно просто нажать на их фамилию под любым их материалом. 

    26 марта 2019

    Делитесь фотографиями!

    Друзья. У нас новый функционал. Теперь любую фотографию на сайте можно не только открыть, но и поделиться ей в соцсетях, для чего под снимком появились специальные кнопки. Пользуйтесь и пишите нам, удобно ли получилось. 

    Еще

«Всегда беру с собой зонт. Я же метеоролог»

НГС.ОМСК побывал на метеостанции и узнал о том, как проходит день у человека редкой профессии

Поделиться

НГС.ОМСК побывал на метеостанции в Омске и узнал о том, как проходит день у человека редкой профессии —метеоролога.

Мы продолжаем рассказывать омичам о необычных и редких профессиях города. В первый раз, напомним, корреспонденты НГС.ОМСК пошли в мастерскую к известному омскому скульптору. На этот раз мы отправились в поля СибНИИСХОЗа, на объединенную городскую метеостанцию. Где она находится, не знают даже таксисты: небольшое здание, похожее на обычный жилой дом, скрыто в гуще лесополосы. Летом и осенью все сотрудники ходят туда пешком, а это более 1,5 км в обход и по дороге мимо дач «Садовод-1». Зимой и весной проще: сотрудников возит «дежурка». Здесь всё по-домашнему — во дворе лаем нас встречает собака Маха, в сенях стоят лыжи, а внутри так и хочется переобуться в домашние тапочки. Из кабинетов, заставленных цветами, навстречу нам выходит начальник метеостанции Татьяна Бондарева, которая работает здесь уже больше 40 лет. Она знакомит нас с метеорологом Татьяной Суравикиной и еще одним ценным «сотрудником» Гарсиком — всеобщим любимцем, 10-килограммовым котом. Поглаживая огромного черного Гарсика, который мирно спит в кресле, мы стараемся запомнить и понять, для чего нужен каждый странный прибор в этом уютном доме, пока начальник станции и метеоролог рассказывают о своей работе.

«Профессия у нас редкая, потому что сейчас уже никто не учит этому. По всей стране есть только один университет в Санкт-Петербурге (на самом деле еще 12 вузов по стране. — НГС.ОМСК). Все мои знакомые всегда расспрашивают о работе и интересуются, ушла я отсюда или нет. Потому что представление о работе складывается такое, как будто здесь скучно и нужно только на кнопочки нажимать», — начинает рассказ метеоролог с 14-летним стажем Суравикина. 

Татьяна собирается на замеры снега — обувает резиновые сапоги, задумчиво смотрит на лыжи и решает, что идти на площадку в резиновых сапогах и на лыжах неуместно. Захватив деревянную рейку с делениями, карандаш и железную трубу, метеоролог ведет нас по тропинке в поле, покрытое толстым слоем снега. «На «снегосъёмку» в марте выходим через каждые 5 дней — учащенно, а вообще каждую декаду — через 10 дней делаем. Вообще на наблюдения за погодой выходим 8 раз в день — через каждые 3 часа, начиная с 9:00. Я работаю каждый день, кроме выходных», — поясняет метеоролог, втыкая рейку в снег и встает по колено в сугроб. Она начинает копать железной лопаткой снег. Интересуемся, не холодно ли ей в резиновых сапогах в сугробе. «Нормально, я привыкла», — отвечает она.

«В детстве любила книги читать про метеорологов, как они работают на всяких отдаленных станциях и всё это было мне так интересно, ну и конечно, мечтала полететь в космос, наблюдать звезды там. В итоге наблюдаю за природой, но не в космосе (смеется). Но и сейчас с удовольствием читаю фантастику и смотрю все эти современные фильмы о космических приключениях. Вот так книжек начиталась и в Ташкент поехала, родители с трудом отпустили. Там окончила колледж. Работала в Андижане в аэропорту, а после развала СССР вернулась в Омск», — рассказывает Татьяна. Снег слепит нам глаза. «Смотрите, сначала измеряем высоту снега, тут вот 44 см. Теперь, чтобы измерить плотность, втыкаем плотномер, определяем опять высоту снега — 39 см получилось, и после этого нужно докопаться до почвы», — объясняет метеоролог, резво работая металлической лопаткой. Затем она берет весы и взвешивает плотномер со снегом внутри. «Сколько там? Килограмм есть?» — интересуюсь я. «138 получается. Граммов. Теперь 138 нужно разделить на 390, и получим плотность снега. А после этого нужно сделать 10 таких замеров через каждые 100 м, а потом высчитаем среднюю высоту снега, а еще потом мы вычислим запас воды в снеге по формулам и уже по этим показателям составим прогнозы на счет всяких наводнений, затоплений», — подробно объясняет Суравикина, а мы киваем головой, делая вид, что нам всё понятно.

Все показания Татьяна заносит карандашом на бумажку, прикрепленную на рейке. И продолжает рассказ. «Каждый сезон мы прокладываем себе маршрут. Видите в поле вешки? Вот так зигзагами мы ходим на лыжах для снегосъёмки. Вот на какой работе человек выберется 3 раза в месяц зимой, чтобы пройти 2 км по снегу? В свободное время не каждый может на лыжах сходить», — задает риторический вопрос Татьяна и в ее голосе слышатся нотки гордости за свою работу. Она добавляет, что, наверное, эта бесплатная физкультура позволяет ей поддерживать себя в тонусе.

После демонстрации странной с виду процедуры «снегосъемки» Татьяна ведет нас к святая святых метеостанции — площадке с приборами. Здесь больше десятка загадочных будочек, трубочек, реек и есть даже светящийся шар. Из знакомого нам — только флюгеры, с помощью которых определяют направление ветра. Как пояснила Татьяна, сейчас все эти измерения уже фиксируются автоматически — автоматизировать пока не удается «снегосъемку» и определение высоты снежного покрова — пока не придумали ничего. Здесь установлены термограф, гидрограф и другие «– графы».

Метеоролог рассказывает, что каждое ее утро начинается с визуальных наблюдений за погодой — она смотрит, есть ли облачность, осадки и прочее, потом узнает температуру почвы. Забираясь на небольшую лесенку, Татьяна рассказывает, что здесь фиксируется максимальная и минимальная температура и влажность воздуха. «А вот здесь у нас натянут человеческий волос», — показывает Татьяна. «У нас наблюдения проводятся синхронно по всему миру. Наша станция входит в эту глобальную сеть. У нас даже письмо есть благодарственное от ЮНЕСКО», — не без гордости в голосе говорит женщина. «А вот здесь самописцы стоят, тут фиксируется температура и влажность. И тут тоже пучок волос натянут», — смеется женщина. По словам метеоролога, флюгеры пригождаются тогда, когда на станции нет света. Но недавно ее оснастили дизельным генератором, так что теперь автоматика работает даже при отключениях света. «А раньше, бывало, при свечах писали, когда не было света», — вспомнила недавнее прошлое сотрудник метеостанции.

Один из самых забавных приборов —осадкомерное ведро

«А вот это у нас — осадкомер Третьякова и осадкомерное ведро. Сюда осадки капают, мы его 2 раза в сутки меняем», — демонстрирует Татьяна прибор, похожий на цветок с металлическим «пестиком»-ведром внутри. Рядом стоит такой же прибор, но с пластиковым ведром — чтобы не было меньше примесей. «Оттуда воду выливаем в измерительный стаканчик. Со второго прибора показания передаем химикам, которые исследуют химический состав осадков», — продолжает экскурсию Татьяна.

Один из самых красивых приборов — гелиограф

Затем мы видим красивый стеклянный шар. «А вот это гелиограф. Он показывает продолжительность солнечного сияния. Солнце светит, луч через шар попадает на ленту со шкалой, и мы потом выясняем, сколько было за день солнечных часов. Сейчас день длинный, у нас уже 2 ленты. Многие шутят, что мы на нем как гадалки гадаем», — смеется Татьяна.

«Вот тут мы измеряем температуру почвы на глубине, — продолжает экскурсию метеоролог, — это вытяжные термометры у нас на глубине от 2,2 м до 3м». Татьяна достает термометр и рассказывает, что таким образом фиксируется, насколько промерзает почва. Метеорологов удивляет тот факт, что в последние 10 лет почва промерзает всего на 20–30 см, хотя в 1970-х годах промерзание было на 1–1,5 м. Этому пока не могут найти разумного объяснения. «В этом году снега много, такого не было с 2005 года. У нас было 64–65 см снега, это очень много», — добавила Татьяна.

На площадке и по всей округе разносится грохот. Татьяна рассказывает, что это работает фильтр, который измеряет степень загрязнения воздуха. Он работает 6 часов днем и 6 часов ночью по принципу компрессора, всасывая в себя воздух. На его улавливатель надет фильтр из белой марли. Под конец дня этот фильтр бывает сильно грязным, особенно — летом, рассказывает Татьяна.

Далее идем к металлическим ящикам, похожим на ульи. «Это регистратор высоты облаков. Внутри станции нажимаешь кнопку и вот оттуда (сверху есть отверстие со стеклом. — НГС.ОМСК) и оттуда выходит луч. Он отражается от облаков и идет в приёмник, который рядом стоит, таким образом измеряется высота облаков», — показывает на «ульи» Татьяна. Она добавляет, что на метеостанции стоит старинный регистратор высоты облаков — в качестве экспоната. Пока мы возвращаемся внутрь теплой метеостанции, промочив ноги после измерений, Татьяна рассказывает, что летом здесь — райский уголок: цветут цветы, сирень на дачах, очень много птиц и свежий воздух. «Может, дорогу еще нам починят, а то вот, разбитая», — сетует омичка. 

Мы спрашиваем у Татьяны об издержках профессии: как часто болеет. Потому что ноги промочить с такой работой очень легко. Наверное, поэтому на станции мы увидели несколько пар «метеорологических» валенок. «Бывало, простывала, болела. Но уже привыкла, мы тепло одеваемся. Зимой и летом сухо. А вот весной и осенью — распутица, не люблю это время. Самое сложное — это быть всегда внимательным, потому что показания надо передавать. Сконцентрироваться сложно. Особенно когда на сутках дежуришь», — призналась метеоролог.

Один из старейших приборов на метеостанции —ртутный барометр и самописец от него

Продолжая показывать диковинные для нас аппараты, метеоролог демонстрирует старинный барометр — никто на станции, которая находится здесь с 1937 года, точно не знает, в каком году он выпущен. «Он рабочий, проверку проходит, мы его задействуем на случай отключения света. Самый надежный прибор, хотя наблюдать по нему сложно», — объясняет Татьяна. Рядом с метровым барометром стоит тикающий самописец — он фиксирует изменения давления.

Самописец КСП-4

В каждом кабинете метеостанции стоит маленький радиоприёмник. Метеоролог и начальник станции показывают еще один старинный экспонат, который сейчас заменили компьютерами — самописец КСП-4. Этот прибор фиксировал изменения состояния озонового слоя земли. «Он сутки писал на ленту показания, в 4 потока, потом их нужно было расшифровать, обработать и отправить телеграмму в Москву. Теперь всё передается моментально», — поясняет нам начальник метеостанции Татьяна Бондарева, которая включается в беседу. «Кстати, если состояние озонового слоя ниже нормы, значит, потепление будет», — раскрывает одну из метеорологических тайн она.

Пока метеоролог Татьяна Суравикина заносит показания в тетрадь, расспрашиваем ее о мистике и том, что удивительного она видела за время работы здесь. «Расскажу вам жуткую историю (смеётся). Ночью дежурила как-то, у меня всегда свет включен и окна открыты. Тут за окном мелькнула белая тень. На метеостанции только я и сторож. Тень мелькнула еще раз. Я выключила свет. Подбегаю к окну посмотреть, что там. А там сова, представляете? Она на свет прилетела и чего-то у окна металась», — смеется женщина и добавляет: живности возле станции бегает много. «Мы люди реальные. Больше ничего такого не замечала. Вот еще, облака, знаете, бывают всякие, необычной формы. Чаще всего даже сфотографировать не успеваешь. А самое удивительное — это серебристые облака на рассвете, обожаю их. А еще гало бывает очень красивое…», — с удовольствием вспоминает метеоролог и в глазах ее загорается детский восторг.

Показывая нам еще один странный прибор — поляризационную линзу для определения уровня видимости на улице, Татьяна рассказывает, что работа метеорологом научила ее определять погоду по состоянию облаков и ее часто засыпают вопросами рыбаки и дачники — для них она ходячий прогноз погоды. Зарплата метеоролога составляет 18 тыс. руб. «За природой наблюдаешь и за это деньги получаешь (смеётся). Молодежь, конечно, здесь не выдерживает. Может, зарплата их не устраивает, может, рутиной кажется. Работа интересная у нас, потому что погода каждый день разная. Мы наблюдаем за скоростью ветра и прочим. Надо штормовое предупреждение вовремя дать», — продолжает рассказ о своей работе Татьяна. Вспоминая об ураганных ветрах, микрошквалах и других опасных явлениях, метеоролог отмечает: в последние 10 лет их стало больше. «У нас здесь очень давно живут вороны. Они хорошо питаются, потому что едят у собак немного. Однажды, помню, наблюдала, как ворона не могла взлететь — настолько сильный ветер был, порывы до 19 м/с. Она прыгнет, а ее сдувает и она падает», — вспомнила Татьяна.

В конце встречи мы возвращаемся к метеорологическому коту Гарсику. По словам Татьяны, этот породистый британец живет на станции уже 2 года — его в магазин автозапчастей неподалеку от дач принесли хозяева: у их ребенка развилась аллергия на кошек. В магазине кота увидел сторож метеостанции, он и забрал Гарсика, который стал здесь всеобщим любимцем. «Ест по 4 пачки корма за раз. Летом питается мышами, лягушками, белок гоняет. Он есть любит ночью, в 3:00, и всех на станции поднимает своим криком, чтобы его покормили», — смеется Татьяна. Понимая, что кот переключил внимание на себя и мы отвлеклись от темы, спрашиваем, чему Татьяну научила работа. «Как помогает мне моя работа? Я зонтик всегда с собой беру, я ж метеоролог», — сказала Татьяна Суравикина и рассмеялась, поглаживая Гарсика, который продолжал мирно спать, не обращая внимания на прогнозы, тиканье самописцев и вспышки фотокамеры.

Фото Ивана Рейзвих

Следите за новостями в нашей группе «ВКонтакте».

ТЕКСТ

Ирина Акишева

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Сергей
10 апр 2017 в 21:20

Очень интересная и нужная профессия.
И нелегкая!
А то все ругают метеорологов, что ошибаются, не так то просто с помощью этих приборов на земле угадать, что будет через неделю на небе.